Вторая половина правления императора Николая I ознаменовалась сменой императорской стратегии в отношении Кавказа, заявил 18 ноября в ходе конференции «300 лет Российской империи: управление многообразием», проходящей в пресс-центре ИА REGNUM, кандидат исторических наук Европейского университета Санкт-Петербурга Амиран Урушадзе.

Владимир Сверчков. Император Николай I (фрагмент). 1856
Владимир Сверчков. Император Николай I (фрагмент). 1856

По его словам, на протяжении долгого времени императорская политика в отношении России определялась стремлением «сделать Кавказ простым продолжением внутренних российских губерний, хоть и со слегка взъерошенной поверхностью». Эту линию активно поддерживала петербургская бюрократия.

В то же время кавказские наместники придерживались позиции, выраженной вынесенными в заголовок словами Иллариона Воронцова-Дашкова «Кавказ — величина особого рода». И именно эта позиция обрела новую силу после провала реформы сенатора Павла Гана, когда Николай I сделал ставку на институт наместничества, предусматривавший относительную автономность Кавказа под управлением чиновника, имеющего особое доверие императора. Причем мотив императорского доверия доверия кавказскому наместника стал основным оружием этого чиновника в противодействии центральной петербургской бюрократии.

Упразднение наместничества Александром III Урушадзе связывает именно с тем, что император не видел в своем окружении человека, которому он мог бы доверить такой важный и специфический край.