Правоохранительные органы Актюбинска, а также местный департамент Комитета национальной безопасности (ДКНБ) оказались не в состоянии предотвратить теракты 5 июня в том числе по причине недостатка квалифицированных кадров и слабой материально-технической базы. Такой вывод можно сделать по итогам докладов главы ДКНБ Актюбинской области Нурлана Кыдырбаева и главы регионального департамента внутренних дел (ДВД) Махсудхана Аблазимова, с которыми они выступили перед премьер-министром Казахстана Каримом Масимовым, прибывшим сегодня в Актюбинскую область с рабочим визитом.

Полиция Казахстана
Полиция Казахстана
kapital.kz

Глава Кабмина выразил соболезнования родственникам погибших во время терактов в Актюбинске, а затем отправился в городскую больницу, где продолжают лечение четверо мирных жителей, пострадавших во время перестрелки с террористами. Напомним, всего за период с 5 по 10 июня в актюбинские больницы поступило 39 человек, двое из которых скончались в стационаре.

Из больницы скорой медпомощи Карим Масимов отправился в воинскую часть №6655 Национальной гвардии Казахстана, в которой в ходе атаки террористов 5 июня погибли трое военнослужащих. Именно там перед премьер-министром держали ответ за случившееся главы ДКНБ и ДВД. Оба докладчика заявили, что произошедший теракт не удалось предотвратить в том числе и по причине отсутствия средств и слабой материально-технической базы. Глава Актюбинского ДКНБ даже набрался смелости и попросил Масимова помочь местным чекистам материально.

«Наши оперативники работают на износ. Нам катастрофически не хватает современных антитеррористических средств по установлению и поиску разыскиваемых. В обновлении нуждается порядка 60 процентов компьютеров, за которыми работают актюбинские чекисты, едва ли не первой, второй модели, устаревшие. На это требуется 200 миллионов тенге (40 млн руб. — прим. ИА REGNUM)», — отрапортовал Кыдырбаев.

При этом он не преминул упомянуть и о других имеющихся проблемах. В частности, по его словам, головное здание ДКНБ уже давно не отвечает современным стандартам, а среди сотрудников ощущается нехватка специалистов по борьбе с религиозными радикалами.

«В Актюбинской области насчитывается 1565 радикально настроенных граждан, из них 95 — это потенциальные джихадисты. В регионе ведется работа по выявлению пособников произошедшего теракта. Чтобы контролировать салафитов, уходит много сил. С прошлого года нам удалось переубедить 32 салафита, однако для проведения этой работы не хватает грамотных теологов и имамов. Необходимо готовить местные кадры», — сообщил глава ДКНБ.

К слову, низкий уровень квалификации военнослужащих Актюбинской области удивления не вызывает, поскольку буквально накануне Национальное бюро по противодействию коррупции по Актюбинской области сообщило о задержании руководителя Департамента по делам обороны области полковника Галымжана Жантурина.

По версии борцов с коррупцией, Жантурин «на системной основе путем вымогательства получал взятки от руководителей районных отделов по делам обороны за беспрепятственное прохождение медкомиссии и поступление кандидатов в Военно-техническую школу, отсрочку призывников от службы, а также за общее покровительство военнослужащих».

Между тем, главы ДКНБ Актюбинской области Нурлан Кыдарбаев на встрече с премьер-министром не преминул подчеркнуть, что даже имеющимися силами чекистам удалось пресечь деятельность 14 радикальных группировок. Полицейскими было арестовано 36 человек, которые планировали провести насильственные акты в Казахстане и за рубежом. А затем, видимо для придания пущей значимости своей просьбе, добавил, что актюбинскую молодежь вербуют через интернет.

«В одном из посланий главного идеолога ДАИШ (экстремистская организация, запрещенная в ряде стран, в том числе в России — прим. ИА REGNUM) они получили команду проводить джихад по всей нашей стране», — сообщил чекист.

Начальник ДВД области своего коллегу из ДКНБ активно поддержал. По словам Аблазимова, у правоохранительных органов почти такие же проблемы.

«Случившийся теракт отличился особой дерзостью и жестокостью. Детальный разбор произошедшего выявил ряд проблем в нашей работе. В первую очередь — хроническую и катастрофическую нехватку оперативников по профилактике терроризма. На все ДВД — 11 единиц таких сотрудников», — заявил главный региональный полицейский.

Кроме того, как пожаловался главе правительства Аблазимов, у полицейских даже своих автобусов нет.

«У нас нет даже собственных автобусов для переброски сотрудников из одного района в другой в таких чрезвычайных ситуациях. Когда началась перестрелка, мы были вынуждены обратиться к городским властям с просьбой предоставить нам транспорт. Проблемы есть также с установкой оградительных сооружений. Даже песок мы набирали в мешки на месте. Конечно же, спецназ справился, но у самих полицейских нет навыков ведения борьбы в городских условиях», — подчеркнул полицейский, пообещав, что этот пробел будет восполнен.

Напомним, 5 июня в Актюбинске группа приверженцев нетрадиционных религиозных течений совершила нападения на два оружейных магазина и воинскую часть Национальной гвардии. По предварительным данным Комитета национальной безопасности, террористы, получив огнестрельное оружие, намеревались напасть на тюрьмы и здания госорганов в Актюбинске. В результате терактов погибли пятеро мирных граждан и трое военнослужащих. В Актюбинской области был введен «красный» уровень террористической угрозы, который действовал вплоть до 12 июня — дня, когда антитеррористическая операция была официально завершена. По итогам операции, по данным КНБ, задержаны 9 преступников, 18 убиты, найдены и изъяты все 23 единицы оружия, похищенного террористами. По преступлениям, совершенным террористами, возбудили 25 уголовных дел, их объединили в единое производство. Президент Казахстана усмотрел в теракте признаки «цветных революций».

Кроме того, глава государства распорядился ужесточить законодательство для пресечения любых попыток дестабилизации ситуации в стране, в том числе усилить контроль за оборотом и хранением оружия.

Между тем, казахстанские депутаты после терактов в Актюбинске вновь заговорили о необходимости отмены моратория на смертную казнь, действующего в стране. Напомним, в Уголовном кодексе Казахстана предусмотрена смертная казнь — расстрел как исключительная мера наказания за террористические преступления, сопряженные с гибелью людей. В кодексе оговорено, что исполнение приговора о смертной казни приостанавливается на время действия моратория. В Казахстане мораторий на смертную казнь введен с 2003 года до решения вопроса о ее полной отмене.

Сегодня депутат Мажилиса (нижняя палата) парламента Маулен Ашимбаев сообщил журналистам, что вопрос отмены моратория на смертную казнь будет тщательно рассматриваться.

«Вопрос (отмены моратория на смертную казнь — прим. ИА REGNUM) мы будем тщательно рассматривать. И будем это обсуждать, когда получим конкретное предложение со стороны правительства» — пояснил Ашимбаев.

Читайте ранее в этом сюжете: Теракты в Актюбинске: МВД Казахстана «потеряло» 6 террористов

Читайте развитие сюжета: В Казахстане нашли новых виновных в актюбинских терактах