В основе контртеррористической стратегии США лежит убеждение в том, что терроризм проистекает из плохих идей, а не из плохих обстоятельств. Подчеркивая важность идеологии, Соединённые Штаты продолжают оказывать культурное воздействие без решения актуальных проблем, с которыми сталкиваются люди. В результате этого наше руководство продолжает вести борьбу с терроризмом не на том поле битвы, пишут Джессика Триско Дарден и Эван Абрамски в статье для издания The Hill.

Америка навязывает свои идеи
Америка навязывает свои идеи
Иван Шилов © ИА REGNUM

Читайте также: The Hill: США ждут светлые перспективы на рынке СПГ

Усилия по противодействию насильственному экстремизму посредством убеждения не являются чем-то новым. После Второй мировой войны США направили средства в ряд средств массовой информации, включая журналы и радиопередачи, чтобы сформировать позитивное отношение иностранцев к США и оказать идеологическое противодействие. Сегодняшнюю битву с салафитским джихадизмом также назвали «войной идей».

Информационная война
Информационная война

СМИ остаются ключевым компонентом кампании США по борьбе с насильственными экстремистскими призывами. В Западной Африке Соединённые Штаты финансируют выпуск радиопостановок, направленных на содействие миру и терпимости. В Тунисе агентство международного развития США (USAID) сотрудничает с местными театральными ассоциациями и кинематографистами для организации спектаклей в рамках кампании против насилия. Использование социальных сетей такими террористическими группировками, как ИГИЛ (организация, деятельность которой запрещена в РФ), для вербовки новых сторонников вызывает растущую обеспокоенность по поводу радикализирующего воздействия интернета.

Сотрудники Государственного департамента США и USAID считают, что интернет, и в частности социальные сети, выступает в качестве основного канала, который террористические группировки используют для вербовки новых сторонников. Учитывая данное обстоятельство, США реструктурировали и значительно расширили Центр глобального взаимодействия Государственного департамента, который работает над «подрывом террористической идеологии», чтобы помешать террористам привлекать новых сторонников.

В USAID в качестве примера взяли такие программы, как пилотный проект в Нигере, в рамках которого был создан контент для Facebook и Twitter, предназначенный для молодежи, подвергающейся риску вербовки со стороны местной радикальной группировки. Например, в Боснии и Герцеговине USAID поддерживает молодежную кампанию по созданию мемов, которые предлагают позитивные альтернативы экстремистским призывам.

Гуманитарная помощь USAID и морские пехотинцы США
Гуманитарная помощь USAID и морские пехотинцы США
Candice Villarreal

Тем не менее эти социальные медиапрограммы являются лишь повторением наскучившей стратегии по завоеванию сердец и умов граждан других стран и не предполагают существенных изменений. Террористические группы используют все доступные каналы для распространения своих призывов. Но вербовка террористов не ограничивается несколькими радикальными твитами. Драйверы насильственного экстремизма носят сложный характер. Географическая близость к конфликту, экономическая уязвимость тех или иных групп, социальная или политическая маргинализация населения, а также незащищённость социальных сетей могут повлиять на восприимчивость человека к идеологической обработке и вербовке. Не все эти факторы можно адекватно рассмотреть в радиопередаче или целевой публикации в Facebook.

Тем не менее информационные программы по предотвращению терроризма могут принести пользу на уровне местного сообщества. Было показано, что некоторые программы улучшают восприятие решений местного сообщества и уменьшают поддержку насилия. Но совсем не обязательно, что подобное позитивное воздействие приведёт к желаемому снижению поддержки насильственного экстремизма.

Читайте также: Bloomberg: США все еще могут подписать прорывное торговое соглашение

Согласно результатам исследования одной финансируемой США радиопрограммы в Западной Африке, несмотря на то, что люди, которые слушали данную радиопрограмму, стали чаще участвовать в гражданских акциях, а также поддержали сотрудничество с Западом в рамках борьбы с терроризмом, «более частое прослушивание радио не оказало ощутимого влияния с точки зрения противодействия насилию во имя ислама…»

Радио
Радио

Соединённые Штаты делают упор на борьбу с террористическими идеями, а не на устранение проблем, способствующих вербовке новых террористов. Программы, которые отдают приоритет физической безопасности, отвечают гуманитарным потребностям и улучшают местное управление, должны стать основой наших усилий по предотвращению терроризма. В рамках нынешнего подхода США рискуют вложить слишком много усилий в реализацию программ по противодействию насильственному экстремизму, которые по большому счёту являются не более чем пустыми словами.