Коренные жители Усть-Большерецкого района Камчатки продолжают отстаивать свои права на ловлю рыбы на родной земле. Разъяснения регионального министерства рыбного хозяйства по поводу происходящего на полуострове аборигены назвали «отпиской». По мнению людей, вся беда в том, что их стойбища находятся между ставными морскими неводами крупных камчатских рыбопромышленных предприятий, которым не нужны конкуренты, даже такие «маленькие и слабые», как аборигены, даже в ситуации, когда рыба на Камчатке просто гниёт на дорогах и в лесах. За аборигенов маленького стойбища Эрвэн вступилась вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока по ДФО Любовь Одзял, передаёт корреспондент ИА REGNUM.

Праздник горбуши в стойбище Эрвэн
Праздник горбуши в стойбище Эрвэн
Константин Гордеев
Коряки и ительмены стойбища Эрвэн смотрят на рыбу в море с берега — Береговая охрана не пускает рыбачить
Коряки и ительмены стойбища Эрвэн смотрят на рыбу в море с берега — Береговая охрана не пускает рыбачить
Константин Гордеев

Читайте также: Коренные жители Камчатки: «Нас превратили в изгоев на земле предков»

На Камчатке, в Усть-Большерецком районе, в ходе богатейшей за последние 110 лет лососевой путины нарастает противостояние между КМНС и силовиками. 20 июля 2018 года в море мощные катера Береговой охраны атаковали надувные резиновые лодки аборигенов. Люди чудом остались живы. Никакой реакции правоохранительных органов на явное превышение должностных полномочий со стороны силовиков не последовало. Позже, 24 августа, силовики попытались отнять лодку у аборигенов. Но те, наученные, горьким опытом, включили видеокамеру и пообещали сжечь лодку, если её попробуют отнять.

«Я увидела видеоролик, где в неравном бою столкнулись резиновая лодка, в которой сидел представитель коренных народов, и катера Береговой охраны, в интернете 24 июля 2018 года. Правовую оценку случившегося на тот момент дать было сложно, так как не были известны обстоятельства дела. Но даже после выхода резонансных статей легче не стало. Дело в том, что как только простым аборигенам грозит ущемление их прав, вмешиваются районные ассоциации КМНС, администрации сельских поселений, региональные ассоциации КМНС. Они ставят вопросы перед комиссией по вылову анадромных видов рыб. Мы всегда готовы защищать простых людей от произвола представителей власти. При этом любые меры защиты могут осуществляться только в правовом поле. Прежде, чем перейти к открытому противостоянию, которое мы увидели на видео, размещенном в интернете, представители власти должны были сделать все возможное, чтобы этого избежать. Ведь речь шла о безопасности и жизни людей.

Для того чтобы бороться за свои права, необходимо наладить взаимодействие с органами власти, конструктивный диалог по существу вопроса. Отписки, которые приходят из властных кабинетов, тоже, к сожалению, часть процесса, но они отнюдь не повод сдаваться. В данной конкретной ситуации — пока не будут изменены правила рыболовства, решение вопроса маловероятно. Запрет есть запрет. Значит, следует направить все силы на снятие этого запрета. Необходимо подготовить предложения в территориальный орган Росрыболовства, провести обсуждения на Ученом совете КамчатНИРО. Тогда, возможно, вожделенный участок к следующей путине будет свободен от запретов», — прокомментировала ситуацию вице-президент Ассоциации коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока по Дальневосточному ФО Любовь Одзял.

Читайте также: Представители КМНС Колымы жалуются на нелогичные правила вылова рыбы

Береговая охрана выгоняет аборигенов  с моря
Береговая охрана выгоняет аборигенов с моря
Константин Гордеев

Однако, по мнению главы стойбища Эрвэн в Усть-Большерецком районе Константина Гордеева, вся беда проживающих в стойбище коряков и ительменов происходит от того, что их родовое поселение расположено между ставными морскими неводами крупных камчатских рыбопромышленников, которые не хотят видеть никого в месте своей рыбалки.

«Мест постановки неводов нам отвели шесть. Одно на море — в 130 км от нашего стойбища, и пять на реках. Ближайшее место постановки на реке находится в 37 км от стойбища. Это место на реке Амчигача — оно заболочено и поросло тиной. Никакой рыбы там просто нет! Остальные отведенные места ещё дальше от нас, самый дальний из пяти речных участков — в 170 км от нас», — рассказал Константин Гордеев.

Будни рыбаков стойбища Эрвэн
Будни рыбаков стойбища Эрвэн
Константин Гордеев

Но не только слишком удаленное расположение участков возмущает коренных жителей Камчатки, лишённых возможности рыбачить на родовых землях своих предков.

«Дело даже не в этом! Река — это нерестилище! Это лососевый роддом, если хотите! Она в депрессивном состоянии находится. Этого не отрицает даже министр рыбного хозяйства Владимир Галицын. Поэтому добычу рыбы в депрессивной реке мы не ведем принципиально! Нам не всё равно, что будет с рекой через годы. В море же вылов биоресурсов — самый щадящий, он в разы отличается от лова в нерестовой реке, где рыбе просто некуда деться, в отличие от моря», — добавил Константин Гордеев.

Река Амчагнача — лососевый «роддом» — заросла илом и заболочена
Река Амчагнача — лососевый «роддом» — заросла илом и заболочена
Константин Гордеев.

Читайте также: «Смотри, губернатор! За эту рыбу нас давят катерами» — рыбаки Камчатки

В своём ответе за запрос редакции ИА REGNUM министр рыбного хозяйства Камчатки Владимир Галицын, в частности, подчеркнул, что в стойбище Эрвэн аборигены проживают временно, только летом, когда идет лосось. Однако люди с этим утверждением не согласны.

«Основной коллектив находится действительно летом, затем начинается учёба в школе, многие семьи перебираются в посёлки. Но и в осенне-зимний период мы проживаем здесь почти постоянно, три-четыре человека, в том числе и я. Зимой мы ведём подледный лов корюшки, занимаемся охотой. Зимой мы ставим более основательное жильё, способное противостоять шквальным охотоморским ветрам. Кроме нашего стана есть ещё три соседних», — рассказал Константин Гордеев.

Рыбак стойбища Эрвэн
Рыбак стойбища Эрвэн
Константин Гордеев

Пока на Камчатке бушует щедрая путина, КМНС либо смотрят на рыбу с берега, либо вынуждены бороться с представителями Береговой охраны.

Аборигены опять намерены обращаться к губернатору Владимиру Илюхину. Услышит ли глава региона рыбаков?

Беда стойбища Эрвэн в том, что оно мешает «большим рыбакам» Камчатки
Беда стойбища Эрвэн в том, что оно мешает «большим рыбакам» Камчатки
Константин Гордеев

Читайте также: На Камчатке нарастает противостояние между аборигенами и силовиками

Как сообщало ИА REGNUM, на Камчатке путина-2018 выдалась самой богатой за последние 110 лет. В то же время регион, а также другие субъекты ДФО продемонстрировали неспособность справиться с большими объёмами рыбы. На Камчатке ни промысловый флот, ни перерабатывающие мощности не справляются с огромным количеством рыбы. Из 470 тыс. тонн выловленной в ДФО горбуши более 400 приходится на Камчатку. Камчатским лососем «забиты» все свободные холодильники Приморья, на подходах к ним скопилось множество рефрижераторов с горбушей, которые некуда выгружать. У Дальнего Востока не хватило даже промыслового флота, чтобы справиться с таким наплывом рыбы.

На Камчатке дороги, леса, берега усыпаны лососем и красной икрой. Тем не менее власти категорически не хотят разрешить, с учетом уникальности ситуации, свободный вылов рыбы.

Росрыболовоство пообещало обвал цен на лосося и красную икру осенью 2018 года в связи с рекордными уловами. Однако глава Информационного агентства рыболовства Александр Савельев опроверг прогноз ведомства, сообщив, что из-за бюрократических преград в российских портах весь улов уйдет за границу, преимущественно в Китай.

Аборигены Камчатки, простые жители жалуются на то, что рыба, при колоссальных подходах, на рынке стоит не менее 150 рублей за кг, в то время как промышленники, не справляясь, вываливают лосося в тундру и в лес тоннами.

Коренные жители Камчатки жалуются на то, что их превратили в изгоев на земле предков, что им не дают рыбачить, их резиновые лодки давит в море катерами Береговая охрана.

ИА REGNUM направило запрос в прокуратуру Камчатки. В своем ответе ведомство уведомило редакцию о том, что разослало запрос в прокуратуры полуострова, включая военную и природоохранную, а также в министерство рыбного хозяйства региона. Ответ пришел только из минрыбхоза. Но аборигены назвали его «отпиской».

С начала путины на Камчатке возбуждено около 100 уголовных дел за браконьерство.

Читайте также: Росрыболовство: «Рыба и икра подешевеют». Эксперты сомневаются