Переименование улиц в Воронеже, эхо выборов в Государственную думу, создание нового индустриального кластера в воронежском моногороде — эти и другие темы оказались в центре внимания воронежских СМИ на минувшей неделе, 18—24 сентября.

Волгоградскую — в Сталинградскую, а Каляева — в Петропавловскую

На этой неделе получила продолжение тема, которая обсуждалась в последние недели в областном центре — о возможности переименования двух улиц: улицу Волгоградскую предложено переименовать в улицу Сталинградскую, а улицу Каляева в улицу Петропавловскую, в честь храма, который тогда здесь располагался. В первом случае с предложением выступили представители КПРФ с целью сохранения памяти о Сталинградской битве. Во втором случае речь идет о возвращении улице Каляева (имя революционера Ивана Каляева, убившего великого князя Сергея Александровича, улица получила в 1928 году) исторического названия. Храма на этой улице, нужно отметить, уже давно нет, но есть кожно-венерологический диспансер.

22 сентября на странице администрации города в соцсети был запущен опрос горожан: воронежцам предложили высказать свое мнение о переименовании улиц и шире — стоит ли возвращать улицам исторические названия, пишет РИА Воронеж.

«Анкета состоит из трех вопросов. Жителей, выступающих за переименование улиц, попросили ответить, каким именно улицам стоит вернуть прежнее название: появившимся до революции 1917 года, названным в честь революционных и советских деятелей или в честь знаменательных событий Великой Отечественной войны. Еще один вариант ответа: «Исторические названия следует вернуть только тем улицам, переименование которых поддержала большая часть воронежцев». Тем участникам опроса, которые выступают против переименования, предложили указать, все ли названия улиц стоит сохранить», — пишет издание.

Между тем свое мнение о данном опросе в беседе с «Вести-Воронеж» высказал исполнительный директор института общественного мнения «Квалитас» Александр Романович.

«Запущенный опрос о переименовании улиц в Воронеже не может выразить мнение целого города, уверены в институте общественного мнения «Квалитас». Эксперты скептически отнеслись к идее мэрии, которая попросила подписчиков своей группы «ВКонтакте» (а их там — всего 2 тыс. человек) решить, стоит ли возвращать улицам исторические названия. Кстати, в ходе недавнего социологического исследования горожанам задавали подобный вопрос — как они относятся к переименованию улиц Карла Маркса, Фридриха Энгельса и площади Ленина. Более 90% опрошенных оказались против любых нововведений — самыми категоричными оказались люди до 30 лет», — напоминают «Вести».

"Все опросы, которые частенько запускаются в средствах массовой информации, в том числе и в интернет-изданиях, не могут претендовать на статус социологического, потому что они опрашивают узкую целевую аудиторию, которая посещает этот сайт. Если в Воронеже 44% мужчин, 56% женщин, то, естественно, столько же мы должны опросить. Вот тогда опрос будет действительно отражать общественное мнение», — считает исполнительный директор института общественного мнения «Квалитас» Александр Романович.

«Хвосты» и «висяки»

Проведение избирательной кампании, только не текущего, а прошлого года — по итогам которой место потерял «бессменный» председатель облизбиркома Владимир Селянин — припомнили на днях Воронежской области в ЦИК, сообщила 21 сентября газета «Коммерсантъ-Черноземье».

"Глава Центризбиркома Элла Памфилова на очередном заседании комиссии вновь вспомнила об избирательной системе Воронежской области. По ее словам, с «прошлого года» регион остался среди «хвостов и висяков» ЦИК из-за имевших место нарушений на выборах. «В Воронеже у губернатора не хватило решимости отправить в отставку своего заместителя, который циничным образом применял административный ресурс. И мы имели тяжелейшую головную боль в связи с этим», — заявила госпожа Памфилова. Она добавила, что рассчитывает «на следственные органы», которые разбираются с фальсификациями, имевшими место на прошлогодних выборах в Госдуму в Воронежской области», — цитирует главу ЦИК издание.

«Под избежавшим увольнения заместителем главы региона Элла Памфилова, очевидно, имела в виду вице-губернатора Геннадия Макина. Он курирует политический блок, ранее работал вице-президентом МИнБ и неформально поддерживал в кампании господина Арсамакова. Господин Макин продолжает отвечать за политический менеджмент в регионе и сейчас», — поясняет издание, подчеркивая, что никаких публичных претензий к Геннадию Макину со стороны главы региона по данному поводу никогда не предъявлялось.

Читайте по теме: Экс-глава Воронежского облизбиркома окончательно ушел из комиссии

«Чехарда» в Воронежском облизбиркоме дошла до следователей

СКР возбудил дело о махинациях на выборах в Воронежской области

Скандал в Воронежской области, результатом которого стал уход бессменного председателя областной избирательной комиссии, произошел через несколько дней после выборов в Государственную думу РФ в сентябре 2016 года. Кандидат от «Справедливой России» из Архангельской области пожаловалась в ЦИК на то, что региональный список партии от Воронежской области получил лишних четыре тысячи голосов — по двум участкам в Приднестровье (они были приписаны к Воронежской области). Ситуацию в облизбиркоме тогда объяснили ошибкой, но объяснение ЦИК не устроило. 6 октября председателю Воронежского облизбиркома Владимиру Селянину Центризбирком рекомендовал покинуть пост, правда, на то, чтобы принять решение, ему понадобилась еще неделя — об отставке он объявил лишь 13 октября.

От моногорода — к индустриальному кластеру

В Воронежской области может появиться индустриальный кластер — его предложено создать в Россоши, которая является моногородом. Об этом пишет 19 сентября «Коммерсант-Черноземье».

О планах по развитию города изданию сообщил сити-менеджер Юрий Мишанков: основная цель — снизить зависимость экономики моногорода от предприятия «Минудобрения». Как сообщается, здесь рассчитывают на создание до конца 2018 года сразу трех предприятий — логистического комплекса для завода упаковки, производства труб и питомника плодовых растений, объем инвестиций оценивается в 600 млн руб.

Самым крупным проектом с суммой инвестиций в 415 млн рублей названо строительство производственно-логистического комплекса для ООО «Дельта-пак», выпускающего упаковку для пищепрома. Предприятие планируется построить в районе Минудобрений. Реализация уже началась, и строительство комплекса планируется завершить до конца следующего года. На производственную мощность комплекс должен выйти к 2022 году.

Проект по строительству производства полипропиленовых труб с использованием вторсырья реализует ООО «Росэкопласт» — комплекс планируется запустить также до конца следующего года. Также до конца 2018 года предприятие намерено построить производство, продолжил господин Мишанков. Объем инвестиций ожидается в 145 млн руб., на предприятии должны работать 180 человек, а выручка прогнозируется в сумме около 465 млн рублей.

Третий проект, пишет издание, реализует ООО «Россошанский питомник», стоимость — 20 млн руб. В его рамках планируется создание питомника по выращиванию саженцев плодово-ягодных культур «с использованием опыта и традиций» Россошанской опытной плодово-ягодной станции — в советское время одного из крупнейших хозяйств по выращиванию саженцев в стране. Выход на проектную мощность запланирован на 2022 год.

Между тем, отмечает издание, «в Черноземье ряд моногородов, подобных Россоши, уже заявили о желании поучаствовать в программе создания территорий опережающего развития. Наиболее близок к получению статуса тамбовский Котовск — он может добиться его уже в ноябре. «Мы ТОСЭР делать не спешим. Считаю, что пока в этом нет необходимости. Преференции предоставляются только на десять лет, а потом все налоговые льготы выходят на общие условия. Для ТОСЭР нужно создавать управляющую компанию, это дополнительные издержки. Можно получить статус этой территории, а инвесторов не привлечь», — полагает Юрий Мишанков. Впрочем, региональные власти рассчитывают, что Россошь, а также Павловск, Елань-Колено и Семилуки еще могут получить статус территорий опережающего развития».

Ждать три тысячи лет

Очередь на жильё растянулась в Воронеже на 3 тысячи лет — об этом 22 сентября пишет «Моё».

Как сообщает издание, в Воронеже лишь десять семей в год получают жилье от государства — как малоимущие или нуждающиеся в жилье.

Всего 10 семей в год получают в Воронеже жильё как малоимущие и нуждающиеся в улучшении жилищных условий — при этом на учете в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий состоят около 30 тысяч семей, которые были приняты на учёт ещё до 1 марта 2005 года, а также около 500 семей — по категории «Малоимущие граждане», принятые на учёт после 1 марта 2005 года.

«То есть всего в очереди стоят 30 500 семей, а это значит, что при сохранении нынешних темпов очередь растянется на 3 050 лет… Столь низкую скорость обеспечения нуждающихся жильём в городском управлении жилищных отношений объясняют отсутствием в бюджете Воронежа финансовых средств на приобретение жилых помещений и незначительным финансированием проведения ремонтных работ в квартирах повторного заселения. Граждане признаются малоимущими при одновременном наличии целого ряда оснований, при этом пороговое значение размера среднемесячного дохода, приходящегося на каждого члена семьи, на территории Воронежа на 2017 год установлено в размере 11 920 рублей. Кроме того, для признания граждан нуждающимися в жилых помещениях обеспеченность общей площади жилого помещения должна составлять менее 11 кв. м на одного человека», — пишет издание.

Дорога к знаниям

«Российская газета» в статье «Да что она за звезда» пишет о том, что ученики новой, недавно построенной школы вынуждены добираться на учебу пешком по бездорожью.

«В селе Радченском на самом юге Воронежской области открылась прекрасная школа, оборудованная по последнему слову образовательной науки. При этом село вокруг школы осталось прежним: с темными и отдаленными окраинами, по которым бегает зверье и боятся ходить люди…» — пишет «РГ».

«Новенькая, построенная в рамках федеральной программы и открытая 1 сентября школа в Радченском выглядит как Bentley на парковке у сельмага: огромное и шикарное здание в окружении обычных, местами покосившихся деревенских домов. Игровые зоны для всех возрастов, лаборатории с роботами и обучающими 3D-фильмами, класс биологии с новеньким скелетом, кабинет ПДД со светофорами и тренажерами. Лингафонный класс для изучения иностранных языков, спортзал с зеркальным паркетом. На улице многофункциональная спортплощадка, которая зимой трансформируется в каток. Цветочные клумбы приезжали высаживать специалисты из Воронежа», — описывает новую школу издание.

«Условия превосходные: простор, лаборантская, много приборов. Осциллограф есть, можно показывать быстрые процессы, изучать нано‑ и цифровые технологии», — рассказал учитель физики Александр Рыбянцев.

Но, отмечает издание, до знаний в светлой новой школе многим ученикам еще нужно добраться.

«И здесь девятикласснице Наташе Рябоконевой федеральная программа не поможет — благоустройство ведущих в школу дорог в нее не заложено. Улицей путь Наташи к школе можно назвать с большой натяжкой — это грунтовая дорога, ведущая из села на отдаленный хутор, неосвещенная и заросшая бурьяном. Школьный автобус туда не ходит.

«По нормативам автобус забирает детей, живущих в двух километрах от школы и дальше. Наташа живет ближе — до ее дома 1720 метров. Но она может ездить на автобусе: нужно дойти до специальной остановки. Да и что она за звезда, чтобы за ней персонально заезжать?! Автобус к ее дому не пройдет, там бурьяны во», — Галина Ткачева, учитель начальных классов и школьный диспетчер, чиркнула себя по талии.

Местность, где живут Рябоконевы, называется Заречка — от центра села ее отделяет спрятанная в камышах речка Левая Богучарка. От остановки школьного автобуса до дома Наташи чуть более километра. Асфальт и жилые дома уходят в сторону, вперед по глиняному косогору тянется вверх грунтовка. После дождя тракторы и грузовики размазывают ее в липкую кашу. На полдороге к дому живет Наташина родственница — тетя Таня, у нее девочка в непогоду переобувается. Преодолев сравнительно благополучные полпути до дома, она меняет обычную обувь на резиновые сапоги и шагает дальше».

Зимой, рассказала школьница журналистам, она часто видит по пути в школу лисьи и кабаньи следы, а на подворье ее тети забегали и волки. В заброшенных сельских домах ночуют приехавшие на заработки шабашники. А возвращается девочка после кружков уже по темноте. На уроки одна, через поля, девочка ходит с третьего класса. Несколько раз, когда пройти было невозможно, ночевала у родных.

«Наташа перешла в девятый класс. После его окончания она собирается покинуть школу и Радченское, перебравшись к брату в Москву. Первой в столицу уехала старшая сестра: отучилась там на воспитателя, обзавелась семьей и квартирой. Следом за ней отправился брат, который сейчас работает в полиции. Брат пообещал приютить Наташу и возить ее в колледж. Учиться она будет на воспитателя».

«Здесь делать нечего. Сижу вечерами дома, скучно. Ни на дискотеку сходить, ни с друзьями пообщаться. Одноклассник как-то хотел ко мне на мопеде приехать — доехал до первого глиняного бугра и обратно повернул. А с детьми обращаться я умею — несколько лет присматриваю за маленькой родственницей, она меня любит», — говорит школьница.

«Тут не только людям тяжело. Московские родственники подарили нам кота Тишку — так он болеть начал, а через два месяца умер…»

Читайте развитие сюжета: Каляева оставят в покое: в Воронеже отказались от переименования улиц