* * *

Контрразведка Ленинграда
Контрразведка Ленинграда
Дарья Драй © ИА REGNUM

Интервью президента НКО Благотворительного фонда «Ветераны контрразведки» Павла Рудова

В этом году одним из острейших вопросов российской повестки стали многочисленные включения НКО, СМИ и физических лиц в реестр иностранных агентов. Этому же в том числе была посвящена недавняя встреча Президента РФ Владимира Путина с СПЧ. Примечательно то, что за информационной войной между сторонниками и противниками законов и их исполнения фокус общественного внимания сместился в большей степени на тех, кого включает Минюст в реестр иноагентов. И если в нем сегодня присутствует 75 действующих НКО, то в целом в России существует более 210 тысяч — организаций, выполняющих важнейшие социальные функции, олицетворяющих российское гражданское общество, при этом каждый день встречающих множество проблем: ограниченный бюджет для реализации деятельности и минимальный зарплатный фонд, отсутствие кредитования, непризнание их в качестве социально-ориентированных и многое другое.

Ко Дню работника органов безопасности РФ мы взяли интервью у руководителя одной из таких НКО, которая, с одной стороны, внедряет гражданские инициативы и помогает общественности, с другой — ее деятельность неразрывно связана с оказанием помощи бывшим сотрудникам ФСБ, которые занимались борьбой с иностранными агентами.

Павел, в соответствии с Уставом Благотворительного фонда «Ветераны контрразведки» основная цель деятельности — повышение социальной защищенности бывших и действующих сотрудников контрразведки, а также членов их семей, защита их законных прав, чести, достоинства и интересов. Как родилась идея создания фонда?

С одной стороны, в основе деятельности нашего благотворительного фонда лежат гражданские инициативы. С другой — мы заботимся о бывших сотрудниках спецслужбы, которые в свою бытность боролись с известными крайностями гражданских инициатив, а иногда и самими инициативами. Однако в своей благотворительной деятельности мы ориентируемся не на прошлое человека, а на его текущее положение.

Фонд был создан в 2000 году. Это было непростое время — минули лихие 90-е, наша страна, казалось, стала возрождаться. Однако проблемы сотрудников, по тем или иным обстоятельствам оставивших службу, стали обозначаться более остро, сказалась и некая необустроенность в гражданской жизни, не всем удалось успешно адаптироваться за стенами спецслужбы. На заслуженном отдыхе внезапно обостряются болячки, начинаются проблемы со здоровьем. Мер, предусмотренных законодательством по защите интересов бывших сотрудников спецслужбы, явно недостаточно, ощущается острая нехватка поддержки государства и самого ведомства. Ведь, как часто бывает, сотрудника ценят только пока он здоров, бодр и приносит результат.

Дабы оказать уволенным в запас максимально возможную морально-психологическую и материальную поддержку, у группы активных и социально ответственных бывших сотрудников родилась идея учредить благотворительный фонд поддержки ветеранов. В настоящее время подобных организаций образовано большое количество, но не всегда количество совпадает с качеством работы.

Фонд «ВК» начинал свою деятельность с нуля, вовсе не рассчитывая на помощь со стороны государства. Первоначально основным финансовым источником деятельности являлись личные средства основателей организации. Однако с расширением фонда их стало не хватать, и поэтому пришлось искать новых благотворителей. В этой ситуации опорой фонда стали коллеги и их контакты в коммерческих кругах, они активно включились в сбор финансов для фонда, благодаря чему он продолжает действовать и сегодня. За что им огромное спасибо.

Прошел уже 21 год с момента создания. Многое изменилось в нашей стране, в законодательстве, экономической ситуации, менталитете людей, однако фонд продолжает работать и оказывать помощь людям, посвятившим свою жизнь делу защиты Родины и попавшим в сложную жизненную ситуацию.

Насколько масштабно удается помогать людям? Сколько, по вашим оценкам, остается неохваченных вашей помощью лиц?

Фонд оказывает материальную поддержку детям, оставшимся без кормильца, адресную помощь малоподвижным ветеранам, оплачивает лечение пенсионерам, когда помощи со стороны государства и ведомства не хватает, поддерживает коммуникации между ветеранами (до пандемии проводились ежегодные встречи ветеранов, в которых принимало участие порядка 500 человек), проводит другие благотворительные мероприятия в соответствии с Уставом. К сожалению, не все задуманное удается воплотить в жизнь. Так, есть намерения перейти от адресной помощи к системной. Это оказание помощи нуждающимся ветеранам на дому и в стационаре, а также другие общественно полезные услуги, предусмотренные законодательством. И в настоящее время ветеранские проблемы остаются прежними — это социальная и зачастую элементарная бытовая необустроенность, проблемы со здоровьем и так далее. Кроме того, в силу разных обстоятельств действующие сотрудники по отношению к запасникам держат дистанцию. Здесь, на наш взгляд, в плане поддержки ветеранов и есть поле деятельности фонда.

Помощь нуждающимся осуществляется за счет пожертвований. Всего за период с 2000 по 2019 годы было собрано 109 млн рублей. Кто является благотворителем, и кто может им стать? Может ли им быть любой из наших читателей?

Жертвователем может стать любое юридическое или физическое лицо. Все, кто ранее принимал участие в финансовой поддержке фонда, присутствуют в списке, который размещен на сайте фонда. К сожалению, в настоящее время, в условиях пандемии, количество денег, собираемых фондом, значительно сократилось. Это ведет к невозможности реализации существующих программ фонда по поддержке ветеранов. Усилий штатных сотрудников фонда (их всего 4 человека), а также добровольных помощников явно не хватает для создания достаточного бюджета и организации работы по оказанию общественно полезных услуг, предусмотренных постановлением правительства России (Постановление Правительства РФ от 27 октября 2016 г. № 1096 «Об утверждении перечня общественно полезных услуг и критериев оценки качества их оказания»).

Наверное, здесь нам не хватает поддержки со стороны госорганов. Так, например, по линии Фонда президентских грантов деньги выделяются на образование, науку, культуру, что, конечно, вызвано востребованностью общества. Однако с помощью бывшим военнослужащим все гораздо сложнее. Кроме того, сказывается недостаточное освещение деятельности благотворительных органов в медиа, отсюда, в том числе, формируется недоверие жителей нашей страны к их деятельности.

Помимо этого, периодически мы сталкиваемся с непониманием нашей деятельности со стороны различного ранга руководителей ведомств, начиная от якобы неуместности нашей помощи, заканчивая комментариями в нечистоплотности. Такие подходы мы оставляем на совести тех, кто их озвучивает. Еще Фридрих Ницше писал в своей работе «По ту сторону добра и зла», что человеку сложно признаться, что ему не нравится в этой жизни тот или иной процесс, событие только потому, что он не дорос до его осознания. В этой связи следует заметить, что деятельность благотворительных фондов строго регламентирована законодательством. Мы ежегодно отчитываемся перед налоговыми органами и Минюстом. Кроме того, с отчетностью фонда можно ознакомиться на его сайте.

Фонд существует уже 21 год, количество жертвователей растет или снижается? Какая динамика?

Как уже было отмечено, количество собранных средств уменьшается. Списочный состав благотворителей остался практически без изменений. Увы, сказывается тяжелая экономическая ситуация в стране. Невзирая на трудности, наши товарищи остаются верны своим принципам, однако вынужденно сокращают объемы выделяемых средств. За этот год финансирование сократилось почти на треть.

Планируете ли расширять список благотворителей?

С целью воплощения в жизнь запланированных программ коллектив Фонда «Ветераны контрразведки» на постоянной основе работает над проблемой расширения количества благотворителей. Также осуществляется работа по изучению возможности учреждения фондом коммерческих предприятий, потенциальная выручка от деятельности которых должна пойти на благотворительные нужды. Подобное предусмотрено законодательством. Однако по тем же экономическим причинам сделать что-либо существенное, что в корне изменило бы финансовое положение нашей организации в положительную сторону, пока не удается.

Расходы на благотворительные программы фонда за весь период составили 78 млн рублей. В 2019 году — 11,5 млн рублей, остальные 5 — это заработные платы, налоги и прочее. Насколько изменилась картина в 2020 году? Сильно ли повлияла пандемия?

Пандемия внесла серьезные коррективы в деятельность. Мы вынуждены были сократить расходы и свернуть финансирование ряда программ. Так, отменены ежегодные встречи ветеранов, правда, в условиях пандемии их проведение явно не желательно из-за угрозы здоровью. Прекращено финансирование издательской деятельности, спортивных мероприятий и так далее. Сокращен штат сотрудников. Однако у нас есть обязательные выплаты — это денежные пособия детям-сиротам и малоподвижным ветеранам, от которых мы не можем отказаться по моральным принципам. На случай финансовой несостоятельности фонда предусмотрен и сформирован целевой капитал, который при закрытии фонда позволит оказать материальную поддержку указанным категориям наперед.

Какая численность сотрудников Фонда? И сколько волонтеров помогает организации?

Штатный состав фонда составляет на сегодняшний момент 4 человека — президент, вице-президент, референт и сисадмин. Количество волонтеров — единица непостоянная, однако есть люди, которые работают на благо ветеранов на постоянной основе и пополняют бюджет, однако хочется, чтобы их число было в разы больше.

Не могу не спросить — как осуществляется взаимодействие с Минюстом?

В нашем случае с Минюстом удалось установить эффективные рабочие контакты как с основным контролирующим деятельность НКО органом. Но не только в этом плане. Сотрудники соответствующего подразделения помогают нам правильно организовать свою деятельность, вести ее в соответствии с российским законодательством. В условиях пандемии это происходит в режиме онлайн. На взаимодействие с ведомством мы возлагаем большие надежды, в том числе в оказании методической помощи по получению фондом статуса социально ориентированной организации исполнителя общественно полезных услуг.

Хочу выразить уверенность, что фонд не прекратит свою деятельность до тех пор, пока на этой площадке трудятся люди, которым не безразлична судьба их товарищей.

А вы поддерживаете нашумевший закон?

Большинство ветеранов и я лично поддерживают принятие законов, регулирующих деятельность иностранных органов и их представителей на территории России. Тем более, если в этом процессе задействованы россияне. При это важно не допускать перегибов и использование данных инструментов в качестве репрессивного аппарата для подавления инакомыслящих.

Спасибо, Павел, с праздником, Вас.

С праздником, дорогие друзья. Троекратное УРА!