Трагическая история, произошедшая в Ингушетии, о которой на прошлой неделе узнала вся страна, вызвала шок в обществе. 4 июля в республиканскую детскую больницу была доставлена семилетняя девочка Айша, на которой не было живого места от синяков, порезов и ожогов. Обе руки ребенка были повреждены. Местным врачам под контролем центра Леонида Рошаля пришлось делать сложнейшую операцию по удалению тромба. Врачи смогли спасти девочке левую руку, операцию на правой руке решено временно отложить.

В настоящее время ребенка доставили в НИИ неотложной детской хирургии и травматологии в Москве. Его состояние оценивается как тяжелое. Врачи борются за жизнь и здоровье девочки. Леонид Рошаль сообщил, что при обследовании Айши были выявлены старые переломы ребер и повреждение позвоночника, а также укусы и ножевые раны.

Читайте также: Медики прооперировали избитую в Ингушетии девочку

По подозрению в избиении ребенка была задержана ее 35-летняя тетя, в семье которой воспитывалась девочка, так как ее родители были в разводе. Мать якобы создала другую семью, а по местным законам право на детей она якобы теряет — их передают отцу. Он, в свою очередь, в дочери, очевидно, вовсе и не нуждался, отдав ее своей сестре, у которой имеется двое своих сыновей, и уехал на заработки в Чечню.

О женщине (хоть язык и не поворачивается назвать этим словом, существо, способное так истязать маленького ребенка) известно, что она уже имеет судимость по статье, которую ей теперь вменяют в вину — умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни. Якобы много лет назад она из-за конфликта на дороге с участником ДТП ударила его ножом.

Взрослого мужчину — ножом. Что уж говорить о беззащитном ребенке, волею случая доставшемся ей на попечение. Тут уж она оторвалась, видимо, по полной — о чем говорят и ожоги, и переломы, и даже укусы. Все это конечно за гранью. Мозг отказывается воспринимать эту информацию. Искалеченная Айша — это все мы, это всей стране сейчас невыносимо больно. Это со всеми нами что-то не так, и надо что-то немедленно предпринять, чтоб стало так, как надо.

Леонид Рошаль
Леонид Рошаль
Doctor-roshal.ru

Почему ребенок оказался никому не нужным, еще предстоит выяснить правоохранителям: есть вопросы и к органам опеки, которые не владели ситуацией, очевидно, спросят и с участкового полиции, и с медицинского учреждения по месту проживания девочки, которое обязано было наблюдать ребенка.

Тем временем в обществе, и в первую очередь в соцсетях, этот случай вызвал немедленный отклик. Жестокость, с которой столкнулся семилетний ребенок, воспитывавшийся в семье родной тети, произвела шок. В своих комментариях люди возмущались возможностью самого факта произошедшего, осуждали родную мать, бросившую дитя, требовали наказания для тети-истязательницы.

«Не представляю, какие обычаи могут заставить мать отказаться от ребёнка и даже не интересоваться, где он, с кем он и что с ним происходит», — выразил мнение многих один из пользователей.
«Это — не уроды, это — зверьё. Хотя так животные не поступают даже с жертвой. И судить надо не по человеческим законам. Вернее, можно не судить по УК. Думаю, на Кавказе есть наказания для подобных «оно», — разразился призывом жестокого наказания один из комментаторов.
«Не всем нужно быть матерями. И я не понимаю, почему так пропагандируют «замужество» и «материнство», такая, как эта, должна (хоть и не люблю это слово) сидеть в спецучреждении для изучения гена «монстра»!! Животные — и то жалостливее к своим потомкам!» — возмутился еще один из комментирующих этот случай пользователь соцсетей.
«Это очень страшно, но подобных случаев очень, очень много ((((, люди озверели», — констатируют многие комментаторы.
«Пугает, что раз девочка без документов и без всякого надзора жила и никто из соседей не реагировал на избитого ребенка (это же не один день творилось) или вообще его не видел, то в следующий раз после такой шумихи какая-нибудь такая же «тетка-изверг» уже не поведет ребенка в больницу, а тихо прикопает в саду», — предрекает возможность последствий этого резонансного дела еще один неравнодушный житель России.
Александра Майер © ИА REGNUM

От жестокости до бесчеловечности

В психологии понятие «жестокость» изучено и описано уже давно. Ученые считают, что человек не является носителем гена жестокости, проявление агрессии или насилия связано с накоплением жизненного опыта, с тем негативом, с которым сталкивается ребенок, а потом и взрослый в семье, в школе, на улице, на работе. Озлобленность ко всем людям появляется из-за перенесённых страданий, в основе ненависти к людям зачастую лежат и эгоизм, и зависть, и злоба, а причиной бывает зачастую неустроенность — материальная, личная.

Но не может, я уверена, озлобиться до нечеловеческого состояния человек, если ему в детстве родители на уровне подсознания внушили, что такое «хорошо» и что такое «плохо». Если он сам был нужен своим близким не потому, что за счет его появления на свет они погасили ипотеку и несколько месяцев жили на пособия — копеечные, в сущности, но крайне необходимые из-за масштабной бедности в регионе, где они живут: не в относительно благополучной Москве, так уж получилось, а в таком далеком далеке от столицы, что не понимают, что такое зарплата выше 15 тысяч рублей.

Читайте также: Состояние избитой в Ингушетии Айши врачи в Москве оценивают как тяжёлое

Нет, и не это даже главное. Можно, и это тоже всем известно, и будучи бедным не стать озлобленным. Но где тот внутренний стержень, который даст возможность остаться человеком. Напомню, в 1944 году более 91 тысячи ингушей в одночасье лишились родины. По распоряжению Сталина, они были сосланы «за пособничество фашистским оккупантам» с территории Чечено-Ингушской АССР в Среднюю Азию и Казахстан.

Из них назад после реабилитации в 1959 году вернулась лишь половина. Однако, вспоминая тяжелые для всего народа времена, ингушские старики рассказывают, что выжить им помогла сплоченность народа, взаимопомощь, поддержка. Вдали от родины они старались сохранить каждого ингуша — своего и чужого ребенка и старика.

Даже представить невозможно, какое впечатление на этих переживавших трагедию всего народа людей могла бы произвести история маленькой девочки, которой за семь лет ее жизни истерзали и душу и тело родная тетя, да и родные отец с матерью, если бы им рассказали о ней тогда, на чужбине. Не поверили бы, наверняка.

Татьяна Москалькова
Татьяна Москалькова
Ombudsmanrf.org

О законе и о беззаконии

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова в связи с этим вопиющим случаем жестокости намерена добиваться скорейшего принятия в России закона о противодействии насилию в семье. По словам омбудсмена, эта история «совершенно нетерпима и противоречит всем цивилизационным нормам», поэтому она будет «всеми возможностями, которые есть в рамках конституционного закона об уполномоченном, добиваться скорейшего принятия давно назревшего закона».

Закон — это как установленные властью заградительные флажки. А как же с внутренними запретами? Где те личные красные стоп-флажки, за которые нельзя? Почему они не у всех срабатывают? Почему такие случаи жестокости и насилия, выходящие за грань здравого смысла, случаются все чаще?

Читайте также: В Ингушетии задержана родственница избитой 7-летней девочки

Почему-то этих «почему» становится с годами все больше, и нет надежды, что станет когда-то иначе. В эти дни, после тяжелых кадров видео по всем телеканалам с истерзанным маленьким ребенком из Ингушетии, такие вопросы задают себе многие.

Сотни людей кинулись тут же после увиденного предлагать свою помощь, просят отдать девочку на воспитание в свои семьи. Другие требуют жесткого наказания для мучительницы ребенка. Третьи задаются вопросом, куда смотрели правоохранительные органы и органы опеки, соседи, общественность. Эмоций много, и слов разных — и от простых людей, и от уполномоченных всех уровней — сказано уже тоже немало.

Детская игрушка
Детская игрушка

13-й национальный проект

И все же думается, что ситуация с проявлениями жестокости в обществе настолько серьезная, что ее законами в правовое русло не загнать. То дети поглумятся над сверстниками, выкладывая видео своих расправ в соцсети, «чтобы другим неповадно было», то учителя распускают руки и языки, оскорбляя детей и морально, и физически. А то вот наоборот, учителя становятся жертвами разборок за слишком строгие принципы воспитания, да мало ли еще кого линчуют, а потом телеканалы выносят эти случаи жестокости на суд общества.

И если «люди озверели» и истории, которые «совершенно нетерпимы и противоречат всем цивилизационным нормам», происходят так часто, то надо, наверное, нам принять меры к «очеловечиванию»? У закона о домашнем насилии много противников, он в принципе идет вразрез с основополагающим социальным институтом семьи, на котором всегда держалось российское общество. Может быть, вместо законов о противодействии насилию нам надо разработать целую программу — 13-й национальный проект «Человечность».

Если не принять меры и не напомнить людям, что они люди, можно сколько угодно средств вкладывать в дороги, экономику, образование, космос — во все, что, несомненно, важно и должно сделать Россию сильной и передовой, и при этом на выходе получить благополучное, жестокое, бездушное население, а не великую нацию, которая всегда славилась своей большой душой, великосердием, патриотизмом.