Антикоррупционный аврал, захлестнувший страну в последнее время, можно расценивать как охоту на проштрафившихся перед шабашем ведьм. Ажиотаж, раздуваемый вокруг баснословных богатств, периодически изымаемых под тем или иным предлогом у различных чиновников, весьма преувеличен, озвучил корреспонденту ИА REGNUM мнение о возвращении конфискации имущества в перечень наказаний за коррупционные преступления независимый антикоррупционный эксперт, директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ Александр Сухаренко.

Коррупция
Коррупция
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Наказание должно быть не жестким, а неминуемым: о конфискации имущества

«Своевременность появления «бастрыкинской» инициативы обусловлена необходимостью утихомирить негодующее и стремительно беднеющее в условиях кризиса население за счёт раскулачивания обирающего его чиновничества. Правда, ажиотаж, раздуваемый вокруг баснословных богатств, периодически изымаемых под тем или иным предлогом у различных чиновников, весьма преувеличен. Судя по данным Судебного департамента при Верховном суде России, за последние семь лет (2012−2018 годы) из 28 145 лиц, осужденных за совершение коррупционных преступлений, конфискация имущества (ст. 104. 1 УК РФ) коснулась всего 2 318 человек, или 8% от общей массы. Самыми урожайными по этой части выдались 2015 и 2016 годы — 600 и 543 коррупционера соответственно. В основном своих доходов по приговору суда лишились лица, погоревшие на взяточничестве или коммерческом подкупе. Общая стоимость конфискованного в доход государства неизвестна», — констатировал независимый эксперт.

При этом Александр Сухаренко напомнил, что по постановлению Пленума Верховного суда России 2018 года, по делам о преступлениях коррупционной направленности деньги, ценности и иное имущество, переданные в виде взятки или предмета коммерческого подкупа, подлежат конфискации и не могут быть возвращены взяткодателю либо лицу, совершившему коммерческий подкуп, в том числе в случаях, когда они освобождены от уголовной ответственности на основании примечаний к статьям 291 и 204 УК РФ.

«Вместе с тем суд поясняет, что если владелец денег и других ценностей, переданных в качестве взятки или подкупа, добровольно участвовал в следственном эксперименте, то ему следует вернуть его имущество. Однако апелляционные инстанции имеют право ухудшить положение обвиняемого в ситуации с конфискацией его имущества. Такое ухудшение допустимо только по представлению гособвинителя или по жалобам иных участников судопроизводства со стороны обвинения».
Александр Сухаренко

Читайте также: Путин: нет «печатных слов» для «безобразной» коррупции

Впрочем, как говорит директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ, давно известно, куда пойдёт конфискат — Пенсионный фонд его включил в свой бюджет.

«Согласно ФЗ от 03.10.2018 № 351-ФЗ, с 1 января 2019 года в перечень доходов, зачисляемых в бюджет Пенсионного фонда РФ, включен новый источник — конфискованные денежные средства, полученные в результате совершения коррупционных правонарушений, а также денежные средства от реализации конфискованного имущества, полученного в результате совершения коррупционных правонарушений. В ПФ уже произвели предварительные расчёты, согласно которым среднегодовой объём конфискованных средств, поступивших в федеральный бюджет, составляет порядка 300 млн рублей. То есть в ближайшие шесть лет бюджет Пенсионного фонда может получить в общей сложности до 1,8 млрд рублей дополнительно», — добавил антикоррупционный эксперт.

Читайте также: О коррупции в РФ знают, потому что Путин чувствует ответственность

«Антикоррупционный аврал, захлестнувший страну в последние время, стоит расценивать как охоту на проштрафившихся перед шабашем ведьм. Хотя сожжение отдельных ведьм, как мы знаем, вовсе не решало проблем. Коррупционная ржавчина, разъедающая госструктуры, только усиливает недоверие к ним со стороны населения, которое апатично воспринимает антикоррупционные потуги государства. В связи c этим уместно вспомнить слова Михаила Салтыкова-Щедрина: «У нас в России воруют все. И при этом, хохоча, приговаривают: «Да когда же всё это кончится?»
Александр Сухаренко

Как сообщало ИА REGNUM, пока официально не обсуждают идею конфискации имущества у коррупционеров, предложенную главой Следственного комитета РФ Александром Бастрыкиным.

«Вопрос нуждается в экспертной проработке», — сказал журналистам пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.