В Красноярске в июле наблюдался очень густой смог от лесных пожаров, что уж говорить о северных районах края, где как раз происходит основное количество возгораний, сказал в беседе с корреспондентом ИА REGNUM председатель общественного экологического движения «Чистый край» Евгений Ходос, комментируя сделанное премьер-министром России Дмитрием Медведевым заявление о том, что на территориях субъектов, где есть лесные пожары, «ничего сверхпечального не происходит».

Денег нет, но вы держитесь!
Денег нет, но вы держитесь!
Максим Додонов © ИА Красная Весна

Такой вывод Медведев сделал, выслушав 31 июля на совещании по ситуации с лесными пожарами в Сибири доклад главы Роспотребнадзора Анны Поповой.

Попова, в частности, подчеркнула, что во всех субъектах, где есть лесные пожары, организован постоянный мониторинг состояния атмосферного воздуха. Опасные превышения не регистрируются.

Она отметила, что ситуация контролируется, и высоких рисков для здоровья населения на сегодняшний день нет. Не регистрируется и осложнений ситуации по заболеваемости болезнями органов дыхания, обострению хронических заболеваний.

Однако, по словам Евгения Ходоса, жалобы на ухудшение состояния здоровья от населения, по крайней мере, от жителей Красноярска, в связи с задымлением были:

«К нам поступали многократно жалобы от красноярцев на ухудшение самочувствия из-за задымления, на то, что слезятся глаза, першит в горле и так далее. Смог из-за лесных пожаров даже в Красноярске был очень густым, что уж говорить о северных населённых пунктах, недалеко от которых бушевали лесные пожары. Там ситуация просто «аховая». Я полагаю, делая выводы об отсутствии чего-то «сверхпечального», власти руководствуются постами, которые у нас и в Красноярске есть, замеряющими СО2, бензапирен и ещё ряд веществ. По веществам у нас, вообще, в России очень сильно подняты нормативы, именно по этой причине часто наши официальные лица говорят, что у нас всё в порядке. А по тем же европейским нормативам у нас всё очень сильно не в порядке в Красноярске».

Собеседник ИА REGNUM убеждён, что показания государственных систем мониторинга следует использовать лишь для оценки загрязнения в целом, а не как цифры, которые показывают влияние на здоровье людей.

«Если там будут демонстрироваться опасные превышения, уже будет спасать некого», — подытожил Евгений Ходос.

Между тем о том, что России нужна помощь из-за лесных пожаров в Сибири, думают уже даже в США. 31 июля стало известно, что президент РФ Владимир Путин провёл телефонный разговор с президентом США Дональдом Трампом. И в ходе разговора, состоявшегося по инициативе американской стороны, Трамп предложил Путину содействие в борьбе с масштабными лесными пожарами в Сибири.

Читайте также: Трамп позвонил Путину и предложил помощь в тушении лесных пожаров

Как уже сообщало ИА REGNUM, в Красноярском крае по состоянию на 1 августа площадь лесных пожаров составляла порядка 1 097 136 га. В июле дым от лесных пожаров — красноярских и иркутских — достиг других регионов. На задымление жаловались даже на Урале и в Казахстане.

Читайте также: «Сказал, потом подумал»: о «бессмысленности» тушения пожаров по версии Усса

Ситуацию с сибирскими лесными пожарами обсуждают уже не только в России, но и за границей. В том числе обсуждается сделанное в июле заявление красноярского губернатора Александра Усса о том, что масштабные лесные пожары в так называемой зоне контроля — это «обычное природное явление, бороться с которым бессмысленно, а может даже где-то и вредно». Таким образом, по мнению Усса, пожары в Красноярском крае — не огненная катастрофа, а обычное природное явление. А по мнению Медведева, и вовсе «ничего сверхпечального не происходит».

Читайте также: Обычное природное явление: красноярский губернатор о лесных пожарах