С началом спецоперации на разных уровнях звучат провокации по поводу транспортной блокады Калининградской области. И в условиях неопределенности часто приходится руководствоваться принципом — «решение задач по мере их поступления», считает заведующий кафедрой мировой экономики, международных отношений и права Новосибирского государственного университета экономики и управления Денис Борисов.

Калининградская область
Калининградская область
Иван Шилов © ИА REGNUM

«И в случае с Калининградской областью важно проговорить два момента. Первый, с точки зрения военной безопасности нашему анклаву ничего не угрожает, поскольку безопасность территории Российской Федерации обеспечивается всем комплексом стратегических и обычных возможностей вооруженных сил РФ на воде, на земле и в воздухе. И это понимают даже самые горячие головы среди западных экспертов и политиков, — отметил эксперт. — Второй, с точки зрения экономического развития, то с началом спецоперации звучат на разных уровнях провокации по поводу транспортной блокады Калининградской области. На данный момент, подобные заявления можно рассматривать как обозначение крайних переговорных позиций. Развитие подобного сценария возможно только при драматическом ухудшении отношений между ЕС и Россией, поскольку транзитное сообщение между РФ и областным анклавом опирается на соответствующие российско-европейские соглашения. С учётом географического положения парировать долгосрочную транспортную блокаду Калининграда с помощью экономических средств будет крайне сложно, соответственно, в случае реализации такого сценария наш МИД уже дал эзоповский ответ, что блокада — это игра с огнём».

Ранее ИА REGNUM сообщило, что в комитете Госдумы по местному самоуправлению и региональной политике внимательно следят за ситуацией вокруг Калининградской области и допускают корректировку программы её социально-экономического развития.

Читайте также: В Госдуме обещают плачевные последствия за угрозы Калининградской области