Чем ближе Конференция сторон по климату (СОР26) в Глазго, тем сильнее разгораются алармистские климатические настроения, интеллектуальным эпицентром которых является Межправительственная группа экспертов по изменению климата (МГЭИК), ставящая в первое место среди причин глобального потепления человека, его потребности в белковой пище и теплом жилище.

Двойные стандарты декарбонизации
Двойные стандарты декарбонизации
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

В очередной раз эксперты предупреждают весь мир о том, что сокращения выбросов углекислого газа недостаточно для решения климатического кризиса. Чтобы остановить рост глобальной температуры, мир должен экстренно заняться более опасным парниковым газом — метаном.

Учёные-климатологи выступили с довольно серьёзным предупреждением мировому сообществу. Они заявили о том, что мир приближается к грани климатической катастрофы. МГЭИК готов опубликовать свой шестой отчет, являющийся обзором мировых знаний о климатическом кризисе и того, как действия человека влияют на планету. В обзоре будут опубликованы «неопровержимые доказательства» того, насколько мир близок к необратимым изменениям.

Отчет МГЭИК не пройдет мимо метана, особенно той его части, которая производится в животноводстве, в скважинах сланцевого газа и в процессе традиционной добычи нефти и газа. В нём снова прозвучит заявление о том, что метан нагревает мир гораздо быстрее, чем углекислый газ, потому что имеет потенциал глобального потепления в 80 раз больше, чем СО2.

Дурвуд Зельке, президент Института управления и устойчивого развития и ведущий обозреватель МГЭИК, сказал, что сокращение выбросов метана, вероятно, является единственным способом предотвратить повышение температуры на 1,5°C по сравнению с доиндустриальным уровнем.

«Сокращение выбросов метана — это самая большая возможность замедлить потепление в период до 2040 года, — сказал он. — Иначе мы столкнёмся с чрезвычайной ситуацией».

Зельке настаивает на том, что политики должны прислушаться к выводам МГЭИК по метану до переговоров ООН по климату СОР26, которые пройдут в Глазго в ноябре 2021 года. Он считает, что сокращение выбросов метана могло бы нивелировать негативный эффект от поэтапного отказа от угля, что является ключевой целью СОР26. Он даже выступил адвокатом угля, заявив, что его использование имеет обратный климатический эффект: частицы серы, которые он производит, защищают Землю от потепления, отклоняя часть солнечного света. Зельке сделал следующий вывод:

«Изменение климата похоже на марафон, и нам нужно продолжать эту гонку. Сокращение выбросов углекислого газа не приведет к похолоданию в ближайшие 10 лет, а после этого наша способность справляться с изменением климата будет настолько серьезно подорвана, что мы не сможем продолжать работу. Сокращение выбросов метана даёт нам шанс».

Согласно экологической экспертизе ООН, в 2020 году выбросы метана выросли на рекордную величину. Спутниковые данные показывают, что некоторые из основных источников метана — российские нефтяные и газовые скважины, на которых ведётся безалаберная хозяйственная деятельность: газ добывается обычным бурением без использования современных технологий, которые практически исключают «летучие» или случайные выбросы метана.

«Сегодня более 40% газа ЕС составляет тяжелый метан из России, что представляет для климата более серьёзную опасность, чем уголь, — сказал Пол Бледсо, бывший советник Клинтона по климату, ныне работающий в Институте прогрессивной политики в Вашингтоне. — ЕС должен начать измерять, а затем регулировать выбросы метана от всего своего импорта природного газа».

Зельке призвал правительства рассмотреть вопрос о разработке нового соглашения, наряду с Парижским, которое будет касаться метана, и потребовать от всех стран резко сократить потребление газа.

Метан также образуется при таянии вечной мерзлоты, и предполагается, что жара в Сибири может увеличить выбросы газа. Однако считается, что до крупномасштабных выбросов от таяния вечной мерзлоты еще далеко, а с выбросами метана от сельского хозяйства и промышленности можно бороться уже сегодня.

Основная задача борьбы с изменением климата
Основная задача борьбы с изменением климата
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Несколько замечаний по поводу всего вышесказанного.

1. Утечки метана из скважин месторождений, разрабатываемых с помощью традиционных технологий, не идут ни в какое сравнение с масштабами дегазации территорий, на которых добываются сланцевая нефть и газ методом разрыва пласта. При этом лидером провалившейся сланцевой революции является, как известно, пока не Россия, а США. Именно поэтому с 2008 года данные по космическому мониторингу метановых утечек на нефтегазовых месторождениях в США засекречены, что позволяет обсуждать исключительно утечки со скважин. Но даже данные из открытых американских источников по утечкам с американских действующих и старых скважин впечатляют, так как скважин в США во много раз больше, чем в России.

2. Главной проблемой являются не столько утечки газа при добыче, а дегазация старых, не законсервированных скважин, на многих из которых давление газа (нефти) восстанавливается выше изначального. Причина этого феномена сегодня стала понятной — нефть и газ оказались восполняемым и не уничтожимым ресурсом планеты, при этом восполнение месторождений происходит довольно быстро, что позволяет вывести исчерпанные месторождения за несколько лет на постоянный режим на уровне 20% от пика добычи («Восполнение месторождений углеводородов — объективная реальность» и «О научной революции в теории образования углеводородов»). Поэтому консервация старых скважин чревата не меньшим ущербом, чем от брошенных и не законсервированных (см. статьи «Методы добычи нефти и газа — нарастающий источник экологических катастроф» и «Об экологических последствиях консервации нефтяных скважин»).

3. Что касается опасности высокого потенциала глобального потепления (ПГП) метана, то он существует исключительно в документах МГЭИК, а не в реальности. ПГП всех малых парниковых газов были фальсифицированы ещё при подготовке Рамочного соглашения ООН по изменению климата (РКИК, 1994 г.) с помощью завышения на порядки времён жизни этих газов в атмосфере, что потребовалось для решения истинных задач международной климатической политики, не имеющих отношения к изменению климата. В действительности время жизни малых парниковых газов не превышает двух лет. Разоблачение этой фальсификации осуществлено силами самих сотрудников МГЭИК. О том, как это произошло, читайте статью «Фальсификация и подлог! Переход на «зеленую» экономику не имеет оправдания»). Поэтому борьба с выбросами метана приведёт только к фиктивному сокращению глобального парникового эффекта и тем самым к нарастанию глобальной температуры, что авторов «зелёной перезагрузки» мировой экономики, судя по всему, абсолютно не волнует (см. «Осторожно! Байден хочет спасти планету», «Байден открывает эру зеленого империализма» и «Байден, BlackRock и проблема климатического пузыря»). А волнуют их барыши, которые они планируют получить за сокращения выбросов метана и других фиктивно суперпарниковых газов, выраженных в CO2-эквиваленте. Напомним, на Европейской углеродной бирже цена тонны СО2 достигла €60, которые для тонны метана умножим на 80 и получим, как говорил Аркадий Райкин, сумасшедшие деньги — €4800. Вот такая получается чрезвычайная метановая политика.

Читайте ранее в этом сюжете: Индия не собирается отказываться от угольной энергетики