«Свинство» и туристы: беды «маленького» и «большого» Байкала

Когда насущные проблемы решаются по принципу «после нас хоть трава не расти»

Светлана Шаповалова, 8 февраля 2018, 10:03 — REGNUM  

Телецкое озеро в Республике Алтай недаром называют «маленький Байкал». Межгорный разлом, заполненный водой, окружённый вершинами и хребтами в голубоватой дымке, действительно напоминает Байкал. В Телецкое впадают многие реки, а вытекает одна (Бия) — как и байкальская Ангара, это один из главных притоков /истоков великой сибирской реки (только не Енисея, а Оби). Даже высота над уровнем моря примерно такая же — те же 400 с небольшим метров. Местные народы, населявшие испокон века Горный Алтай, звали его Алтын-Коль, Золотое озеро. А название Телецкое (Телесское, Тележское) озеро получило около 400 лет назад от русских первопроходцев (на его берегах обитали тюркские племена телесы). Если Байкал занимает первое место среди самых глубоких озёр России, то «Маленький Байкал» — пятое. Экологические проблемы в регионах тоже во многом схожи — хищническое потребление ресурсов, человеческое «свинство» и чиновничья халатность.

В промышленных масштабах в Телецком рыбу не вылавливают. И тем не менее там, как и на Байкале. впору вводить запрет.

Читайте также: «Временно российский» Байкал осваивают китайцы. «Хорошая деревня была»

"Как заядлый рыболов-любитель я могу совершенно определенно заявить, что рыбы в озере становится меньше с каждым годом. Кроме общей численности уменьшаются и размеры отдельных видов. Это связано с бесконтрольным сетевым ловом, который приобретает в последнее время просто катастрофические размеры. Рыбу ловят в основном для продажи туристам, для этого ставят по тридцать — пятьдесят сетей. При практически полном отсутствии контроля это приведет уже в ближайшее время к исчезновению тайменя и хариуса.Необходим полный запрет на сетевой лов рыбы в Телецком озере. Должна быть разрешена только спортивная рыбалка», — отмечает Александр Ефремов в своей статье.

Не лучше обстоят дела и с твердыми бытовыми отходами в акватории Телецкого. Ведь на всю республику работает всего один официально зарегистрированный полигон бытовых отходов. Все остальные — стихийные. Президент Ассоциации туристских организаций Республики Алтай Сергей Зяблицкий уже пояснял ИА REGNUM, что на ситуацию влияет «отсутствие должного надзора со стороны органов власти». В качестве причины замусоривания берегов рек он указал «отсутствие механизма привлечения к ответственности со стороны тех же предпринимателей, около которых находится рекреационная территория». Тем не менее республика продолжает плодить гостиницы, туристические базы и кемпинги, «зеленые дома». За 2017 год их открылось около сотни.

Читайте также: Два Алтая: чем завлекали и сколько привлекли туристов?

Проблемы с мусором призвана решить новая схема работы с твёрдыми бытовыми отходами, на которую российские регионы должны перейти в течение 2018 года. Как следует из официальной информации правительства Республики Алтай, на строительство полигона твердых бытовых отходов сел Иогач и Артыбаш, а также прилегающей территории Телецкого озера, где расположены десятки туристических баз, предусмотрено более 100 млн рублей.

«Мы эту задачу начнем решать в текущем, 2018 году. Деньги находятся в резервном фонде, сейчас заканчиваем проектно-сметную документацию, государственную экспертизу и приступаем к реализации. Думаю, к концу года или в начале следующего в прибрежных селах Иогач и Артыбаш будет построен полигон, который предоставит рабочие места, а самое главное — мы очистим побережье Телецкого озера», — пояснил глава региона Александр Бердников.

Но из его слов непонятно, когда же все-таки планируется ликвидировать все нелегальные свалки? К примеру, в соседнем Алтайском крае проблем с мусором не меньше, глава региона Александр Карлин в конце января 2018 года пообещал, что программа утилизации позволит решить эту проблему в течение года.

Читайте также: Мусорный бизнес в Алтайском крае «споткнулся» о мусор

Серьезные опасения за состояние Телецкого озера и его прибрежной части вызывает и туристическая деятельность. За последние годы озеро приобретает все более широкую известность не только в России, но и за рубежом. Количество туристов растет каждый год. По итогам 2017 года туристический поток в Республику Алтай составил 2,05 млн человек (это на 3,2% больше, чем годом ранее).

И это вполне объяснимо: число мест с дикой нетронутой природой (как в Республике Алтай или на Байкале) во всем мире быстро сокращается, поэтому люди хотят увидеть то, что еще осталось. А раз есть спрос — растет и предложение. На озере работает более 200 моторных лодок, и среди них единицы оснащены современными безвредными для окружающей среды моторами. В пояснительной записке к проекту федерального закона «Об охране Телецкого озера» сказано: пока озеро справляется с экологической нагрузкой, «но нагрузка на пределе возможностей его самоочищения».

И это при том, что по объему чистейшей питьевой воды природный резервуар Телецкого уступает лишь Байкалу. Стратегический запас пресной воды в нем составляет сорок кубических километров. Но беда в том, что к особо охраняемым территориям относятся только южный и восточный берега водоема. Западное и северное побережья активно эксплуатируются местным населением и туристами.

Но вопрос о расширении охраняемой территории дальше обсуждений практически не двигался. Всерьез этой темой занялись лишь в 2016 году, когда вмешался президент Владимир Путин. Напомним, выступая с ежегодным посланием перед Федеральным Собранием, он поручил правительству страны подготовить программу по сохранению ряда водных объектов, в том числе — Телецкого озера.

Но как обсуждение программы сохранения Телецкого озера, состоявшееся на днях в Москве, могли увязать со строительствам новых пирсов (третий вопрос повестки)?

Ответ на этот вопрос нашёлся в блоге главы Республики Алтай Александра Бердникова:

«Для того чтобы снизить негативное воздействие на озеро, мы предусмотрим строительство красивых набережных и пирсов в границах населенных пунктов, оборудуем специальное место, где катера будут проходить техосмотр, с тем чтобы к плаванию допускались только исправные суда. Это важно не только с точки зрения экологии, но и безопасности людей».

«Это будут красивые, европейского уровня набережные с освещением и автостоянками», — отметил глава Республики Алтай Александр Бердников в ходе московского совещания.

Между прочим, сумма на возведение новых пирсов (порядка 350 миллионов рублей) соотносима с общими затратами на полигон по переработке ТБО (100 млн), а также водопровод и очистные сооружения хозяйственно-бытового комплекса сел Артыбаш и Иогач (250−300 млн рублей).

Поэтому слова главы республики скорее свидетельствуют о том, что он озадачен решением вопросов занятости и пополнением казны, нежели программой сохранения «маленького Байкала». Но на словах — да, «сохраним Телецкое озеро для потомков».

Такая же политика прослеживается и в отношении «большого» Байкала. Вместо того чтобы решить проблему с захватом земель в прибрежной территории и массовым строительством на них нелегальных гостиниц, вместо того, чтобы бороться с теми, кто загрязняет прибрежную территорию нечистотами и ведет подпольный бизнес на туристах, планируется просто сократить на 200 метров границы водоохранной и рыбоохранной зон озера Байкал в населенных пунктах (соответствующий законопроект уже поступил на рассмотрение в правительство РФ.). А проблему занятости после запрета на промышленный вылов омуля решить за счет возобновления убийства байкальских тюленей.

Читайте также: Плач по байкальской нерпе: бизнесмены уже не боятся истреблять её детёнышей

«Конечно, здесь у нас возникнут проблемы с «зелёными», но представители рыбацкого сообщества говорят: «Мы о нерпах и бакланах думаем. А вот о людях иногда не думаем». Поэтому я считаю это правильным, что надо увеличивать объёмы квоты на добычу нерпы», — заявлял глава Росрыболовства Илья Шестаков на совещании в правительства Бурятии по вопросам сохранения и воспроизводства байкальского омуля в Улан-Удэ.

Читайте также: Байкал. Враги повсюду: нерпа — вредитель, баклан — ещё и варвар

Неужели чиновники так не придумали «для людей» ничего лучшего, чем пожертвовать хрупкой экосистемой уникальных озёр, и забыли, что мы тоже часть этой системы?

Читайте также: «Катюша» с китайским акцентом: законы не поспевают за пожирателями Байкала

Ну, а что? После нас хоть трава не расти, да и Год экологии уже завершён.

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail