Во время президентской кампании 2008 года сенатор Джон Маккейн спародировал мелодию на мотив «Барбары Энн» из группы Бич Бойз, спев песню «бомбить Иран». Подобная позиция также находит отклик в администрации президента США Дональда Трампа, и понятно почему. Тегеран оказывает влияние на весь Ближний Восток. Иран использует своих доверенных лиц, чтобы угрожать союзникам Вашингтона, поддерживает сирийского президента Башара Асада и хуситов в Йемене. Тегеран также стремится дестабилизировать ситуацию в Ираке и расширить свое влияние в Ливане, пишет Джеймс Ставридис в статье для издания Bloomberg.

Ал Асад Башар reg
Ал Асад Башар reg
Ал Асад Башар reg
Ал Асад Башар reg

Читайте также: Project Syndicate: Глобальную экономику ждут новые испытания?

Теперь мы столкнулись с новым проявлением иранского экспансионизма. Представители ВМС Ирана заявили о планируемом пятимесячном развертывании военно-морских сил в Западной Атлантике. Пока неясно, сколько кораблей будет задействовано. В Тегеране заявили, что в морских маневрах примет участие недавно построенный эсминец «Саханд». Ожидается, что ряд иранских кораблей прибудут в Венесуэлу — одну из немногих стран Западного полушария, которая готова принять корабли ВМС Ирана.

ВМС США не следует поднимать тревогу из-за какой-то горстки иранских кораблей, появившихся в водах, расположенных недалеко от территории Соединенных Штатов. Иранские корабли на несколько поколений старше американских эсминцев и не обладают ударной мощью, хотя бы отдаленно напоминающей ударную мощь американских авианосцев, атомных подводных лодок и военных кораблей-амфибий. Также у Тегерана нет современных крылатых ракет, сопоставимых с американскими Томагавками, которые Иран мог бы использовать для наземного нападения.

С другой стороны, развертывание иранских кораблей в Западной Атлантике включает в себя два аспекта, которые не могут не вызвать негативный отклик со стороны США. Во-первых, Тегеран, несомненно, будет проводить свои маневры в сотрудничестве с кораблями ВМС России, которая усиливает патрулирование в зонах господства ВМС США. Во-вторых, намерения Тегерана свидетельствуют о том, что Иран действительно считает себя мировой державой.

Одна из серьезных проблем, с которой сталкиваются США при разработке стратегии против Ирана, заключается к непонимании иранской истории, культуры и собственной самооценки граждан Ирана. Вашингтон рассматривает Иран в качестве региональной державы умеренного размера со значительными природными ресурсами и довольно большой численностью населения.

Читайте также: East Asia Forum: Готовы ли вообще США сдерживать Китай?

Однако сами граждане Ирана считают себя наследниками Персидской империи, которая на пике своего могущества управляла почти половиной населения мира. Если бы история человечества пошла несколько иным путем, то персы, вполне, могли бы завоевать греческие города-государства 2 тыс. 500 лет назад и потенциально воспрепятствовать возникновению и становлению Римской империи.

Итак, стоит ли нам воспользоваться рецептом, предложенным Маккейном в 2008 году? Сейчас этот рецепт никуда не годится. Стоит надеяться на то, что нам вообще не придётся переходить к военным действиям. Вместо этого следует выработать последовательную стратегию в отношении Ирана, в основу которой легли бы три ключевых направления.

Во-первых, нам необходимо увеличить сбор разведданных, связанных с деталями глобальной стратегии Ирана. Существенную часть информации можно собрать с помощью спутниковой разведки и кибератак, однако также имеет смысл наладить более тесное сотрудничество с разведывательными службами союзников, особенно с Израилем и Иорданией. Необходимо пропустить полученную информацию через исторический и культурный фильтры, чтобы добиться более глубокого понимания иранских целей.

Во-вторых, необходимо расширить военное сотрудничество с союзниками, партнерами и друзьями в регионе и во всем мире. Со времен администрации бывшего президента США Джимми Картера конфронтация происходила в основном между США и Ираном, а не мировым сообществом и Ираном. Большая часть иранских вмешательств на Ближнем Востоке, в Южной и Центральной Азии противоречит международному праву, не говоря уже о его ядерной программе. На уровне региона Израиль и Саудовская Аравия могли бы стать столпами коалиции, в которую также могли бы войти другие арабские государства для борьбы с шиитским экспансионизмом. Возможно, стоит возобновить дискуссии об «арабском НАТО».

Ближний Восток
Ближний Восток
(сс) ErikaWittlieb

В-третьих, Вашингтон должен и дальше использовать адресные экономические санкции. Некоторые крупные страны, в том числе Россия и Китай, вероятно, откажутся от сотрудничества по данному вопросу, однако на долю США и ЕС приходится более 50% мирового ВВП. Пока не ясно, как именно отреагируют в ЕС на выход США из ядерного соглашения. Вашингтон мог бы вновь заручиться поддержкой ЕС, если бы переориентировал международные усилия на борьбу с иранской ракетной угрозой и региональными группировками, поддерживаемыми Ираном.

Читайте также: Project Syndicate: Глобальную экономику ждут новые испытания?

Что касается иранских кораблей, то они могут причинить немало вреда в Персидском заливе и северной части Индийского океана. У Ирана есть скрытные дизельные подводные лодки, Тегеран использует роящиеся флотилии небольших вооруженных катеров, которые могут представлять опасность для более крупных военных кораблей. Также Иран использует морские мины для ограничения судоходства. Однако развертывание кораблей ВМС Ирана в отдаленных водах Атлантики является демонстрацией передовых возможностей и амбиций Ирана. Вашингтону стоило бы обратить на это внимание.

Сейчас бомбардировка Ирана стала бы серьезной ошибкой. Лучше всего взять на вооружение последовательную стратегию, основанную на глубоком анализе и понимании иранских целей. Бомбардировку можно отложить до подходящего момента, конечно, если он вообще наступит.