Первая официальная пресс-конференция нового президента Грузии Саломе Зурабишвили оставила по себе у многих впечатление недоумения — но вместе с тем, линия, которую взяла Зурабишвили, стала ясна четко. Что это за линия и почему она, если и президентская, то не политическая, пишет в своей статье автор ИА REGNUMАндро Малкин.

Саломе Зурабишвили
Саломе Зурабишвили
Иван Шилов © ИА REGNUM

Линия, которая стала понятна со слов Зурабишвили, состоит в том, что нынешний президент не собирается вмешиваться — вообще ни во что. Во внутренние государственные дела, во внешние вопросы, в деятельность правительства…

Во внешней политике приоритетом Зурабишвили назвала взаимоотношения с НАТО и ЕС, в частности шаги в сторону членства в Евросоюзе и «более активное представление Грузии на карте мира» — особенно в вопросах охраны окружающей среды. В такой острый вопрос, как украинская автокефалия, Зурабишвили решила не вмешиваться в принципе: по ее словам, раз уж Грузинская церковь осторожничает, то она тем более «не считает, что как президент имеет право взять на себя ответственность в этом вопросе». Что же до России, и здесь президент Грузии воздержалась от определенности: мало ли, сказала она, что произойдет за 6 лет ее срока, все меняется так быстро, хотя именно сейчас она не думает, что «сегодняшний день дает какие-либо возможности Грузии состоять с Россией в каких-либо отношениях, даже в начальных так, чтобы это не было до конца согласовано с нашими ближайшими партнерами». Кстати, Зурабишвили заявила, что кривотолки про лабораторию Лугара в связи со вспышкой свиного гриппа — это результат российской пропаганды.

Выбор судей Верховного суда в Грузии привел к тому, что наружу вышел раскол в правящей команде, что очень интересовало журналистов — но, опять же, Зурабишвили заявила, что она как президент свою личную позицию зафиксировать не может. Напряжение в правящей партии она тоже комментировать не стала: не ее дело, хотя она и надеется стать «президентом примирения».

Разумеется, таким поведением президента с готовностью воспользовались оппоненты, назвав главу государства «формальным президентом и послушным исполнителем воли главного правителя страны».

Читайте статью Грузия: Президент — не политик и другие публикации Андро Малкина о грузинской политике.