Лидеры Европейского союза так и не смогли выработать четкую стратегию действий в отношении Брексита, однако, если придерживаться оптимистической точки зрения, то можно сказать, что еще не поздно это сделать. Давайте представим себе, что в ЕС всё же решили предпринять еще одну попытку, пишет Клайв Крук в статье для издания Bloomberg.

Евросоюз
Евросоюз
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как выглядел бы возможный план действий? Конечно, следовало бы исключить наименее приемлемый результат переговоров: выход Великобритании из состава ЕС без соглашения. Разумеется, если Великобритания покинет Европейский союз без нового торгового соглашения, Лондон окажется в менее выгодном положении, нежели ЕС. Также такой выход направил бы другим европейским странам четкий сигнал о том, что было бы весьма глупо следовать примеру Великобритании.

Читайте также: The Guardian: в чем причины роста военной напряженности в Арктике?

Всё же определенные европейские страны столкнулись бы с проблемами в случае выхода Великобритании без соглашения. Лишь немногие европейские экономики в настоящий момент достаточно сильны для того, чтобы справиться с новым экономическим шоком. Что касается необходимости припугнуть другие европейские страны, то политический коллапс в Великобритании уже сделал свое дело. Также стоит учесть то обстоятельство, что выход из состава ЕС окажется еще менее привлекательным для тех стран, которые, в отличие от Великобритании, приняли евро.

Вестминстерский дворец в Лондоне
Вестминстерский дворец в Лондоне
Марина Захарова © ИА REGNUM

Справедливости ради стоит отметить, что многие в ЕС разделяют инстинктивное подозрение Великобритании в отношении централизации Европейского союза, который постепенно движется в направлении Соединенных Штатов Европы. Европейские сторонники Великобритании рассматривают Лондон в качестве союзника в сдерживании данного процесса. Но судьба единой европейской валюты кардинально изменила мнение европейских сторонников Великобритании.

ЕС нуждается в дальнейшей интеграции, чтобы единая валюта добилась успеха. В конце концов, валютный союз, вероятно, также потребует создания далеко идущего бюджетного союза. Наличие единой валюты не позволит ЕС повернуть вспять процесс политической интеграции, поэтому данная интеграция должна быть продолжена. В противном случае судьба экспериментов с евро, а вместе с ними и судьба всего европейского проекта окажется под угрозой. Великобритания не смогла бы стать хорошим партнером в этой необходимой дальнейшей эволюции ЕС. В эгоистичном Европейском союзе не хотели бы, чтобы Великобритания потерпела крах, но также в Брюсселе не хотели бы, чтобы процесс Брексита был просто отменен.

В ЕС хотели бы иметь как можно более тесные экономические отношения с Великобританией и как можно более теплые партнерские отношения в сфере безопасности, обороны и международных отношений. С другой стороны, ЕС не хочет, чтобы Великобритания имела право голоса в отношении будущей политической интеграции союза. Если бы стороны начали переговоры еще до референдума, когда пост премьер-министра Великобритании занимал Дэвид Кэмерон, то ЕС и Великобритания могли бы выработать приемлемое соглашение. По сути, оказавшись за пределами еврозоны, Великобритания уже не являлась бы полноправным членом ЕС. Этот статус можно было определить более тщательно и признать его в качестве альтернативной формы членства, а не аномалии, которую необходимо урегулировать в последний момент. Со временем Брюссель мог бы предложить формальное ассоциированное членство и другим странам, например, Швейцарии и Турции, что позволило бы решить целый ряд проблем.

Главной особенностью статуса ассоциированного члена ЕС стало бы симметричное расположение прав и обязанностей. Например, ассоциированный член мог бы голосовать только по тем областям интеграции ЕС, по которым он согласился бы. В данном случае европейское законодательство распространялось бы на ассоциированного члена только в тех областях, в рамках которых он согласился участвовать.

Мигранты
Мигранты

Ассоциированным членам, возможно, потребовалось бы принять ограничения в отношении их способности регулирования миграционных потоков из остальной части ЕС, не соглашаясь с условиями «свободного передвижения» в рамках ЕС. Граждане полноправных членов ЕС остались бы гражданами ЕС, а граждане ассоциированных членов не являлись бы гражданами ЕС. Полноправные члены ЕС приняли бы евро и вместе продолжили бы политическую интеграцию, а ассоциированные члены не стали бы этого делать. И так далее.

Может показаться, что подобное предложение звучит довольно привлекательно. Однако в этом-то и заключается проблема. Остальные европейские страны могут захотеть заключить аналогичную сделку. Только в ЕС подобная идея может выглядеть проблематичной. Но зачем отказывать странам, включая потенциальных новых членов, в сделке, которая отвечала бы интересам всех заинтересованных сторон? Евросоюз расширил бы число своих членов и снизил бы недовольство в экономической сфере, также у ЕС появились бы возможности для создания более тесного политического союза с теми странами, которые этого действительно хотят. Что здесь может не устраивать?

Читайте также: Bloomberg: Иран пытается вернуть себе влияние Персидской империи

Так что, в принципе, Европа могла бы предложить Британии соглашение об ассоциированном членстве на новых условиях. Да, Великобритания могла бы отказаться от процедуры, предусмотренной статьей 50, чтобы приступить к переговорам уже в новом статусе без сбоев и узких временных рамок. С другой стороны, как в Великобритании, так и в ЕС в целом мог бы сложиться консенсус в отношении нового типа членства, сочетающего в себе максимальную экономическую интеграцию с ограничениями в сфере политики. Такой вариант мог бы сработать.

Сейчас трудно сказать, к чему в итоге приведет Брексит, но с полной уверенностью можно сказать, что ЕС не выберет изложенный выше вариант, поскольку в ЕС должны этого захотеть. Однако европейские лидеры даже в принципе не рассматривают подобный вариант.