Президент Черногории Мило Джуканович, с одной стороны, недооценил собственный народ, а с другой — переоценил свои возможности и влияние репрессивного аппарата, который служит ему на протяжении уже 30 лет. Об этом заявил ИА REGNUM один из лидеров черногорской оппозиционной партии «Демократический фронт» Милан Кнежевич, представляя свой прогноз по поводу дальнейшего развития событий, разворачивающихся вокруг спорного закона о свободе вероисповедания, вступившего в силу 8 января.

Напомним, что парламент Черногории в ночь на 27 декабря принял закон о свободе вероисповедания, ущемляющий интересы Сербской православной церкви (СПЦ). В момент голосования в зале парламента находились 45 депутатов от правящей Демократической партии социалистов, Социал-демократической партии, Либеральной партии, Партии бошняков, Хорватской гражданской инициативы и «партии Форца». До этого полиция задержала в зале заседания 18 депутатов от оппозиционного Демократического фронта, которые пытались воспрепятствовать проведению голосования после того, как парламент отверг предложенные ими дополнения. Еще днем 26 декабря, пока в парламенте шло обсуждение текста спорного документа, на улицах Подгорицы и других больших городов стали собираться православные верующие вместе со священниками митрополии Черногорско-Приморской СПЦ. С этих пор протестные акции не прекращаются — по разным оценкам, во всех черногорских городах в дни шествий на улицах одновременно могут находиться до 250 тысяч верующих. В соответствии с новым законом, Сербская православная церковь, которая существует на территории Черногории 800 лет, должна перерегистрироваться как неправительственная организация. Также церковь должна доказать право собственности по отношению к православным религиозным объектам в стране. Если она не сможет предоставить отчёты о том, на какие средства строились церкви и храмы, часть которых действует многие века (в частности, монастырь Джурджеви ступови воздвиг Стефан Неманья в XII веке), они перейдут в собственность государства. По мнению СПЦ, это делается для того, чтобы передать ее имущество в руки непризнанной «Черногорской православной церкви», которая в 1992 году была зарегистрирована как неправительственная организация.

Кнежевич предположил, что Джуканович не ожидал столь длительных и массовых выступлений граждан, так как ничего подобного не происходило, например, тогда, когда Черногория одной из первых признала провозглашенную в одностороннем порядке независимость Косово в 2008 году или когда оппозиционные партии требовали формирования переходного правительства, которое смогло бы создать условия для проведения свободных и демократических выборов в 2016 году.

«То, что произошло 27 декабря, во время голосования о принятии закона о свободе вероисповедании в парламенте и после ареста полного состава депутатского клуба Демократического фронта, просто послужило воспламенителем, который разжег волну массовых народных шествий во всех черногорских городах. С каждой новой неделей на улицы выходит все больше граждан, которые мирно, с иконами в руках, протестуют, требуя от властей отменить спорный закон и начать широкий диалог с обществом — не только по поводу церковного имущества, но и по поводу других важных проблем, которые накопились в Черногории, но которые долго игнорировались».
Милан Кнежевич

При этом политик категорически отверг обвинения Джукановича в том, что оппозиция хочет использовать протесты для прихода к власти, и что она за ними и стоит.

«Обвинения в том, что оппозиционные партии, в первую очередь Демократический фронт, являются политическими и идеологическими организаторами церковных процессий — это глупость. Как раз упрямство Мило Джукановича и его стремление любой ценой протолкнуть закон о свободе вероисповедания в парламенте (хотя он знал, что народ его не поддерживает) и заставили граждан выйти на улицы», — считает Кнежевич.

При этом политик добавил, что в шествиях участвуют как те, кто симпатизируют Демократическому фронту, так и электорат правящей Демократической партии социалистов. «Сам Джуканович об этом знает, поэтому несколько дней тому назад он очень остро раскритиковал членов своей партии, особенно тех, кто работает в органах государственного управления, за участие в церковных шествиях. По его словам, они не могут одновременно работать в сфере государственного управления и «разрушать» участием в шествиях независимость Черногории, полученную 21 мая 2006 года», — отметил Кнежевич.

По словам политика, черногорский режим в данный момент находится в абсурдной ситуации, когда сами члены правящей Демократической партии социалистов отказываются выполнять указы руководства, и поэтому Джукановичу необходимо показать, что массовые шествия имеют оппозиционную окраску. «Под видом угрозы демократическому строю и независимости Черногории намного легче запретить все массовые собрания», — считает Кнежевич.

При этом Милан Кнежевич подчеркнул, что Черногория и до принятия спорного закона о церкви уже находилась в глубоком политическом кризисе. «Ее сотрясают разные аферы, начиная с пресловутого судебного процесса по поводу вымышленного государственного переворота и вплоть до коррупционных скандалов», — заявил политик. Он напомнил, что недавно бывший первый человек режима в сфере бизнеса Душко Кнежевич опубликовал ряд документов, которые доказывают причастность высокопоставленных чиновников и даже родственников Мило Джукановича к коррупционным схемам. По словам Кнежевича, также возникает вопрос, на какие средства президент страны вместе со своими ближайшими сотрудниками провел новогодние праздники в Майами, и кто, как ни черногорские налогоплательщики, оплатил полет президентского борта туда и обратно.

Говоря о возможных сценариях дальнейшего развития событий, Кнежевич не исключил возможности провокаций со стороны режима. Он напомнил, что 5 февраля Управление полиции Черногории сообщило, что полицейские больше не будут присутствовать на протестных шествиях прихожан Сербской православной церкви и священников.

Читайте также: Черногория: церковь просит полицию вернуться на протестные шествия

«Мне кажется, что нет государства в мире, включая самые одиозные диктаторские режимы 60-х и 70-х годов ХХ века в Южной Америке и Африке, которые пустили бы на самотек массовые протесты граждан. Это может лишь послужить доказательством того, что режим в Подгорице планировал спровоцировать инциденты, в которых потом обвинил бы Сербскую православную церковь. Полиция обязана обеспечивать безопасность публичных собраний. Только в Черногории полиция может заявить о том, что она не в состоянии сопровождать церковные процессии, потому что это отнимает слишком много времени и у нее не остается ресурсов бороться против криминала и коррупции».
Милан Кнежевич

По его мнению, развязка всего сюжета вокруг полицейского демарша наглядно демонстрирует, насколько власти в Подгорице зависят от западных центров влияния. Кнежевич напомнил, что сразу после публикации сообщения Управления полиции посол Великобритании в Черногории Алисон Кемп напомнила министерству внутренних дел страны, президенту и премьер-министру о прямых обязанностях правоохранительных органов. По словам Кнежевича, несколькими часами позже начальник полиции выступил уже с новым заявлением о том, что решение все-таки найдено и что полицейские продолжат обеспечивать безопасность во время шествий граждан.

Читайте также: Черногория: полиция добилась согласования акций протеста СПЦ

По мнению политика, недавний арест его матери во время обыска семейного дома в Подгорице также можно рассматривать как одну из провокаций черногорской полиции, намеревающейся разжечь более серьезный конфликт с оппозицией.

«Около пятидесяти полицейских в масках ворвалось в наш дом в момент, когда ни меня, ни моего брата там не было. Они обыскали дом на основании подозрений в том, что в нем находятся взрывчатка и оружие, которое мы якобы планируем использовать для нападения на полицию. Скорее всего, они ожидали нашей бурной реакции. Но в моем доме полиция из оружия нашла только шашку, которую я получил в подарок от премьер-министра Дагестана и которая прошла три таможенных контроля. К сожалению, такое поведение полиции не только в моем доме, но и во многих других домах по всей Черногории, свидетельствует о том, что атмосфера накалена и что взрыв может произойти в любой момент», — заявил Кнежевич.

Политик также подчеркнул, что в последнее время черногорский режим опять заговорил о «гибридном влиянии» России. По его мнению, официальная Подгорица постоянно ищет внешних врагов — Россия уже была объявлена таковым в 2016 году, когда ее вместе с Сербией обвинили в планировании «государственного переворота» с целью остановить интеграцию Черногории в НАТО.

«Очевидно, что новое упоминание России в контексте гибридных угроз на самом деле адресовано НАТО. От альянса ожидается определенная реакция. Джуканович недавно в эфире одного из национальных телеканалов заявлял с одной стороны об угрозе, которая исходит от России, с другой — о «великосербской гегемонии», которая тоже угрожает черногорской независимости. Не угрожают черногорской независимости ни Россия, ни Сербия, ни Сербская православная церковь, ни Демократический фронт. Ей угрожает только Джуканович вместе с приближенными к нему олигархами. Этому изо дня в день находятся новые и новые подтверждения», — подытожил Милан Кнежевич.