Флаг Китая

Во время колонизации Кореи Японией в XX веке корейские женщины были вынуждены оказывать сексуальные услуги японским солдатам в военных борделях фактически на положении рабынь.

История позорная. Прошлый век знает много примеров государственного преступления — геноцид, изгнание целых народов с исконных земель, Холокост. Государства вели себя как убийцы, садисты, грабители. Но история государственного узаконивания сексуального насилия, рабства сотен тысяч женщин с системе регулярных, организуемых государством насилий — это было изобретением исключительно императорской Японии, цивилизации, гордившейся столетиями утонченной культуры.

В это досредневековое сексуальное рабство попали более 200 тысяч женщин только в период Второй мировой. И речь идет только о тех, кого «организовывало» для своих солдат японское государство.

Сегодня их осталось в живых только сорок шесть. В соответствии с этой сделкой, Токио согласился выплатить 1 млрд иен ($8,3 млн) в Южной Корее фонду выживших. Но что гораздо более важно для восточной политики, министр иностранных дел Японии, будучи непосредственно в Сеуле, выступил с извинениями от имени премьер-министра своей страны.

Фумио Кишида сообщил, Синдзо Абэ «выражает свои самые искренние извинения и раскаяние всем женщинам, которые испытывали и испытывают неизмеримые болезненные переживания и получили неизлечимые физические и психологические раны».

Соглашение Японии и Южной Кореи, которое готовилось в течение нескольких месяцев, безусловно представляет собой акт мужества для Абэ — но в еще большей степени это акт политического мужества для его южнокорейской коллеги, президента Пак Гын Хе.

Очень трудно извиняться за преступления своей страны, сделанные в прошлом веке. Но еще сложнее принять эти извинения — когда живы не только память о них во многих семьях, но и сами жертвы — и сказать своему народу: «я простила это преступление от вашего имени. Сегодня и навсегда».

Это был огромный внутриполитический риск президента. По данным The Washington Post, опубликованным в ноябре, опросы общественного мнения южнокорейцев регулярно показывают, что респонденты рассматривают Японию большей угрозой, чем обладающую ядерным оружием Северную Корею. Те же опросы лично Абэ называют «менее симпатичным», чем северокорейского лидера Ким Чен Ира.

И здесь крайне важно, что оба лидера — и обе страны — пришли к этому сами.

История отношений Японии и Южной Кореи — возможно, самый грандиозный дипломатический провал Вашингтона за пределами Ближнего Востока.

Для США военные союзы с Японией и Южной Корей не имеют аналогов по степени связанности. Возможно, только Израиль из всех стран мира обладает еще такой же степенью военной кооперации с США. Cтраны НАТО, например, уже точно не настолько близкие союзники для Америки. Казалось бы, вот она, идеальная основа для дипломатического посредничества США в сближении своих ближайших конфидентов.

Но обе страны не в союзе друг с другом. Более того, в течение многих лет они едва поддерживают дипломатические приличия во взаимном общении. Так, например, г-жа Пак отказывалась даже встретиться лично с Абэ в течение более чем трех лет — даже неформально, тем более официально.

Когда она, наконец, согласилась на короткую, в один раунд, часовую двухстороннюю встречу, которая состоялась 2 ноября, наблюдатели в Вашингтоне отметили, что стороны были холодны и отстраненны, насколько это вообще возможно в данных обстоятельствах. Не было заключительного обеда, ни совместной пресс-конференции — только единственная протокольная фотография без улыбок и рукопожатия.

Так сложилось, что в России всех союзников США — а тем более ближайших союзников — принято рассматривать как страны, находящиеся в одном лагере, в таком же тесном союзе друг с другом. Это не только зачастую не так, это почти никогда не так.

За пределами европейских стран НАТО, где несамостоятельность внешней политики, делегирование ее «главному партнеру», заложено в уставные документы альянса и обеспечивается оставшейся после Второй мировой войны оккупационной армией США на континенте, все остальные отношения между союзниками США в мире — отношения открытых врагов.

Израиль и Саудовская Аравия, Япония и Южная Корея, Филиппины и Таиланд — вот только наиболее известные и застарелые пары геополитических оппонентов, которых американцам за полвека не удалось сблизить друг с другом.

И в этом контексте многолетней вражды и даже ненависти Японии и Южной Кореи крайне важна одна небольшая деталь ноябрьской двухсторонней встречи, которая все расставляет на свои места.

Встреча 2 ноября состоялась «на полях» гораздо более обширного и многопланового трехстороннего саммита с Китаем, который был представлен премьером Ли Кэцяном.

Южная Корея и Китай явно смещаются в «новую эру близости», как витиевато называется военно-политическое сближение в официальных документах двух стран. Эти смещения были особенно интенсифицированы изменениями до того в течении семи десятилетий пацифистской конституции Японии, которым Абэ и его правительство придает четкое собственное «толкование», позволяющее военным Японии проводить операции за рубежом «в конкретных обстоятельствах». Соседи Японии рассматривают это как очевидный шаг к ремилитаризации.

Разумеется, именно это сближение напугало японцев и заставило их пойти на шаги, беспрецедентные для правительства Абэ, которое рассматривается как самое «алармистское» за последние десятилетия.

В японской прессе широко комментируется позиционирующая статья профессора Сатоси Амако из университета Васэда в Токио, где авторитетный эксперт отметил, что Южная Корея и раньше искала путь в Китай, чтобы возобновить экономический рост и помочь обуздать Северную Корею. Теперь же, когда китайская экономика замедляется, и отношения Пекина с Пхеньяном явно ухудшаются, эти усилия находят встречное понимание.

Одновременно Япония теряет даже ту ценность военного союзника США в глазах Южной Кореи, которой обладала последние полвека.

Внимательный взгляд на карту позволяет понять, что северокорейцы, особенно если они получат китайскую военную помощь, смогут захватить весь Корейский полуостров задолго до подхода американских подкреплений — если Токио запретит использование американских баз в Японии для защиты Южной Кореи.

Однако этот сценарий, который в течении десятилетий использовали США для давления на Южную Корею, склоняя ее к уступчивости перед Токио, становится все менее и менее реальным.

Во-первых, ухудшающиеся отношения Пхеньяна и Пекина позволили, как предполагает большинство наблюдателей, получить президенту Пак от КНР гарантии неучастия подразделений НОАК в любой северокорейской авантюре.

Во-вторых, уровень отношений Японии и США сегодня не таков, чтобы даже такой «алармист», как Абэ, решился бы что-то запретить американцам на их базах в Японии.

Эксперты рассматривают розыгрыш карты извинений и компенсаций в ситуации «трагедии женщин для утех» едва ли не последним ресурсом Японии и США, чтобы предотвратить пока еще осторожное сближение Китая и Южной Кореи не только в экономической, но и геополитической плоскости.