Судя по социологическим опросам, жители России не слишком верят в перемены к лучшему в масштабах страны. Однако у многих в связи с этим проснулась гражданская инициатива, люди обустраиваются сами, не особо рассчитывая на власть. Об этом в интервью ИА REGNUM рассказала старший научный сотрудник Социологического института РАН в Санкт-Петербурге Татьяна Протасенко.

Пожилая женщина в толпе (во время отменённого открытия новой ветки метро в Петербурге, 5 сентября 2019 г.)
Пожилая женщина в толпе (во время отменённого открытия новой ветки метро в Петербурге, 5 сентября 2019 г.)
Дарья Драй © ИА REGNUM

***

— Последние социологические опросы показывают, что люди в России почти не ощущают перемен к лучшему. По данным ВЦИОМ, 43% назвали 2019 год трудным, еще 15% — крайне тяжелым. Вы согласны с такими данными?

— Всё зависит от того, как задаются конкретные вопросы. Часто спрашивают просто о том, какой был год и чего люди ожидают. Я видела последние опросы ФОМ и ВЦИОМ, спрашивали, например, о самых ближайших перспективах — буквально на год вперед. И люди считают, что в масштабах страны особенно перспектив хороших нет. Около 40−45% респондентов полагают, что изменений не произойдет. Только 15% настроены позитивно, ухудшений же ожидает значительно больше граждан, примерно треть. Когда оценивают личную жизнь, ожидания более позитивные. Конечно, здесь им тоже сложно строить планы о работе и зарплате, тем не менее, по данным ФОМа, каждый третий считает, что жизнь наладится.

— То есть свою личную жизнь с судьбой страны не связывают?

— Люди стали меньше надеяться на государство, особенно в таких сложных экономических условиях. Уже со всех сторон доказано, что доходы граждан не растут. А цены поднимаются, расходы на ЖКХ увеличивается, жизнь меняется не в лучшую сторону. Люди стали больше рассчитывать на свои силы, они планируют быть более самостоятельными.

Михаил Александрович Врубель. Демон. 1890
Михаил Александрович Врубель. Демон. 1890

С одной стороны, это, прямо скажем, неплохой результат — стало больше личных инициатив. Мой опыт наблюдения за последними муниципальными выборами подсказывает, что проснулась гражданская инициатива, люди сами обустраиваются и требуют для себя сами, не особо надеясь на власть. То есть подобные негативные тенденции привели к прагматизму, пониманию, что надо самим о себе заботиться.

К тому же, у новых поколений совсем другие потребности — исследований о молодежи достаточно много, например, им нужен меньший метраж жилья, интересы и ценности смещаются, 2019 год это особенно хорошо показал. Появился активизм — не протестный, хотя он и может переходить в протесты, но это зависит от действий власти и партий. Но люди просто хотят благоустроить собственную жизнь. Это может вести к положительному результату, хотя, конечно, многое зависит от экономики.

— Но именно состояние экономики, надо полагать, и привело к «гнетущим» настроениям?

— Чувство пессимизма связано с экономическими проблемами. С тем, что ожиданий было больше, а они не оправдались, не сбылись. Понятно, что на это влияет уровень зарплат, уровень безработицы — последние результаты больших опросов ВЦИОМ показали снижение интереса к внешней политике. Люди обращаются к внутренним делам. В свете последних экономических проблем люди стали действительно думать о том, что это может быть надолго, а значит, надо учиться выживать.

Россия 1990-х. Граждане на улице продают свое имущество
Россия 1990-х. Граждане на улице продают свое имущество
Brian Kelley

Например, у нас люди еще копить могут, а инвестировать — не знают куда. И обсуждается эта тема, по некоторым опросам видно, что людей интересует, куда вкладывать деньги, что с ними делать, если они появились, интересуются ценами на недвижимость, боятся, что они подскочат. Люди поняли, что надо искать собственные пути обустройства в жизни.

— Какие внутренние или локальные проблемы их больше всего заботят?

— Летом мы делали проект «Открытое мнение» — через краудфандинг собрали деньги и провели опросы, результаты выложили. Однозначно на первое место вышло благоустройство — об этом люди писали и говорили чаще всего. Повышается интерес к волонтёрству, к подобной взаимопомощи, обсуждают активно сбор вещей, едой обмениваются, помогают во дворе старушкам. На фоне множества сложностей проявляется гражданское общество, и это хорошо.

— Если спросить чиновников, то, по их словам, доходы граждан в ближайшее время будут подниматься, причем в Петербурге, если им верить, они даже и не падали. При этом ссылаются они на вполне реальную статистику…

— Честно говоря, статистика приводит какие-то странные вещи. По каким законам они считают? На заре перестройки был введен термин «лукавые цифры», «лукавая статистика». Она с тех пор не очень изменилась. Когда я вижу среднюю зарплату в РАН, у меня волосы дыбом встают, потому что я не знаю людей, которые получали бы столько. Вижу цифры в районе 100 тысяч рублей — это вызывает гомерический хохот. То же с зарплатами врачей, когда главврач получает по 200−300 тысяч, а рядовой врач — по 30−40 тысяч. Складываешь верх и низ, получается неплохая цифра.

Прожиточный минимум
Прожиточный минимум
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Общий показатель красив, но абсолютно все экономисты уже пишут в статьях, что доходы снижаются. Или [чиновники] действительно уже так оторвались от народа? Это проблема статистики, надо наводить порядок и становиться честными. Такие вещи людей только раздражают. Самая большая беда — это такие наши показатели.

Читайте также: Петербуржцы едят меньше хлеба, потому что ходят в рестораны — чиновник

— То есть властям следует ориентироваться скорее на социологические исследования, чтобы судить о реальном положении дел?

— В последний год наметилась любопытная тенденция. Власть часто стала ссылаться как бы на данные опросов. Особенно в ситуациях, подобных той, что была в Екатеринбурге (с протестами против застройки сквера храмом. — Прим. ред.). Якобы там должны провести опрос и результаты повлияют на исход. Опрос — это, конечно, не панацея, надо проводить серьезные исследования. Но есть тенденция при принятии решений свалить ответственность на социологов. Власти могут принять и другое решение, отличное от мнения населения, ведь большинство не всегда право. Но необходимо объяснить, почему.

Например, в Петербурге с социологией сейчас очень сложно, произошла «оптимизация» — опросы проводят либо ВЦИОМ, либо структуры Смольного, но они их не публикуют, а это плохо. И вот наступает транспортная реформа — совершенно непонятно, что с социологией. Есть проблемы с [возможным сносом] СКК «Петербургский», граждане не понимают, зачем тратить такие деньги — во-первых, это памятник советской эпохи, во-вторых, его можно отремонтировать. Проблема с переносом СПбГУ из центра в Шушары — я знаю, что реакция в городе не очень хорошая на эту тему. Всё это надо обсуждать.

А [губернатор] Александр Дмитриевич Беглов, который отмечал недавно 100 дней на посту, во время выборов много говорил, что будет советоваться с петербуржцами и изучать общественное мнение. Кое-что в этом направлении делается: есть проекты «Мой бюджет» и «Мой район». Но надо не только сайты изучать, а проводить региональные исследования. Пока этого нет.

Александр Беглов
Александр Беглов
Дарья Драй © ИА REGNUM

Читайте также: Чиновник объяснил подорожание проезда в Петербурге «ростом доходов» горожан

— О реакции на грядущую транспортную реформу по отмене маршруток вам что-то известно?

— По транспортной реформе необходимо было бы выяснить обстоятельства, сделать репрезентативное исследование, статистику поднять, провести опросы. Затем опубликовать их. Если решение идет вразрез с мнением большиства, объяснить. А наша власть рубит часто с плеча — решили и всё. Как в свое время по поводу передачи Исаакиевского собора в руки РПЦ было сказано: «Вопрос решён». Как же он решен, если около 60% горожан были против этого?

Стоит признать, что во время подготовки к (впоследствии отмененному) строительству «Охта-центра» опросы проводили каждый месяц-два. Только около 29% горожан поддерживали проект. Считаю, что весьма положительное решение было принято о том, что не надо строить новый Музей блокады на новом месте, а нужно расширять старый — люди к этому относятся позитивно. Социология может много чего дать. И она может быть намного точнее, чем такая наша статистика.

— Вы говорили об отсутствии ожиданий позитивных перемен среди населения на краткосрочную перспективу. А что с долгосрочной?

— Здесь пессимистов меньше. Когда речь идет об отдаленном будущем, люди всегда возлагают на него большие надежды. И считают, что лет через 15 стране станет лучше.

Беседовала Карина Саввина

Читайте также: «Не уверен, что у большинства такое ощущение» — Путин о переменах к лучшему

Читайте также: Более половины жителей России вступают в Новый год с радостью

Читайте развитие сюжета: Барьер между властью и людьми растёт вместе с апатией граждан — мнение