Застройка
Застройка
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Ничего нет более постоянного, чем временное…

В марте 2020 года исполнится три года с того момента, как в Москве были приняты правила землепользования и застройки (ПЗЗ). За это время у столичных властей так и не дошли руки привести закрепленные в них виды разрешенного использования (ВРИ) в соответствие с федеральным законодательством. Идя на встречу нерасторопным чиновникам, депутаты Госдумы отпустили им еще год на то, чтобы привести региональные документы градостроительного зонирования в соответствие с федеральными.

Казалось бы, какое дело обывателю до каких-то там ПЗЗ? Да самое непосредственное! Правила землепользования и застройки не только определяют, что будет построено — детский сад или небоскреб, разбит сквер или появится новый ТЦ. Из-за несоответствия московского и федерального классификаторов ВРИ горожане не могут полноценно вступить в права собственности на свое имущество. Чем, в свою очередь, активно пользуются чиновники, которым в рамках сверхплотной реновации не хватает земли под инфраструктуру, поэтому они без тени сомнений перемежевывают территории в пользу города.

Читайте также: Московские власти попытались откупиться кладбищами

Подробнее с правовыми претензиями к ПЗЗ можно ознакомиться в статье профессора высшей школы урбанистики Эдуарда Трутнева, в которой он подробно разбирает то, каким образом, а главное, в чьих интересах и были написаны ПЗЗ. Я лишь кратко опишу суть и механизмы процесса.

Авторы ПЗЗ задались целью приписать практически каждому объекту капитального строительства уникальные, присущие лишь ему параметры, объявить их максимальными и якобы уже достигнутыми. Из-за чего у неосведомленных людей возникает иллюзия того, что дальше с данными объектами ничего делать нельзя, ну как же, ведь все цели достигнуты.

Стройка Москва
Стройка Москва
Дмитрий Буянов © ИА REGNUM

Но и это еще полбеды, благодаря манипуляциям с параметрами объектов, добились того, что с правовой точки зрения отделили каждый объект от всех иных «объектов как сугубо индивидуальное и неповторимое образование, каждый объект превращается в самостоятельную территориальную зону, либо подзону». Именно это является той главной целью, которую преследовали составители ПЗЗ Москвы.

Таким образом и возникло представление о том, что раз допустимые параметры уже достигнуты, то большинство объектов останутся неизменными (если не принимать в расчет возможные капремонт и реконструкцию), а, следовательно, можно пообещать горожанам, что уже застроенные территории не претерпят кардинальных преобразований. Те самые пресловутые территориальные зоны с индексом «Ф».

Рассмотрим, к чему уже привела и приведет еще не раз столь вольная трактовка градостроительных регламентов. За каждым субъектом остается право внести изменения в ПЗЗ, и отказать ему в этом, оставаясь в правовом поле, нельзя. Ввиду того, что практически каждый объект в Москве превращён в самостоятельную территориальную зону либо подзону, а по-простому говоря, подвешен в воздухе, в пределе каждый такой объект должен рассматриваться по отдельности. То есть, что и с какой целью собираются менять, невозможно понять уже не только рядовому москвичу, а порой и специалисту.

В итоге мы имеем формальные процедуры (публичные слушания), на которых гражданам предлагают оценить и принять вырванные из общего контекста решения. И даже, пусть и не понимающие до конца казуистики столичных ПЗЗ горожане протестуют против превращения скверов в ТЦ, а ООПТ в новые ЖК, чиновники бьют их по формальным основаниям. Бенефициаров таких схем, наверное, называть не нужно?

Естественно, что дело не ограничивается лишь застройкой территорий, которые чиновники обещали сохранить неизменными. Поощряемая депутатами Госдумы двусмысленность столичных ПЗЗ, приводит к тому, что горожане не могут зарегистрировать свои имущественные права на земельные участки под МКД. С перипетиями процесса можно ознакомиться в статье прекрасного специалиста в сфере земельных отношений Алины Енгалычевой, нас же интересует суть вопроса и угрозы правам москвичей.

Двор
Двор
Наталья Стрельцова © ИА REGNUM

Из-за того, что мэрии «недосуг» привести ВРИ в соответствие с классификатором, утвержденным 540-м приказом Минэкономразвития, горожане сталкиваются с тем, что не могут поставить свои земельные участки на кадастровый учет. До принятия ПЗЗ ВРИ присваивался распоряжением департамента городского имущества, против чего в Росреестре не возражали, после их принятия ситуация кардинально изменилась. Для реализации вышеописанных схем чиновники попросту не установили для территориальных зон с индексом «Ф» виды разрешенного использования. Поэтому в Россреестре на законных основаниях стали гражданам отказывать в постановке на кадастровый учет.

Отмечу, как сейчас стало очевидно даже самому неискушенному наблюдателю, реноваторы столкнулись с тем, что им под запланированные объемы строительства не хватает земли, а значит, необходимо их снижать либо изыскивать другие способы разместить обслуживающую инфраструктуру. Способ был найден, необходимые для строительства дорог, инженерных коммуникаций и прочего такого площади решено изымать у собственников, не вошедших в реновацию. Пусть и с оговорками, но наглядным примером этого может служить недавний случай в «Свиблово». Там не хватило места под стартовую площадку, и чиновники не придумали ничего лучше, как отнять недостающее у москвичей.

Подробности читайте здесь: Вы не в реновации? Тогда мы идём к вам!

Но и на этом беды — причем не только москвичей, здесь уже можно смело говорить о стране в целом — отнюдь не закачиваются. Гражданское законодательство Российской Федерации меняется непрерывно. Одним из улучшений должно стать то, что в нашей стране по европейскому образцу единственным объектом права должен стать земельный участок, а его владелец будет иметь исключительные права на всё, что на нем расположено.

Получается, что непреодолимые препоны на пути регистрации имущественных прав на землю нужны лишь для того, чтобы граждане не смогли превратиться в полноправных собственников. То бишь живем вот мы, считаем себя хозяевами МКД и прилегающего участка. В определенный момент приходит чиновник и говорит, нет дорогие мои, собственник земли город, вы арендаторы, а ваши дома лишь улучшение территории, захотим снесем. Не хотите, чтобы снесли? Так будьте добры сделать то-то и это.

Люк Филдес. Голодные и бездомные. 1874
Люк Филдес. Голодные и бездомные. 1874

Наиболее показательно эта коллизия раскрывается в программе реновации, где переселенцам изначально ничего кроме «спертого воздуха между перекрытиями» не предлагается. Получается, что поверившие обещаниям московских чиновников сотни тысяч граждан, как те туземцы, обменяли золото на стеклянные бусы.

Добавлю в заключение, что с высоких трибун не перестают жаловаться на недостаточную мобильность рабочей силы. Ну не тот народ у нас, одних в силу их косности, других из-за привязанности к недвижимости никак не получается сорвать с земли и бросить на свершение капиталистических подвигов. Теперь, надо думать, почти всё готово для того, чтобы, лишив людей земли, превратить их в перекати-поле, которое мановением руки в высоком кабинете будет носить из конца в конец нашей необъятной страны.