Бурятию передали в ДФО, «а Байкал – китайцам»?

Жители Бурятии и Забайкальского края «одним днём» превратились из сибиряков в дальневосточников. Они пытаются понять причины перевода Бурятии и Забайкалья из состава Сибирского федерального округа в состав Дальневосточного. И один из главных вопросов: как эти преобразования повлияют на Байкал?

Татьяна Иващенко, 6 ноября 2018, 14:19 — REGNUM  

Решение о переводе Забайкальского края и Бурятии из состава Сибирского федерального округа (СФО) в состав Дальневосточного (ДФО), принятое президентом РФ Владимиром Путиным, до сих пор весьма активно обсуждается в СМИ и в социальных сетях. Соответствующий указ был подписан 3 ноября 2018 года.

Читайте также: Путин перевёл Бурятию и Забайкалье в состав ДФО

«Уснули в Сибири, проснулись — на Дальнем Востоке», — пишут жители Бурятии и Забайкалья, для которых, как видно, решение о переводе их регионов в ДФО стало большой неожиданностью.

Судя по записям в соцсетях, теперь уже бывшие сибиряки хотели бы знать больше подробностей о причинах принятого решения — как от федерального руководства, так и от местного.

Также стоит отметить: мониторинг интернет-пабликов показал, что большой интерес у жителей Бурятии в связи с вхождением их региона в состав ДФО вызывает ситуация, складывающаяся вокруг Байкала, который теперь оказался как бы «разорванным» между двумя федеральными округами.

Читайте также: Байкал «разорвали» между двумя федеральными округами

«Будет много нюансов»

Депутат Народного Хурала (парламента) Бурятии Баир Цыренов (КПРФ) подтвердил информацию о том, что жителей республики сильно беспокоит судьба озера Байкал. В целом же, по его словам, механизм принятия данного решения совершенно непонятен:

«Присоединение регионов произошло без какого-либо серьёзного обсуждения на местах, это настораживает. Второй момент, который волнует многих, это озеро Байкал. Совершенно непонятно, как будет решаться этот вопрос, потому что теперь Байкал стал неким пограничным водоразделом между федеральными округами. Хотя, по моему мнению, такой крупный географический объект, природное достояние мирового масштаба даже в административном плане должно сохранять свою цельность. Тут будет много нюансов. У нас элементарно контролирующие охрану Байкала органы находятся на территории Сибирского федерального округа».

Тревогу парламентария разделяет и член Ангаро-Байкальского бассейнового совета, российский координатор международной экологической коалиции «Реки без границ» Александр Колотов. Ранее в беседе с корреспондентом ИА REGNUM он отметил, что превращение Бурятии в дальневосточный регион может негативно отразиться на ситуации с охраной Байкала.

«В решении социально-экологических вопросов, связанных с Байкалом, взаимодействие двух соседних регионов — Иркутской области и Бурятии — оставляло желать лучшего и в ту пору, когда они оба входили в состав одного федерального округа — Сибирского. Теперь Байкал окажется поделён (если не сказать «разорван») между двумя федеральными округами: Сибирским и Дальневосточным. Каким образом новый «промежуточный» территориальный статус Байкала будет учтён в будущем крупномасштабном нацпроекте «Экология», одним из основных направлений которого является охрана уникального сибирско-дальневосточного озера? Как дальневосточный статус Бурятии повлияет на реализацию действующей федеральной целевой программы по охране озера Байкал?» — задаётся резонными вопросами Колотов.

Теперь, по его словам, в число лиц, участвующих в процессе принятия решений по Байкалу, добавился ещё один пласт чиновников — на этот раз дальневосточных. И экологи сомневаются, что это может улучшить взаимодействие федеральных и региональных структур в вопросах, касающихся Байкала и жителей на его берегах.

Передачу Бурятии в ДФО ИА REGNUM также прокомментировала директор Бурятского регионального объединения по Байкалу Наталья Тумуреева:

«Больше всего возмущает то, что опять всё сделано без участия жителей, нет пояснения про перспективы и возможности, зачем все это нужно».

Она подчёркивает, что и ранее, когда Бурятия входила в состав СФО, не было «никакого взаимодействия по охране Байкала» с Иркутской областью, на территории которой находится часть озера.

«А теперь и вовсе нужно наладить взаимодействие между двумя федеральными округами. Как будет реализована ФЦП по охране озера Байкал? Получается, что у нас увеличится число чиновников, которые принимаю решения по Байкалу, хотя и так у семи нянек дитя без глазу. Ещё я опасаюсь, что всяческие «территории опережающего развития», «стратегические», «инвестиционные» и прочие проекты псевдоразвития, сутью которых является сведение леса и разработка месторождений полезных ископаемых в бассейне Байкала, приведут к сокращению Центральной экологической зоны (ЦЭЗ). Ну и так называемый дальневосточный гектар могут «по ошибке» выдать на особо охраняемых природных территориях, как это случалось в других регионах», — резюмировала Наталья Тумуреева.

Власти рассчитывают «где-то прирасти»

Что известно о судьбе Байкала на сегодняшний день из официальных источников?

«Решение (о переходе Бурятии в Дальневосточный федеральный округ — прим. ИА REGNUM ) никак не повлияет на судьбу федеральных целевых программ по развитию и сохранению озера Байкал. То, что касается Байкала, ничего не меняется. Нацпроекты и Федеральные целевые программы как были, так и остаются, и мы как в них были, так и остаёмся, и может быть, там ещё где-то и прирастём», — подчеркнул глава Бурятии Алексей Цыденов.

В правительстве Бурятии ИА REGNUM сегодня, 6 ноября, сообщили, что вопросы, касающиеся «дальневосточного гектара», будут прорабатываться. В том числе это касается и земель, которые не будут предоставляться в рамках программы.

При этом источник ИА REGNUM, знакомый с ситуацией, заявил, что «дальневосточный гектар» не будет касаться земель на Байкале в ЦЭЗ.

Стоит также отметить, что некоторая информация по этому вопросу прозвучала на пресс-конференции республиканских министров по вопросу перехода Бурятии в состав Дальневосточного федерального округа, которая состоялась 6 ноября в региональном правительстве.

Министр имущественных и земельных отношений Бурятии Маргарита Магомедова подчеркнула, что власти будут «отрабатывать» те территории, которые потенциально могут быть предоставлены (и, соответственно, не могут быть предоставлены) по программе «дальневосточного гектара», действующей на Дальнем Востоке.

Читайте также: «Дальневосточный гектар» может распространиться и на Бурятию с Забайкальем

По словам Маргариты Магомедовой, чтобы воспользоваться «дальневосточным гектаром», необходимо внести дополнение в ст. 1 Федерального закона от 01.05.2016 № 119-ФЗ, включив Бурятию и Забайкальский край в субъекты, на которых распространяется этот закон.

«Сама концепция закона для нас очень привлекательная, потому что предусматривает упрощенный порядок предоставления земельных участков. Надеюсь, что включение Бурятии позволит использовать максимальные механизмы. Мы сейчас будем отрабатывать те территории, которые потенциально могут быть и не могут быть предоставлены. У нас в Бурятии есть Байкальская природная территория, Центральная экологическая зона, включённые в объект Всемирного наследия ЮНЕСКО. Здесь действует ограничение ст. 27 Земельного кодекса, согласно которой земли, находящиеся в государственной и муниципальной собственности, но расположенные на территории объектов Всемирного природного наследия, не могут быть предоставлены в частную собственность», — приводит словам министра официальный портал правительства Бурятии.

По её мнению, необходимо принять республиканский закон, устанавливающий перечень территорий муниципальных образований, где земля не может предоставляться для реализации 119 ФЗ, то есть для предоставления гектара. При этом должно быть обоснование, почему, на основании каких норм федерального законодательства такое ограничение может быть.

Из слов министра следует, что участки в ЦЭЗ Байкала ограничены в обороте, то есть они не могут быть предоставлены в частную собственность. Однако остаётся ли возможность аренды? Судя по всему, да. Пока, честно говоря, вопросов больше, чем ответов.

Здесь целесообразно привести слова сибирского эколога Кристиана Ринчинова, который видит в произошедших изменениях (в переходе Бурятии в состав ДФО — прим. ИА REGNUM ) «несколько серьёзных угроз». В частности, это «ухудшение и без того сложной координации работы по сохранению Байкала между Бурятией и Иркутской областью как между регионами из разных федеральных округов». Также, по его словам, это «приближение угрозы сокращения Центральной экологической зоны Байкальской природной территории» и «раздача «дальневосточного гектара» на особо охраняемых природных территориях». Об этом эколог написал на своей странице в соцсети «ВКонтакте».

Волнуются за Байкал и жители других регионов. Например, новосибирский политический аналитик и журналист Алексей Мазур на своей странице в Facebook пишет, что не удивится, если главным результатом перевода Бурятии в ДФО станет раздача «гектаров» на берегах Байкала «правильным людям».

Не менее интересные предположения звучат в комментариях под этой записью.

«Так и есть. Только правильные люди — это китайцы», — пишет один из пользователей.

«Вполне возможно. Но. Есть китайский фактор. Китайцы нахрапом осваивают берега озера. А негласно считают Байкал своим», — пишет ещё один пользователь.

«Ну как минимум «в целях превращения Бурятии из глубоко дотационного региона в самостоятельный субъект» можно (нужно) ожидать, мягко говоря, послаблений в том, что касается экологических защитных зон — под предлогом развития туризма и вот этого всего», — подытожил пользователь Facebook.

В то же время «на просторах интернета» существуют и другие мнения:

«Не думаю, что частичная административная подчинённость Иркутской области и Бурятии разным округам играет значимую роль в вопросах сохранения Байкала. В конце концов, можно привести в пример приоритетный проект «Сохранение и предотвращение загрязнения реки Волги». А она протекает, как известно, по территории трёх федеральных округов и 15 субъектов РФ».

Читайте также: Байкал: присвоен чиновниками и захвачен китайцами

В группе «Наш дом — Бурятия!» в Facebook пользователи, за неимением полной информации, шутят, что Бурятии «подарили» Тихий океан, «а Байкал — китайцам».

В связи с этим, кстати, вспоминается недавнее решение по Байкалу федерального уровня, согласно которому произошло существенное сокращение водоохранной зоны Байкала. Экологи тогда высказали опасения, что это решение — зелёный свет для массированного бизнес-освоения берегов Байкала.

Читайте также: Байкал. Судьбу озера решают без участия местных жителей

Вопросов много, ответов — мало

Все эти комментарии и предположения свидетельствуют о том, что у сибиряков, а теперь и у дальневосточников (Бурятия и Забайкалье) остаётся множество вопросов по поводу произошедших изменений и их последствий. А значит, власти должны как можно быстрее на них ответить. И речь идёт не только о вопросах по Байкалу, а о ситуации в целом.

Насчёт присоединения Бурятии к ДФО даже в отдельно взятом регионе — Бурятии — существуют диаметрально противоположные мнения.

Например, советник главы Бурятии по экономическим вопросам Алдар Бадмаев уверен, что нововведения пойдут республике на пользу.

«Дальнему Востоку в настоящее время оказывается очень большое внимание, и это напрямую сказывается на поддержке всех инвестиционных проектов, особенно в сфере инфраструктуры. Думаю, это крайне важно для Бурятии, тем более что именно сейчас республика продвигает целый ряд проектов и программ, направленных на ускоренное развитие региона. Таким образом, с переходом Бурятии и Забайкалья эти проекты получат новый толчок, более высокие шансы на получение господдержки».

В то же время депутат Народного Хурала Бурятии Баир Цыренов (КПРФ) совершенно не уверен, что передача республики в состав ДФО улучшит ситуацию в регионе:

«Формальные перекидывания и объединения регионов по большому счёту больше похожи на то, как толкут воду в ступе, а не на реальные решения социально-экономических проблем. Подход к таким вещам должен быть гораздо серьёзнее, а простое административное перекидывание регионов не решит никаких проблем. Более того, на мой взгляд, присоединение Бурятии и Забайкалья к ДФО похоже на местечковое решение, как будто бы даже принятое под конкретного человека. У нас в мае сменился министр по развитию Дальнего Востока (министром по развитию Дальнего Востока в мае 2018 года был назначен Александр Козлов, который до этого руководил Амурской областью — прим. ИА REGNUM ), и через непродолжительное время сибирские регионы перекидывают на Дальний Восток. Есть над чем задуматься».

Читайте также: Не загнуться бы совсем: о назначении Козлова главой Минвостокразвития

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отослать информацию редактору.
×

Сброс пароля

E-mail *
Пароль *
Имя *
Фамилия
Регистрируясь, вы соглашаетесь с условиями
Положения о защите персональных данных
E-mail

Fatal error: Uncaught exception 'ErrorException' with message 'Unknown: Failed to write session data (user). Please verify that the current setting of session.save_path is correct (tcp://10.18.0.1:6379?database=9)' in Unknown:0 Stack trace: #0 [internal function]: exceptions_error_handler(2, 'Unknown: Failed...', 'Unknown', 0, Array) #1 [internal function]: session_write_close() #2 {main} thrown in Unknown on line 0