В Китае для развития стратегических навыком элиты играли в Го. Суть игры заключается в том, что на одном поле два игрока поочередно расставляют камни, чтобы перекрыть воздух оппоненту. Вы можете ставить свой камень в любое место, но рано или поздно ваш противник тоже поставит рядом камешек, чтобы попытаться вас окружить.

Иван Шилов ИА Регнум

Игру генеральных штабов ВСУ и ВС РФ можно представить так же, но полем будет линия боевого соприкосновения, а камешками — воинские подразделения. На войне нет универсальных правил, сколько нужно штыков и единиц техники, чтобы взять какой-то населенный пункт. Всегда все упирается в насыщенность конкретного участка фронта силами противника.

Может показаться, что достаточно просто создать численное преимущество над ними и тогда победа будет обеспечена, но это тоже, к сожалению, так просто не работает, потому что иногда концентрация все больших сил дает лишь увеличение потерь без продвижения.

Если и выводить какие-то правила, то они бы могли звучать так, что в обороне главное знать максимально все о противнике, а в нападении быть максимально непредсказуемым. И это правило работает в обратную сторону: если знаешь, как ведет оборону противник, то у тебя больше шансов его обмануть и навести на ложный след.

Сейчас идут активные бои в предполье заранее подготовленной обороны ВСУ в Харьковской области.

В свое время украинские публичные лица смеялись над стратегией генерала Суровикина, который отвел войска из Херсонской и Харьковской областей и начал строить в тылу запорожского участка фронта несколько подготовленных линий обороны.

Для меня эти события были вдвойне особенными, поскольку наблюдал их вживую, будучи военнослужащим штурмовой бригады ВС РФ на Времевском выступе. Мое прошлое подразделение было снято с Харьковской области, а я, не желая отсиживаться в лагере подготовки сразу после подписания контракта, перешел в другое, чтобы сразу поехать на боевые.

Пока мы работали на самом пике выступа в районе Сторожевого и Нескучного, в 10 км от нас начали копать окопы.

Причем у нас на выступе окопов как таковых не было, так как линия фронта проходила по заброшенным частным домам, а через поле уже были посадки с украинскими окопами. Мы редко уезжали настолько далеко от ЛБС, чтобы застать строительство той самой линии Суровикина.

Но когда увидели её, даже остановились с командиром у блокпоста, чтобы спросить: «А вы без нас отступать не будете, как в Изюме? Где вы оборонять собрались?».

Все стало ясно летом 2023 года, когда на этом участке было с одной стороны потеряно больше всего территории, а с другой — ВСУ так и не дошли до первой линии обороны, растратив весь свой боевой потенциал и технику по дороге.

Тогда я и выучил это слово «предполье».

В отличие от игры Го вы не знаете, сколько сразу камешков поставит противник на вашем участке поля. Если бы Суровикин приказал строить линию обороны у линии боевого соприкосновения, то её бы сразу прорвали. Любую линию можно прорвать, если тот, кто действует в обороне, не знает, какими силами наступает противник. Предполье нужно, чтобы он сначала завяз в боях, раскрыл все свои карты, а потом ты его встретил на удобном и подготовленном к обороне месте.

Населенный пункт Работино и местность вокруг него вообще ничем не примечательны, но украинское наступление ассоциируется именно с этим местом, потому что туда были брошены самые элитные части ВСУ и новые резервы из натовских подразделений, которые были подготовлены на Западе и оснащены западной же техникой.

Там ВСУ удалось пройти предполье и даже прорвать оборону, но такой дорогой ценой, что наступление пришлось свернуть и остаться на достигнутом.

Именно тот факт, что ВСУ перестали наступать, и говорит о высоких потерях противника, потому что для исчисления уровня потерь на самом деле нет универсальных оценок.

Красная армия потеряла при обороне Сталинграда более миллиона человек. Колоссальные потери, которые даже и не снились самым отпетым пропагандистам, которые любят завышать потери в СВО. Однако это сражение не только не стало для СССР катастрофой, но перевернуло ход войны и стало началом перелома, за которым пошла череда поражений вермахта.

Сами цифры ничего не значит вне понимания общего количества сил и резервов армии.

До контрнаступления ВСУ летом 2023 года у ВС РФ дела шли объективно плохо: замедлилось наступление, были потеряны огромные территории и крупный город Херсон. Победа России в войне стояла под вопросом.

Однако из-за грамотных действий, в том числе генерала Суровикина, в нужное время мы начали готовиться. Тем самым важнейшее для ВСУ сражение, в котором они поставили на кон всё, лишь бы обрезать наш сухопутный коридор в Крым, прошло по навязанному нами сценарию. Их ставка не сыграла, а ВС РФ перекрыла воздух украинским резервам.

Анна Рыжкова ИА Регнум

Постепенно ситуация начала меняться и переломным моментом стало падение Авдеевки на фоне снарядного голода и дефицита людей в ВСУ, который также является следствием нерационального использования ими своих резервов и улучшения количества и качества ударов ВС РФ по украинским тылам.

Тогда как российский ВПК, наоборот, накопил колоссальные производственные мощности не только в артиллерийских снарядах, но и в управляемых авиабомбах, дронах камикадзе типа «Ланцет» и другой номенклатуре высокоточного вооружения.

Подразделения ВС РФ не только стали лучше оснащаться, но и увеличилось качество проводимых общевойсковых операций.

Ключевой момент здесь — это разрезание центра города в Авдеевке и прорыв в Очеретино. Обе эти операции отличаются высоким темпом наступления и профессионализмом.

Всё чаще стали отходить от классической тактики бронетанкового прорыва к «вагнеровской» тактике удара множественными малыми группами при мощнейшей поддержке высокоточного вооружения, которым становится и артиллерия при плотном взаимодействии с БПЛА.

Мое подразделение на конец 2022 года, к сожалению, наступало по старыми учебникам, в которых учили наступлению на бронированных машинах с высадкой в километре от противника и наступления линиями по полю. Подобное работало для страны, у которой была возможность выдать каждому отделению пехоты БМП в условиях, когда передвигаться в ней было действительно безопасно.

Это отлично знали в ВСУ и НАТО, поэтому в 2022 году бронетанковые колонны российских войск встречали с дронами и новейшими западными ПТРК (противотанковый ракетный комплекс), которые были разработаны специально для уничтожения техники стран Варшавского договора во времена холодной войны.

Т. н. «вагнеровская» тактика малых групп родилась в условиях работы ЧВК в странах третьего мира, где штурмовик с тяжелым пехотным вооружением — это главный залог успеха, потому что техники много в Африку или Сирию не привезешь, да и не дадут.

Также действовали ополченцы 2014 года, которые и были основой ЧВК «Вагнер» до СВО.

Обученные и смелые штурмовки под предводительством такого же штурмовика из 2-й бригады спецназа — это и был фундамент репутации подразделения Вагнера.

В условиях СВО и полномасштабной войны появилась потребность защитить штурмовиков от действий армии противника с полным комплексом вооружения. Эта задача была решена за счет точного и массированного артиллерийского вала. Да, расход боеприпасов ЧВК «Вагнер» превышал показатели всех остальных подразделений ВС РФ, однако под ним могли действовать куда менее заметные, чем техника мотострелков, но напористые штурмовые группы.

Чтобы применить подобную тактику в масштабах армии, требуется кратное увеличение производимого вооружение и подготовка специалистов в артиллерии, авиации, связи, РЭБ и БПЛА.

Наступление в Харьковской области — это работа обновленной российской армии, которая наступает в предполье пехотой, но при поддержке артиллерии с высокоточными боеприпасами, БПЛА всей номенклатуры и видов, авиации с корректируемыми боеприпасами. И все это с применением качественной связи и массового дешевого РЭБ.

Поэтому российская армия быстро прошла предполье, которое ВСУ не смогли оборудовать так же, как российская армия в Запорожье. Почему? Взялись поздно, и навыков оказалось недостаточно, чтобы с февраля к маю подготовить что-то действительно работающее.

На данный момент ВС РФ не только смогли подойти к первой линии обороны без значительных потерь, но и взяли в плен многих бойцов распиаренных подразделений военной разведки Украины, что, конечно, является унижением их авторитета.

Теперь ВСУ вынужденно перебрасывают отдельные батальоны и дивизионы из бригад плавно по всей ЛБС, давая возможность ВС РФ активизировать там свои действия. Нам достоверно известно о переброске нескольких бригад ВСУ на харьковское направление. А теперь следим за руками:

  • 42-я бригада ВСУ переброшена из-под Часова Яра? В тот же момент ВС РФ продвигается в лесах у восточной части этого города, а наши танки начинают заходить в город единичными выездами;

  • 92-я бригада из-под Клещеевки (рядом с Часовым Яром и Бахмутом)? Там сразу же идут наши штурмовые действия;

  • 82-я бригада переброшена под Харьков из-под Работино? Есть наше продвижение в Работино и северо-западнее Вербового!

Лишь из района ответственности 57-й бригады в районе Кисловки — Котляровки и окрестностей (это на восток от Купянска) пока не поступало новостей о нашем продвижении, но их наверняка следует ожидать.

На самом деле украинским командованием переброшено под Харьков больше. То, что перечислено выше — это только то, что мы знаем из открытых источников. Говорят, арта противника меньше стала работать на донецком направлении. Ещё часть бригад им пришлось снимать на Сумскую область, резервов из новых подразделений у ВСУ нет.

При этом наши оперативные резервы группы войск «Север» задействованы не все, не говоря уже о стратегических.

Теперь игра заключается в том, где у ВСУ начнет трещать оборона, и в том месте, где закончится подготовленная линия обороны, пойдут уже бронетанковые колонны и с танковой армией, чтобы в относительной безопасности резать снабжение других укрепрайонов в тылу у ВСУ.

Возможно, это будет к востоку от Купянска, либо на флангах Часов Яра, а может, вообще произойдет десант на правый берег Днепра переброшенными туда подразделениями ВДВ.

В этой большой игре невозможно угадать, куда положит свой камень один игрок, пока не походит другой. Но у ВСУ, по всей видимости, хороших ходов больше нет, куда и кого не перебрасывай — где-нибудь потеряется территория. Так что вопрос скорее стоит для них следующий: что бы сейчас отдать, чтобы дать своей армии отдохнуть и восстановиться.

А для нас — как не прекращать темп ударов так, чтобы восстановиться они больше не смогли.