В последние дни звучит восторг в Москве вокруг визита лидера Китая и в странах Европейского союза вокруг участия Китая в саммите «Большой двадцатки». Это связано с тем, что на китайский глобальный экономический проект «Один пояс — один путь» (ОПОП, срок доставки грузов из Китая в Европу вместо 45 суток морем — 10 дней по суше) в ЕС возлагаются надежды едва ли не большие, чем в самом Китае. Но для Китая территория ЕС интересна лишь промышленными активами, а территория ЕАЭС — как технический доступ к ним.

Marionetki.net

Об этом заявил главный редактор ИА REGNUM Модест Колеров, выступая на Летней школе «Взаимодействие Евразийского экономического союза и Европейского союза: политика, экономика, безопасность».

Он привёл мнение эксперта ИА REGNUMАлександра Запольскиса о том, что глобальный кризис исчерпал внутренние рынки, а Китай часто повторяет о своих планах вложить в ОПОП больше 600 млрд долларов в течение ближайших 10−15 лет. Для сравнения, это примерно 1,5 номинальных ВВП Польши, 3,1 ВВП Чехии или более 12,2 ВВП Беларуси за 2016 год. Польша рассматривает «Шелковый путь» как возможность окончательно сформировать под своим управлением сплоченный пул из Литвы, Латвии, Эстонии, Венгрии, Болгарии и Чехии со Словакией, так называемый проект Триморья — в случае успеха он позволит Варшаве обрести политический контроль над совокупным ВВП, сопоставимым с немецким или французским. Этот проект растёт из ещё довоенного польского проекта «Междуморья», копирующего германский проект «Срединной Европы». «На самом деле: у польского исторического империализма нет иного выбора, как строить свой, отдельный проект», — сказал М. Колеров.

По его мнению, проект «Шёлкового пути» родился в Китае не только для выкачивания природных ресурсов из Туркмении, Узбекистана, Таджикистана, Казахстана, Киргизии, но, в первую очередь, для обеспечения военно-политической безопасности китайского Синьцзяна от потенциальной угрозы из Средней Азии. Из «нарисованных» на картах проектов этого пути как транзита из Китая в ЕС существует только два максимально реалистичных маршрута: северный Китай — Казахстан — Россия — Белоруссия — Польша и южный Китай — Средняя Азия — Иран — Турция — Европа. Однако в том, что касается южного маршрута, то вокруг него все «мыслимые» конфликты уже произошли, но не все закончены. Впереди турецкий Курдистан, независимость иракского Курдистана, впереди смута в Таджикистане, Киргизии и Афганистане, отметил Колеров. «Это не маршрут, а направления угрозы. Методом исключения остается единственный путь — через Россию, — заявил Модест Колеров. — И этот путь из Китая в Европу — единственная в возможная линия практической интеграции ЕАЭС и ЕС». По его словам, никакого иного смысла ЕАЭС для Китая, кроме интересов КНР в ЕС и военно-ресурсных, колониальных интересов в Средней Азии, не имеет.

«Россия и Китай на днях создали инвестиционный фонд для поддержки обустройства транзита из Китая через Россию — его общий объём всего 10 млрд долларов. И в эти же дни Гонконг и Китай открыли Западу рынок китайских облигаций, потенциал которого оценивается в 9 трлн долларов: сравнение красноречивое», — подчеркнул Колеров.

Летняя школа «Взаимодействие Евразийского экономического союза и Европейского союза: политика, экономика, безопасность» проходит в центре «Академия» в Ленинградской области с 10 по 14 июля. В мероприятии принимают участие эксперты и участники из разных городов России, а также из Австрии, Белоруссии, Болгарии, Германии, Казахстана, Италии, Украины, Польши, Словакии, а также стран Прибалтики. Организатором мероприятия является Центр международной и региональной политики. Партнерами являются: Фонд поддержки публичной дипломатии им. А. М. Горчакова, Фонд «Российско-польский центр диалога и согласия», Информационное бюро НАТО в России, программа «Общественная дипломатия ЕС и Россия», Генеральное консульство Королевства Нидерландов и Русско-Балтийский медиа-центр.

Читайте ранее в этом сюжете: Китайский «Один пояс — один путь» и драка мечтающих поживиться

Читайте развитие сюжета: «Золотой» юань: как Лондон, Гонконг и Доха ратуют за китайскую глобализацию