Политик и блогер Ксения Собчак прошлась острым языком по погорелому Парижу, не забыв похвалить Москву Сергея Собянина. Она рассказала о крысах, недостающей подсветке и популярности мужского имени Мухаммед и других особенностях французского города.

Собянин
Собянин
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Моя любимая Франция стала такой страной, где бьют витрины дорогих бутиков просто потому, что они дорогие, каждую неделю бастуют охреневшие от собственной важности профсоюзы, налоги таковы, что успешные люди просто переезжают, а уволить человека стало почти невозможным. И я абсолютно убеждена, что это как-то кармически связано с тем, что сгорел шедевр, который всем своим видом представлял наглую роскошь, огромный вложенный труд (явно не 36 часов в неделю), и победу Воли Человека над миром», — написала Ксения, комментируя пожар в соборе Парижской Богоматери.

Не будем иронизировать по поводу поворотов жизни, отвративших Ксению от обладателей мусульманских имён, и не станем видеть в этом расизм. Интересно, что недавний «кандидат против всех» на выборах президента, известный своими прозападными взглядами и поддержкой либеральных оппозиционеров, обличает одну из ключевых столиц западного мира. За что? За права бедных и экономность.

Конечно, в Москве всё не так. Нет, крысы есть и в столице РФ. Их не видят лишь те, кто не выходит из автомобиля. Достаточно прогуляться вечером по центру города, и обязательно увидите, как откормленные грызуны не торопятся убегать от пешеходов, вальяжно переходя дорогу. Или посетить какой-нибудь столичный парк, например, Царицыно. Там крысы — обыденное явление, такое же, как, скажем, лебеди в прудах. Можно даже увидеть, как свободные серые млекопитающие воруют у окольцованных птиц еду.

И ЧП в Москве совсем не редкость. Да, знаковые достопримечательности пока не горели, но едва ли это заслуга столичного руководства. Так, на Новый Год обрушился деревянный мост в Парке Горького вместе с посетителями. Скандал замяли, и ни о каких последствиях, кроме увольнения директора парка, больше не слышали. Или не выдержала плотина канала имени Москвы, затопившая шоссе. А вспомните страшный пожар в старинном доме на Никитском бульваре, в котором погибли люди. Это всё события недавнего времени.

Пожарные
Пожарные
Moscow.mchs.ru

Да, уволить в Москве по-прежнему очень просто. Возможно, не как в девяностые, когда понятие трудовых прав не бытовало, но избавиться от неугодного сотрудника работодателю несложно. И профсоюзы вспоминаем только на митингах, когда нужно поддержать власть. Недавно голодали двое сотрудников Мосгортранса, они жаловались, что после высказанной критики условий труда (например, необходимость покупать запчасти за свой счёт) их пытаются уволить. Или вспомним роддом в районе Зюзино, который закрывают, несмотря на все протесты. Сотрудникам предстоит пытать счастья в других местах.

Да, Москва, куда стекаются ресурсы из нищающей России, — богатый город. И у столицы РФ есть деньги и на подсветку зданий в центре города, и на то, чтобы не слишком прижимать элитный класс, который почему-то по-прежнему и всё сильнее выводит деньги за рубеж. А вот средний москвич может лишь мечтать о «средней» московской зарплате, подсчитанной Росстатом, мириться с обслуживающей ролью купающихся в роскоши господ, терпеть оптимизацию медицины и перевод в «цифру» услуг, в том числе и важнейшей — образования. А ещё бороться с бесконечной застройкой свободного пространства вокруг себя — высотными домами и другими объектами недвижимости, под которые замаскированы, к примеру, транспортно-пересадочные узлы.

«Собянина на «них» не хватает», — пишет Собчак о парижанах.

А может, правда, Ксении Собчак стоит, учитывая широкие связи, устроить Сергея Семёновича по обмену на работу в столице Франции? Вместе с его блестящей командой. Пусть старую брусчатку, наконец-то, заменят достойной гранитной плиткой. Вместе с инвесторами развернут программу масштабной застройки Парижа новыми комфортными домами. Пусть Исаак Калина охватит проектом «Московская (Парижская) электронная школа» все школы столицы Франции. И парижские дети, а не московские, будут высиживать за гаджетами и интерактивными досками для решения задачек, и именно на них заведут электронные портфолио, куда запишут важные данные об их жизни.

Интересно, позволят ли в парижских школах развернуть систему питания, благодаря которой дети регулярно начнут попадать в больницы с дизентерией? Заметят ли исчезновение множества исторических зданий, не оказавшихся под защитой государства по официальным программам? А может, согласятся поставить вопрос о реконструкции какого-нибудь старого здания в центре, как это было с «домом Булошникова», увеличив его высоту втрое? А может, доверят возрождение из пепла собора Парижской Богоматери реставраторам станции метро «Сокольники»?

Или Ксения Анатольевна ещё любит Париж?