Плач по байкальской нерпе: бизнесмены уже не боятся истреблять её детёнышей

С москвичей за охотничий тур на байкальского тюленя просят от 150 000 рублей с человека

Светлана Шаповалова, 23 января 2018, 16:32 — REGNUM  

Те, кому лично довелось наблюдать промысел нерпы, знают, что она похожа на жестокую бойню. Это невероятно кровавое и мерзкое зрелище, учитывая, что именно байкальскую нерпу считают одним из млекопитающих, наиболее близких по интеллекту к человеку, а убивают, как правило, детёнышей. Мясо молодых нерпят ценится больше, и оно не так сильно пахнет рыбой, как у взрослых особей. После первой линьки ценность представляет их мех.

К примеру, во время сетевой охоты на льду браконьеры ставят сеть в лунку, которая находится внутри логова кормящей своего детеныша самки нерпы. При этом умная и осторожная самка очень редко попадается в сеть, и добыча охотников полностью состоит из детенышей. Так вот, в подавляющем большинстве случаев бельки (так называют детёнышей нерпы) достаются охотнику живыми. Они не пугливы, напротив, нередко сами льнут к человеку, принимая его за мать. А охотник подходит к малышу с молотом и бьёт его по голове. Одна из байкальских турфирм уже продает москвичам «Охотничий тур на Байкале 2019» стоимостью от 150 тысяч рублей с человека.

«Демонстративная охота»

Байкальская нерпа до сих пор не внесена в основной (правовой) раздел Красной книги, и указана только в «перечне… животных, нуждающихся в особом внимании к их состоянию в природной среде», но её промысел запрещён с 1980 года, так как популяция нерп сильно уменьшилась из-за браконьерства. Сейчас исключение сделано лишь учёным и представителям коренных народностей Севера (в основном эвенкам). Но после того, как местные «эксперты» стали заявлять, что популяция нерп чрезмерно выросла, а охота на неё и деликатесы из тюленьего мяса могут привлечь зимой туристов на Байкал, среди местных бизнесменов появились «деятели», выступающие против запрета охоты на байкальскую нерпу. То, что они добиваются разрешения на массовый промысел в своих корыстных целях, стало видно невооруженным глазом.

Первым тревогу забил Евгений Кравкль — житель посёлка Листвянка, актёр, автор и исполнитель песен, руководитель «Театра авторской песни на Байкале»:

«Природоохранники прислали мне ссылку на объявление коммерческой фирмы, которая под видом «познавательной» поездки к охотникам-эвенкам на север Байкала устраивает охоту на нерпу. Коммерсанты используют закон, позволяющий малочисленным народам промысел нерпы. Причём живодёры осторожничают и сообщают по телефону разные «отмазки», в том числе и то, что «туры пока не проходят», «клиенты будут только наблюдать за охотой» и другое. Но в тексте объявления ничего такого нет. Да хоть бы и было — нельзя такого варварства допускать».

Евгений Кравкль уверен, что за всем этим стоит циничный коммерческий интерес. Причём речь идет не только об организации массовой «санитарной» бойни, но и штучного «охотничьего» убийства.

И действительно, если зайти на сайт baikal-safari.com, то там по цене от 150 тысяч рублей можно заказать «Демонстрационный охотничий тур на Байкале 2019» продолжительностью 8 дней/7 ночей.

«В этом охотничьем туре мы отправимся на традиционную эвенкийскую охоту на нерпу и испытаем себя в этой древнейшей охоте на байкальского тюленя, ровно так, как делали это местные народности столетия назад. Прячась на открытом ледовом пространстве за специальным «парусом», вам предстоит вместе с опытным эвенкийским охотником скрадывать расстояние до нерп до прицельного выстрела. Однако будьте осторожны — нерпы всегда начеку! А после успешной охоты вам предстоит отведать экзотических деликатесов из нерпиного мяса», — убеждают организаторы.

Но ниже подробно расписано всё то, за что охотник платит деньги. В частности, помимо трансферов, в цену тура включен один трофей нерпы. Разрешение на охоту (!), взятие трофея, первичная обработка трофея, ветеринарное свидетельство на трофей, переоформление трофея в собственность охотника — туриста, заполнение документации, замер трофея, судя по информации, размещённой на этом сайте, взял на себя организатор индивидуальных туров на Байкал Максим Аникин.

Темой уже заинтересовались журналисты в Иркутске.

«Мы ни разу этого тура не проводили, честно. Этот тур очень непопулярный. Мы просто добавим, что это демонстрационная охота. И всё. Потому что проще, когда человек позвонит, и с ним разговаривать о том, что это шоу-программа, это аккуратно подать, и уводить его на договор», — рассказал корреспондентам Вести Иркутск некий сотрудник Владислав.

Циничная ложь

Не зная всей подоплёки, этим турагентам можно было бы поверить. Но 4 января 2018 года по иркутскому ГТРК «Вести» показали сюжет, озадачивший многих экологов, учёных, а также жителей Прибайкалья. В нём уже открыто пропагандируется предложение к возобновлению промышленной охоты на нерп.

А в начале декабря 2017 года о том, что на Байкале могут разрешить добывать нерп в промышленных масштабах, заявили министр природы Бурятии и Росрыболовство. Директор Байкальского филиала Госрыбцентра Владимир Петерфельд тоже утверждает, что нерп на Байкале стало чересчур много, и что единственный способ вернуть систему к равновесию — добывать тюленей в промышленных масштабах. (Видимо, про то, что Байкал — саморегулирующаяся система и что на протяжении 25 миллионов лет нерпа сама справлялась со своей численностью, он уже позабыл).

К лоббированию охоты её сторонники подключили ещё и старшего научного сотрудника Института геохимии СО РАН Михаила Пастухова, «ответственно» заявившего, что если добыча нерпы будет составлять около 6 тысяч голов ежегодно, то её можно добывать бессрочно, так как популяция будет находиться в оптимальном состоянии.

«Странно, что про популяцию животного даёт комментарий учёный-геохимик, а не биолог», — иронизирует ust-kut24.ru.

В том, что все эти разговоры похожи на циничную ложь, уверен не только Евгений Кравкль. Его доводы подтверждаются в очерке кандидата биологических наук Евгения Баранова.

«Нерпы на Байкале стало много»?

Этот учёный более 35 лет занимается изучением байкальской нерпы и её поведением и как никто знает, что подсчёт реального количества особей не проводился.

По этому поводу он в частности пишет, что побудительной причиной поборников промысловой добычи нерпы служит зарегистрированный в 2016 году случай обнаружения на берегу озера около 140 погибших особей. После этого и стали заявлять, мол, чтобы избежать подобных случаев, необходимо открыть промысловую охоту на нерпу, снизив её численность.

Но весь вопрос в том — на самом ли деле тюленей на Байкале стало чересчур много?

«Публикуемая величина количества байкальских нерп в последние годы составляет около 130 тысяч особей. Поскольку в 90-е годы прошлого века учеты нерп давали значение этой величины около 100 тысяч, данные последних лет трактуются как рост популяции и служат аргументом в пользу возобновления добычи нерп. Однако если учесть погрешность в определении численности нерп — более 30%, то утверждать, что популяция выросла, нельзя, потому что 130 отличается от 100 как раз на эти 30 процентов», — заявляет кандидат биологических наук Евгений Баранов.

Он также утверждает, что мнение о чрезмерном возрастании количества нерп, в последнее время распространившееся среди местного населения, основано на поверхностных (во всех смыслах) впечатлениях.

«Имеется в виду тот факт, что нерпу на поверхности воды стали замечать в тех местах, где она раньше не появлялась. Но это можно также объяснить не ростом популяции, а ростом встречаемости, связанным с изменением стереотипа поведения. В связи с резким сокращением (практически прекращением) охоты на нерп в последнее десятилетие нерпы стали меньше бояться людей и смелее посещать людные места, что трактуется как очевидный признак того, что «нерпы на Байкале стало много». Другой аргумент в пользу чрезмерного роста численности нерпы основывается на участившихся жалобах рыбаков, страдающих от возрастающего грабежа нерпами омулевых сетей. Однако это говорит скорее о возросшем масштабе сетевой рыбной ловли, нежели о росте числа нерп», — поясняет учёный.

В ходе многолетних наблюдений за этими умными животными он пришёл к выводу, что они давно усвоили, что гоняться за вкусным, но быстрым омулем в воде — малополезное занятие. Куда практичнее нырнуть поглубже и хватать мелкую, но малоподвижную голомянку или шустрого, но небыстрого бычка — длиннокрылку или желтокрылку.

«Но как только из-за роста рыболовства, связанного с развитием туризма, сетевая рыбалка стала массовым явлением, вероятность обнаружения сетей нерпами возросла, и часть животных переключилась на питание омулем из этих орудий лова. С введением на Байкале запрета на промысел омуля, нерпы, вероятно, вернутся к прежнему рациону», — полагает Евгений Баранов.

Мертвые нерпы на берегу

Случай обнаружения около 140 мертвых нерп на берегах Южного Байкала был расценен как процесс саморегулирования популяции вследствие её чрезмерно возросшей численности. Но необходимость возобновления промышленной добычи животных у Евгения Баранова вызывает серьезные сомнения.

«В первую очередь обращает на себя противоречие в приведенных рассуждениях. Если гибель нерп ограничилась 140 особями, а численность нерпы составляет 100 или даже 130 тысяч (согласно докладу Госрыбцентра), то гибель одной тысячной популяции трудно назвать массовой. Значит, этот случай не связан с процессом саморегулирования, а популяция находится в оптимальном состоянии и не нуждается в сокращении», — приводит довод учёный.

В порядке логического эксперимента он предложил обратное:

«Теперь предположим, что 140 умерших нерп — это надводная часть айсберга, на самом же деле нерп погибло значительно больше. Такое предположение имеет под собой основание. Был отмечен тот факт, что выброшенные на берег нерпы были в большинстве своем беременными самками. В то же время известно, что во время эпизоотии, как правило, погибают животные обоего пола. Такое противоречие можно объяснить тем, что умершие в воде беременные самки были выброшены волнами на берег, потому что имели высокую плавучесть из-за большого количества подкожного жира, который, как известно, самки накапливают в качестве запаса питательных веществ для выкармливания детеныша. Остальные, менее упитанные нерпы, по-видимому, утонули, и их гибель осталась незафиксированной. Гибель нерп могла составить несколько тысяч особей.

Но это означает, что процесс саморегулирования популяции действительно произошел, и нет никакой необходимости в ее дополнительном уменьшении путем промысла, особенно сразу же после падежа», — резюмировал Евгений Баранов.

Напомним, в ноябре 2017 года Западно-Байкальская межрайонная прокуратура, проводившая проверку по факту массовой гибели байкальской нерпы на юге озера, заявила, что не обнаружила негативного антропогенного воздействия на животных. Также токсины не были выявлены и в тушах самих животных: ни чумы, ни каких-либо патологических изменений — вообще ничего.

«Для выявления причин гибели нерп ветеринары отобрали 15 проб у 14 туш животных. В 11 пробах был выявлен антиген энерита и в трех пробах — антиген парвовирусного гепатита», — отмечалось в официальном сообщении.

Но по словам алтайского доктора Игоря Червякова, если бы ему поступила информация о таких результатах проб, взятых у неизвестно от чего умершего, то он по ней не мог бы сделать ровным счётом никаких выводов:

«Это ни чём, и можно найти у каждого».

Читайте также: Выявлены причины массовой гибели байкальских нерп

«Гибель особей от эпизоотии представляет собой гораздо меньшую опасность для каждого вида животных, чем от охотничьей деятельности людей. Ведь, в самом деле, практически нет примеров того, что какой-либо вид млекопитающих вымер из-за какого-нибудь массового заболевания. И напротив, имеется ряд случаев исчезновения видов животных из-за охоты на них, например, полное уничтожение человеком крупного млекопитающего — морской коровы Стеллера.

В случае возникновения ажиотажного спроса на продукцию промысла байкальской нерпы популяция этого эндемика может сократиться ниже критического уровня вследствие интенсивной охоты, а неблагоприятные климатические и экологические условия (таяние льда из-за глобального потепления, изменение кормовой базы и т.п.) могут привести к её полному исчезновению», — предупреждает кандидат биологических наук Евгений Баранов.

Провокация или?

Но есть и ещё одна версия. Возможно ли, что тех нерп, найденных на берегу, специально умертвили, чтобы начать «качание прав» на отмену запрета охоты на них? Известно, что депутат председатель комитета Госдумы по природным ресурсам, собственности и земельным отношениям Николай Николаев («Единая Россия») 19 января уже направил запросы в правоохранительные и надзорные органы с просьбой дать правовую оценку охотничьему туру на байкальскую нерпу.

«Согласно приказу Росрыболовства от 5.12.2017 №822 «О распределении допустимых уловов водных биологических ресурсов во внутренних водах РФ, за исключением внутренних морских вод РФ, применительно к видам квот на 2018 год», квоты добычи водных биоресурсов на 2018 год в Республике Бурятия для коренных малочисленных народов составляют: 55 тонн омуля байкальского и 2700 голов нерпы. Не получается ли, что под видом промысла коренных малочисленных народов в обход законодательства происходит нелегальная предпринимательская деятельность?» — вопрошает депутат.

В том случае, если будут подтверждены факты организации браконьерской охоты, парламентарий просит пресечь её (запросы адресованы и.о. Байкальского межрегионального природоохранного прокурора Сергею Зенкову, руководителю Федерального Агентства по рыболовству Илье Шестакову, руководителям управлений Росприроднадзора по Иркутской области и Республике Бурятия).

Но, может быть, и прокуратуре стоило бы более пристально пересмотреть результаты проверки?

Вопросов во всей этой истории много, но очевидным кажется одно: как только человек начинает подобным образом вмешиваться в природные процессы — происходит катастрофа. Да и убийство детёнышей одного из самых умных млекопитающих сродни убийству ребёнка.

«Я бывал в 90-е годы на промысле нерпы, наблюдал, как её добывают в разрешённом варианте. Это жестокая бойня, не передать словами», — вспоминает житель посёлка Листвянка, актёр, автор и исполнитель песен, руководитель «Театра авторской песни на Байкале» Евгений Кравкль.

А слова, вынесенные в заголовок этой статьи, перекликаются с написанной им песней:

Плохой стрелок — он в горло попадает

Напоследок нерпе даже не вздохнуть

Но она в смертельный миг свой успевает

Под байкальский лёд навеки ускользнуть…

Но пока «Плач по нерпе» проник только в умы неравнодушных людей да некоторых общественников.

Читайте развитие сюжета: Байкал. Враги повсюду: нерпа – вредитель, баклан – ещё и варвар

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail