Над Байкалом нависла реальная экологическая катастрофа, с которой не сравнится ни увеличивающаяся на «священное море» рекреационная нагрузка от десятков тысяч туристов, ни отсутствие в населённых пунктах очистных сооружений, ни даже вырубка лесов и значительное сокращение водоохранной зоны. Речь идет о хранящихся возле Байкала 6,2 млн кубометров опасных веществ бывшего Байкальского целлюлозно-бумажного комбината (БЦБК), расположенного в Байкальске Иркутской области. В пострадавшем от мощнейшего наводнения Приангарье не прекращаются дожди, и мощный селевой поток вполне может смыть ядовитые отходы в самый большой резервуар пресной воды на Земле.

Ядовитые отходы на берегах Байкала
Ядовитые отходы на берегах Байкала
Цитата с сайта expertbaikal.ru

Тем более что срок разработки проекта рекультивации этих отходов стоимостью почти шесть миллиардов рублей истёк 30 июня 2019 года, а эффективного способа их утилизации так и не найдено. Власти Иркутской области уже заговорили о смене генподрядчика — Росгеологии, которая была назначена российским правительством в 2017 году, но «воз», что называется, и ныне там.

По итогам проверки реализации федеральной целевой программы «Охрана озера Байкал» аудиторы Счетной палаты заявили, что 8,4 млрд рублей, потраченных из госбюджета в ходе 2015−2018 годов, не привели к улучшению экологической обстановки в регионе и были потрачены впустую.

Читайте также: Николаев: Проект по рекультивации БЦБК вряд ли будет принят в 2019 году

Читайте также: Рекультивация отходов БЦБК: Деньги упущены, проблемы Байкала не решены

В конце мая 2019 года заместитель Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Алексей Калинин заявил, что причиной затягивания сроков ликвидации отходов Байкальского ЦБК является отсутствие технологии.

«Мы представление внесли и в правительство Иркутской области, и в «Росгелогию», видя, что и с той, и с другой стороны есть существенные недоработки. Нельзя сейчас эту ответственность на кого-то одного из них возложить. Обе эти структуры виноваты. Мы это в своих мерах реагирования отразили», — заявил Калинин.

Он также подчеркнул, что до сих пор не решён вопрос о строительстве селезащитных сооружений в Байкальске, а это, по словам прокурора, должно быть в приоритете.

Читайте также: «Как на вулкане»: рекультивация отходов Байкальского ЦБК вновь отложена

«Пока этого не будет, мы постоянно будем как на вулкане».
Алексей Калинин

Читайте также: Рядом с Байкалом не должно быть никаких промышленных производств — учёные

Так уж повелось, что когда чиновники и ответственные лица расписываются в своём бессилии и пытаются переложить вину «на соседа», к проблеме подключаются общественники. Вот и в этой истории уже начала набирать голоса петиция байкальского активиста Андрея Ершова. Общественник напомнил, что из-за возможных селей в озеро Байкал может смыть столько отходов (карт со шлам-лигнином), оставшихся от деятельности Байкальского целлюлозно-бумажного комбината, сколько бы он сбрасывал в течение 700 лет.

«Достаточно трёхдневного ливня в отрогах Хамар-Дабана».
Андрей Ершов

Последствия такого ЧП для Байкала будут фатальными.

«Это грозит тем, что как минимум: будет отравлена вода и все живое в Южной котловине Байкала, погибнут рыба, многие эндемики, организмы, которые чистят воду и благодаря которым глубоководный Байкал продолжает оставаться чистым. Как следствие, это ударит по всему озеру, переживающему стресс из-за лесных пожаров, сброса нечистот от предприятий, населенных пунктов, туристических баз, и концентрация токсинов в котором уже сейчас достигла предельных значений. Также будет отравлена вода в Ангаре, Иркутском водохранилище и станет непригодной для питья жителями Иркутской области (~2,5 млн человек)», — отметил в своей петиции общественник.

Читайте также: Иркутские учёные попробуют выморозить ядовитые отходы Байкальского ЦБК

Именно поэтому те, кто поддерживает воззвание, потребовали от российских властей взять на себя ответственность за происходящее и принять в кратчайшие сроки реальные меры по предотвращению катастрофы.

Также общественник считает важным сосредоточить управление проектом по ликвидации отходов БЦБК на федеральном уровне, исключив бюрократию и многочисленные согласования среди заинтересованных органов и организаций. Помимо этого, Андрей Ершов считает важным информирование российских граждан, в первую очередь проживающих в зоне возможной катастрофы, о реальном положении дел и предпринимаемых действиях по предотвращению трагедии.

Читайте также: Чиновников уличили в неэффективности программ по охране Байкала

Читайте также: Ядовитые отходы Байкальского ЦБК: очевидное и невероятное

Напомним, о том, что Байкальский целлюлозно-бумажный комбинат представляет серьезную угрозу для экосистемы Байкала, заявил 9 июля 2019 года председатель комитета Государственной думы РФ по экологии и охране окружающей среды Владимир Бурматов («Единая Россия»). На пресс-конференции «Защита Байкала: экологические угрозы и пути решения проблем» он отметил не просто нулевую, а отрицательную эффективность мероприятий по ликвидации накопленного экологического вреда и то, что на сегодняшний день проект 2017 года не реализуем. Также известно, что Министерством природных ресурсов и экологии РФ создана рабочая группа, которая занимается разработкой нового проекта. К его реализации планируют приступить в конце текущего или начале 2020 года. Но время не ждёт, катастрофа может произойти в любой момент.

Напомним, Иркутская область, где расположены карты-накопители, сейчас борется с последствиями мощнейшего наводнения, в результате которого пострадали более 100 населённых пунктов. Вода повредила или полностью разрушила более 10 тысяч домов. Не менее 25 человек погибли. В регионе действует режим ЧС федерального масштаба.

Читайте также: Исследование узнало причины загрязнения озера Байкал

Читайте также: Отходы Байкальского ЦБК планируют ликвидировать к 2021 году