Предприниматели Якутии не оценили последние перемены в законодательстве, которыми минимальный размер оплаты труда (МРОТ) повысили до уровня прожиточного минимума, запретив при этом включать в эту сумму «северные» надбавки. В республике, где условия для малого бизнеса и так трудные из-за низкой платежеспособности населения, необходимости оплачивать работникам отпуска и дорогой логистики на фоне ограничения в наценках на социально значимые товары, удивлены политикой власти, рассказала корреспонденту ИА REGNUM руководитель независимого движения предпринимателей и общественных объединений Якутии «Вместе мы — сила!» Ирина Котенко.

Территория
Территория
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: МЭР и Минтруд продумывают поддержку «северному» малому бизнесу

В Минэкономразвития РФ тоже уже задумались о том, как обеспечить конкурентоспособность малым предприятиям на Севере, но как им помочь, ещё не придумали. По словам главы ведомства Максима Орешкина, министерство намерено плотно работать с Минтрудом, чтобы найти выход из ситуации. А пока власти Якутии, видимо, обрадованы такой хорошей возможностью пополнить бюджет: в республике уже создан штаб для того, чтобы усилить контроль, насколько работодатель исполняет норму федерального законодательства о МРОТ. В штаб вошли органы исполнительной власти, государственная инспекция труда, налоговая служба, передает НВК «Саха».

Предприниматели, по словам Ирины Котенко, недоумевают, как вообще получилось, что эти перемены уже закрепили законодательно.

«На каком основании было подписано трёхсторонее соглашение Евгением Чекиным (председатель правительства Якутии — прим. ИА REGNUM ), профсоюзом республики и союзом товаропроизводителей региона? Это одна из двухсот общественных организаций, которая подписала трёхстороннее соглашение, без которого никто бы не имел права поднять так МРОТ. Мы не уполномочили их на то, чтобы они от нашего имени подписывали этот документ. Это никак не должно распространяться на весь регион. Мы и в прокуратуре подняли уже вопрос и сделали полный расклад о состоянии предпринимательского сообщества», — пояснила Ирина Котенко.

По её словам, даже для того, чтобы участвовать в тендерах, малый бизнес республики зависим от стоимости: кто ниже даст цену, тот выигрывает.

«А как я могу снизить цену, если у меня уже заложена мина в виде МРОТ? Ведь у нас Москва и центральные регионы не несут такие потери, даже у близких к нам Благовещенска и Иркутска нет таких затрат. На нас нагрузка в три раза больше: отпуска, логистика и проездные. Такое ощущение, что нас специально загоняют в угол, из которого надо просто нам тихо уйти и освободить все ниши предпринимательской деятельности», — поделилась впечатлением от последних перемен, коснувшихся предпринимателей, Ирина Котенко.

Читайте также: Разбегаются в разные стороны: жители ДФО уезжают не только на Кубань

Она подчёркивает, что проблема даже не столько в том, что вырос сам МРОТ, сколько в резком увеличении из-за этого налоговой и страховой нагрузки на предпринимателей.

«У нас получается, что даже не 25, а 40 тыс. рублей предприниматель должен найти на каждого работника! 40 тысяч! Вот они говорят: вам что, слабо платить 25 тыс. — не слабо! Слабо платить все остальные налоги и страховые платежи», — объяснила, в чём именно заключаются трудности, Ирина Котенко.

Она считает, что власти республики так заинтересованы в исполнении этих мер потому, что от этого зависит наполняемость бюджета.

«Но я сомневаюсь, что бюджет будет наполняться, — считает лидер движения «Вместе мы — сила!». — Предприниматель не будет работать себе в убыток, чтобы заплатить все налоги и страховые выплаты. Это нереально! А ведь он должен содержать ещё и свою семью. Снизьте тогда страховые выплаты, ПФР, ФМС и ФСС, тогда я согласна на повышение МРОТ. Субсидируйте тогда какую-то часть. Но субсидирование тоже часто идёт по принципу «ты мне понравился, я тебе субсидию дам». Делайте снижение страховых взносов! Всё. И вопрос был бы решён».

Читайте также: «Там целый квартал наших»: куда переезжают якутяне?

Ирина Котенко также напомнила, что малый бизнес Якутии и так уже десять лет предпринимает усилия для того, чтобы с предпринимателей сняли нагрузку по оплате проезда в отпуска: «Раньше это всё делалось за счёт бюджета в стране, а сейчас всё взвалили на бедного предпринимателя, и никто не думает о том, что сама республика очень большая, а плотность населения — совсем маленькая. А предпринимательством занимается вообще мизер. Как они могут это всё вытянуть-то? Но это же нереально! При этом такой способ снизить издержки, как повышение цен, не рассматривается: покупательная способность настолько низкая, настолько люди закредитованы, что они не смогут платить за товары больше — просто не будут покупать».

Выход в сложившейся ситуации у бизнеса один, считает председатель движения «Вместе мы — сила!»: менять регион работы.

«В предпринимательство идут люди рискованные, умные, и многие из них профессионалы, которые достигли какого-то определённого оборота или веса. Они просто будут уезжать из Якутии. Большинство уже уехало, так как может применить свои знания в тех регионах, где ценят предпринимателя, где налоговая и страховая нагрузка намного ниже. Вот не могу понять политику власти. Мы либо развиваем наш дальневосточный регион, либо целенаправленно его губим?» — задаётся риторическим вопросом Ирина Котенко.

Читайте также: Не рожают и уезжают — Дальний Восток России продолжает пустеть

Как сообщало ИА REGNUM, Пинежское потребительское общество (сеть малых магазинов, точек быстрого питания и бытового обслуживания в малых деревнях) констатировало, что после увеличения МРОТ и введения запрета включать в эту сумму «северные» надбавки будет вынуждено закрывать торговые точки или сокращать работников. Обращение организации донесли до министра экономического развития России Максима Орешкина, который признал серьёзность проблемы, но не предоставил пути её решения. «Мы с Минтрудом очень плотно работаем, чтобы найти выход из этой ситуации», — тем не менее пообещал глава ведомства.

Напомним, жители Дальнего Востока и так уже очень активно уезжают из региона в центр страны. За 2017 год, по предварительным данным, из субъектов ДФО переехали 12 тысяч человек.