В преддверии референдума 2016 года о членстве Великобритании в ЕС сторонники Брексита пообещали, что выход из состава ЕС будет напоминать прогулку по парку. Три года спустя оказалось, что реальность разительно отличается от тех розовых грёз, которыми потчевали британский электорат, пишет Десмонд Лачман в статье для издания The Hill.

Brexit
Brexit
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: American Conservative: Трамп хочет превратить ВС США в пиратскую шайку

Во время кампании, которая предшествовала референдуму о членстве Великобритании в ЕС, нынешний британский премьер-министр Борис Джонсон не уставал твердить, что в ходе переговоров по Брекситу страна сможет получить свой кусок пирога. Он также расписывал заманчивые картины будущего, говоря о том, что Великобритания превратится в процветающий «Сингапур на Темзе» после того, как она освободится от обременительных европейских правил и получит возможность заключать собственные соглашения о свободной торговле.

А потом Великобритании пришлось столкнуться с реальностью. Великобритании всё еще нужно согласовать соглашение по Брекситу, поэтому Лондон был вынужден просить ЕС о продлении периода переговоров по Брекситу до 31 января 2020 года, чтобы избежать жёсткого Брексита — выхода из состава ЕС без соглашения. Кроме того, Великобритании также предстоит вступить в следующую, более сложную фазу переговоров со своими европейскими партнёрами, результаты которых определят долгосрочные экономические отношения между Великобританией и Европейским союзом.

Тем временем Брексит уже перевернул британскую политику с ног на голову, и свидетельством тому является раздробленный парламент, который до сих пор не поддержал соглашение по Брекситу. Сейчас страна приближается к парламентским выборам, которые состоятся 12 декабря, но, к сожалению, нет никакой уверенности в том, что Великобритания сможет найти выход из политического тупика. Также нет уверенности в том, что новый парламент также не окажется в подвешенном состоянии и вновь не откажется поддержать соглашение по Брекситу.

Вестминстерский дворец
Вестминстерский дворец

Не менее тревожной для долгосрочных политических перспектив страны является возможность проведения второго референдума о независимости Шотландии, к которому может подтолкнуть соглашение по Брекситу, о котором Джонсон договорился с ЕС.

Идея о создании границы в Ирландском море между Великобританией и Северной Ирландией для того, чтобы после завершения процесса Брексита Северная Ирландия де-факто осталась в едином европейском рынке, привела к тому, что в Шотландии возник вопрос: не следует ли и ей получить такую возможность? В частности, в Шотландии задались вопросом о необходимости проведения второго референдума о независимости, чтобы шотландские избиратели могли решить, стоит или нет им покинуть Соединённое Королевство и остаться в ЕС после Брексита.

Что касается экономического фронта, то Банк Англии продолжает предупреждать о тяжёлых последствиях выхода Великобритании из ЕС без соглашения. Опасаясь того, что выход без соглашения серьёзно ограничит доступ Великобритании к единому европейскому рынку, на долю которого приходится около половины британского экспорта, в Банке Англии заявили, что в течение следующих двух лет ВВП Великобритании может упасть более чем на 5%.

Несмотря на то, что жёсткие экономические предупреждения со стороны Банка Англии могут стать предметом многочисленных споров, нет никаких сомнений в том, что экономическая и политическая неопределённость, связанная с Брекситом, уже нанесла серьёзный урон экономике Великобритании.

Здание Банка Англии
Здание Банка Англии

Действительно, сейчас страна, похоже, оказалась на пороге экономического кризиса. За последние три года самые сильные экономические показатели среди стран G7 стали самыми слабыми. В то же время уровень инвестиций среди стран G7 увеличился примерно на 10% с 2016 года, тогда как объём инвестиций в Великобританию остался практически неизменным.

Читайте также: Project Syndicate: учёные нашли способ борьбы с торговыми войнами

Нужно надеяться на то, что предстоящие выборы в Великобритании позволят ей преодолеть нынешний политический тупик и, наконец, добиться поддержки соглашения по Брекситу со стороны парламента. Следует также надеяться на то, что на следующем этапе переговоров по Брекситу Великобритания сможет быстро договориться со своими европейскими партнёрами о заключении разумного торгового соглашения, которое обеспечит Великобритании благоприятный доступ к европейскому рынку.

Но, судя по тому, что Джонсон, похоже, решил сделать ставку на сторонников жёсткого Брексита, чтобы в рамках предвыборной борьбы обойти «Партию Брексита» Найджела Фараджа, не стоит надеяться на скорое преодоление экономической неопределённости в Великобритании. Также я бы не советовал делать ставку на скорое улучшение политической и экономической ситуации в стране.