На телеканале «Россия» неожиданно вышел сюжет о том, как московские чиновники кладбищенскими насаждениями компенсировали жителям Дмитровского района вырубленные под застройку компанией «ПИК» деревья. Неблагодарное дело — гадать, чем вызван интерес федерального СМИ к делам давно минувших дней, но сам случай заслуживает отдельного рассмотрения.

Василий Перов. Отцы и дети. 1874
Василий Перов. Отцы и дети. 1874

Надорвавшись на непомерной экспансии, разорился знаменитый застройщик СУ-155 и тем самым обездолил десятки тысяч людей, среди которых оказалось и немалое количество военных. Чтобы выполнить свои обязательства и достроить объекты, Минобороны было вынуждено распродать часть имущества, в том числе и находящиеся в бессрочном пользовании земельные участки.

Одним из таких участков и оказалась территория недостроенного госпиталя «Ветеран» Минобороны в Дмитровском районе столицы. Не имеет принципиального значения, в рамках каких процедур была осуществлена сделка, важно то, что Российская Федерация была вправе продать принадлежащий ей земельный участок, а группа компаний «ПИК» — выкупить его. Единственное, что омрачало столь безупречную сделку, так это нежелание местных жителей расставаться с любимым зеленым уголком для прогулок. Что и было продемонстрировано москвичами в ходе предшествующих строительству публичных слушаний.

Долгострой
Долгострой

Подробности читайте здесь: Молчали против антинародных правил застройки? Получите!

Трагикомизм ситуации заключается в том, что законодательство требует перед запуском, в том числе и строительных проектов, проведения общественных обсуждений. По основополагающим вопросам мнение граждан никогда ни учитывается, но слушания все равно проводятся. Вот и в этот раз, когда понадобилось изменить функциональное назначение участка. Удачное расположение долгостроя, давно заросшего буйной растительностью, одиозность застройщика, а главное — нежелание городских властей вступать в открытый диалог — сделали свое дело, и вокруг стройки развернулось не шуточное противостояние.

Тут вновь стоит сделать оговорку. Дело в том, что, по мнению специалистов, московские правила землепользования и застройки (ПЗЗ) в корне противоречат федеральному законодательству и призваны лишь для того, чтобы легитимировать строительный волюнтаризм местных властей. Так что к необязательности учета мнения граждан стоит прибавить и отсутствие предмета для обсуждения. В ПЗЗ для данной территории был прописан индекс Ф, что означает зону сохраняемого землепользования, что в переводе с чиновничьего означает — строй, что вздумается. Из сказанного становится понятно, что горожане не имели никаких шансов выиграть в противостоянии с мэрией и застройщиком.

Тем не менее гражданская активность местных жителей принесла свои плоды. Городские власти, дабы не обострять и без того накаленную обстановку, приняли решение компенсировать утраченную зеленую территорию ограниченного пользования имеющимися в их распоряжении резервами. В городских «закромах» оказались два кладбища и спортивные сооружения, в общем, что было, тем и компенсировали.

Алексей Кондратьевич Саврасов – Сельское кладбище в лунную ночь. 1887
Алексей Кондратьевич Саврасов – Сельское кладбище в лунную ночь. 1887

Вот с этого момента история из трагикомедии превратилась в откровенный фарс, и вот почему. Дело в том, что территория госпиталя «Ветеран», являясь собственностью Российской Федерации, никогда не принадлежала одному из ее субъектов, городу Москве. Но даже если бы и принадлежала, то, являясь территорией ограниченного пользования, свои рекреационные функции распространяла бы лишь на находящихся в госпитале на излечении больных. Поэтому жители соседних районов претендовать на них не могут.

Однако чем же вызвано желание чиновников компенсировать утраченные зеленые насаждения? Тут интересен сам принцип компенсирования буквально из рукава берущимися кладбищами, скверами, бульварами и озелененными дворами. Чиновники прошлой администрации забыли поставить на кадастровый учет значительные территории столицы. Ну, как забыли, уже тогда, на рубеже веков было очевидно, что неконтролируемая застройка приведет к быстрому исчерпанию свободных земель, вот и подстелили, что называется, соломки.

Что же касается компенсации, которая, как мы убедились, в общем-то, гражданам и не полагалась, то вызвана она единственно желанием заткнуть рот местным жителям. Чтобы они не привлекали лишнего внимания к нетранспарентным взаимоотношениям московских чиновников и застройщиков.