Владимир Солодов был назначен главой Камчатки указом президента РФ Владимира Путина 3 апреля 2020 года после досрочной отставки с должности Владимира Илюхина. Он работает в регионе уже более четырёх месяцев, успел познакомиться с его проблемными точками, определить сильные стороны. В интервью с корреспондентом ИА REGNUM Солодов рассказал о главных задачах, которые он поставил перед собой и своей командой, как будет решать ключевые проблемы населения и бороться с чиновниками-вредителями.

Владимир Солодов
Владимир Солодов
Басаргина Яна

ИА REGNUM: — Владимир Викторович, почему жители Камчатки в своём большинстве бедны? Почему они мало зарабатывают и как можно исправить эту ситуацию?

Владимир Солодов: — Вопрос очень точный, потому что, действительно, благосостояние человека — это конечная цель, конечная метрика нашей всей государственной работы, и на самом деле вопрос оттока населения во многом упирается именно в это. Проблема в том, что жизнь на Камчатке очень дорогая. И это — главная задача. Руководство страны уже обратило внимание на этот вопрос, президент по итогам нашей встречи дал поручение вместе с федеральной антимонопольной службой проверить обоснованность наших цен. Потому что у нас действительно запредельные цены, особенно на коммуналку, на тарифы, у нас очень дорогие продукты питания, у нас дорогие билеты для того, чтобы выехать на отдых с Камчатки, это сдерживает качество жизни. Всё это в итоге делает уровень жизни достаточно низким. Что с этим делать? Ответ понятен — делать жизнь дешевле, а зарплаты выше, зарплаты сделать выше скорее за счёт стимулирования больших проектов, вот здесь вряд ли роль государства может быть такой быстрой, а вот работать с тем, чтобы для наших, особенно наименее обеспеченных слоёв населения, были доступные базовые услуги, продукты и возможности — это наша главная задача. Здесь я бы ещё раз подчеркнул, что очень важно, чтобы меры поддержки, которые мы осуществляем, были сфокусированы, действительно, на наиболее нуждающихся, на тех, кому наша помощь нужна более всего. Тогда мы сможем внести значимый вклад в повышение уровня жизни населения.

ИА REGNUM: — Приведите пример конкретный, как вы это собираетесь сделать.

Владимир Солодов: — Очень простой пример, с этого года был запущен проект «Доступная рыба», которая реализуется в супермаркетах пока только Петропавловска-Камчатского, в ближайшее время и в других городах тоже начнёт реализовываться. Мне часто задают жители в комментариях в Instagram вопросы — а почему нет икры и нашей любимой красной рыбы — кеты, чавычи. Я отвечаю очень просто — потому что это социальный проект. Задача сделать социальную рыбу более доступной, сейчас у нас есть горбуша по цене 49 рублей за килограмм, минтай, камбала, кальмар, то есть те продукты, которые на самом деле очень качественные, свежие, вот горбуша даже не замороженная, а охлаждённая, то есть это уникальная по качеству рыба. Да, это не чавыча и не красная икра, но задача не в том, чтобы сделать икру доступной. Цель — сделать базовые продукты питания доступными для жителей, и это существенный фактор.

ИА REGNUM: — И что жители Камчатки стали больше рыбы есть?

Владимир Солодов: — Сложно сказать, больше или меньше стали рыбу есть, но точно стали меньше за неё платить.

ИА REGNUM: — Население Камчатки неуклонно сокращается. В настоящее время в регионе проживают 313 тыс. человек. С 1990 года регион потерял почти 164 тыс. человек. Что нужно сделать для того, чтобы люди не просто здесь оставались жить, а чтобы люди сюда приезжали, создавали семьи, рожали детей?

Владимир Солодов: — У вас очень правильная постановка вопроса, именно так я его и ставлю перед собой, чтобы не только удержать здесь людей, причём удержать лучших и привлечь наиболее талантливых — вот задача, которая перед нами стоит. Кстати, тенденция есть к сокращению оттока, отток сам по себе сохраняется, но его количество снижается, и в общем он сейчас гораздо меньше, чем ещё 5−10 лет назад, за это время сократился темп оттока. Это не означает, что мы свою задачу выполнили, безусловно, нет, потому что настроения миграционные у жителей очень высоки. И это главная проблема, с которой нам предстоит бороться. Что для этого нужно сделать? На мой взгляд, ответ очевиден — дать возможность самореализации, чтобы было понятно, зачем хорошо подготовленному, успешно окончившему школу или окончившему хороший вуз молодому человеку остаться или вернуться на Камчатку. Что он может здесь такого сделать, получить, что не может в других регионах? Ответ на этот вопрос нам и нужно чётко дать. И он есть, потому что, помимо того, что на Камчатке уникальная природа, уникальный климат, уникальные возможности по проведению свободного времени на природе, ценность этого будет повышаться в ближайшие годы, ценность экологии, ценность доступа к этим нематериальным благам. Помимо этого, на Камчатке очень много можно поменять. Мы можем очень сильный импульс развитию придать, дать людям возможность принять участие в развитии региона, когда вклад каждого очень ощутим, когда у человека будет выбор — ты можешь, отучившись в Москве, возьмём жителя Камчатки, который уехал учиться в Москву или Новосибирск, остаться муравьём в этом огромном муравейнике людском, а можешь вернуться на Камчатку, где ты будешь выдающимся человеком, который с московским образованием имеет возможность работать в команде развития Камчатского края, и твой вклад будет ощутим для развития твоего родного региона. Ну и третье — этот механизм был задействован раньше, в советское время, я считаю, что нужно его продолжать, это уникальные возможности, которые на Камчатке есть, которые должны стать магнитом для людей со всех регионов России — это изучение вулканов, это добыча и изучение рыбы, рыбных ресурсов, это уникальные туристические возможности, это возможности для реализации здесь предпринимательских проектов в этой сфере. Сёрфинг, фрирайд, уникальные рекреационные возможности, они ведь не только для самого человека создают дополнительную ценность жизни на нашем полуострове, это возможность построить свой бизнес, тоже хороший очень стимул. Если у нас будет проще, чем где-то ещё, с нуля открыть школу сёрфинга или школу фрирайда или небольшое туристическое агентство, занимающее свою нишу, то уверен, что приток сильных, активных ребят — лидеров, он у нас увеличится. Задача же не в том, чтобы арифметически переломить отток, задача в том, чтобы сохранить лучших, а за ними потянутся все остальные. Критическую массу формируют самые сильные, термин Гумилёва — пассионарные, вокруг которых уже дальше формируется критическая масса.

Читайте также: Власти Камчатки будут стимулировать ИЖС

ИА REGNUM: — Хорошо, вот возьмём молодого человека с Камчатки, который закончил университет, который возвращается в регион, знает о том, что здесь его накормят дешевой социальной рыбой, дадут ему возможности для развития, а жить он где будет?

Владимир Солодов: — Безусловно, верна фраза выдающегося нашего писателя Михаила Булгакова о том, что квартирный вопрос играет ключевую роль в жизни современного человека. Это безусловно, базовый параметр, более того, все условия о которых мы говорили — они сейчас играют в негатив, то есть они человека отталкивают с Камчатки: всё дорого, продуктов нет, плохая социалка, здравоохранение, негде жить и нет возможности реализовать своё дело. Честно, у нас очень непросто с этим всем. Но это всё не фундаментальные факторы, их все можно переломить. Действительно, задача раскачать рынок жилья, строительный рынок — она одно из главных направлений работы краевого правительства. Но стройка имеет свои циклы, то есть эффект от ввода новых площадок и активизации строительства мы ощутим где-то через три года. Более того, ещё необходимо под эти цели найти подходящую землю, что здесь в Петропавловске не так просто. Мы сейчас этим занимаемся, работаем с Министерством внутренних дел и один участок уже передаём. И с Министерством обороны есть планы по строительству жилья, мы это обсудили с министром обороны Сергеем Кужугетовичем Шойгу во время его визита.

Но есть и другой вариант решения вопроса — через индивидуальное жилищное строительство. Мы этой темы касались и с Владимиром Владимировичем Путиным и на встрече с Михаилом Владимировичем Мишустиным. Я очень верю в то, что именно на Камчатке с образом жизни, который привлекателен здесь — ближе к природе, а также с учётом сейсмики, которая удорожает многоэтажное строительство, но не удорожает малоэтажное и индивидуальное.

Да, есть вопросы по завозу материалов, но логистика сейчас позволяет это сделать относительно недорого, а Северный морской путь позволит в Архангельске загрузить домокомплект из бруса. Через две недели домокомплект будет здесь — на Камчатке. Стоимость перевозки составит 17 рублей за килограмм. Когда человек имеет свой дом, согласитесь, это другое ощущение, чем когда человек получил служебное жильё в пятиэтажке, это другой уровень комфорта и укоренённости.

ИА REGNUM: — И другой уровень достатка должен быть.

Владимир Солодов: — Вот я сегодня буквально обсуждал это с местным предпринимателем, который занимается строительством жилых домов. Я ему задаю вопрос — сколько стоит построить дом под ключ, он говорит 4,5 миллиона рублей можно построить нормальный, вполне достойный дом. 4,5 миллиона рублей — это дешевле, чем квартира в Петропавловске. Да, коммуналка будет дороже, но этот вопрос тоже будем решать. Мы сейчас прорабатываем возможность локальной газификации через газгольдеры, это не требует магистральной инфраструктуры, при этом существенно дешевле, чем даже централизованное отопление. Я очень верю в развитие индивидуального жилищного строительства на Камчатке. Да, оно потребует развития инфраструктуры, дорог, электричества в первую очередь, но там, где будут формироваться понятные площадки под перспективную застройку под индивидуально жилищное строительство, будем содействие оказывать во всём.

Читайте также: Легендарные каюры Камчатки развивают туризм на дальневосточных гектарах

В этом году уже первый пример такой есть в Елизово — я договорился, и нам по линии Минвостокразвития выделено финансирование на строительство дорог и проведение холодного водоснабжения для 416 земельных участков для многодетных семей. Это первый пример, а дальше будет ещё. Понятно, что мы не сможем тянуть инфраструктуру туда, где один-два участка, потому что затраты несопоставимые, но там, где сотни участков, это вполне реальная история. Здесь нужно задействовать и «Дальневосточный гектар», и льготную ипотеку под 2%. Сейчас жители Камчатки не могут воспользоваться такой ипотекой, потому что она даётся под жильё в новостройках. Но льготную ипотеку можно взять под строительство собственного дома. Если допустим даже не 4,5 миллиона рублей, а шесть миллионов будет стоить строительство дома — берёте двухпроцентный кредит, это, по сути, бесплатный кредит, первоначальный взнос составит 900 тысяч рублей — часть его можно покрыть материнским капиталом. Таким образом, складывается система взаимодействия сразу нескольких льготных программ и строительство собственного жилья уже становится привлекательным. Моя задача сейчас — её доработать, эту систему, и запустить её в действие. Я верю в эту систему, я верю, что люди начнут массово строить собственные дома на Камчатке.

ИА REGNUM: — А что делать с аварийным жильём?

Владимир Солодов: — С аварийным жильём делать нужно только одно: расселять его и сносить. К сожалению, в прошлые годы темпы признания жилья аварийным были безобразно низкими, здесь очень мало жилья признали аварийным. По факту его очень много, но юридически оно не имеет такого статуса. Именно это не позволило Камчатскому краю достойно войти в проект «Качественное жильё», по которому сейчас осуществляется расселение за счёт федеральных средств. У нас объём аварийного жилья, которое попало в эту программу, например, по сравнению с Якутией в 40 раз меньше. А по факту его не меньше, и нашим людям приходится быть в условиях, которые стыдно назвать подходящими для жизни.

ИА REGNUM: Почему не признавали жильё аварийным?

Владимир Солодов: — Очень просто, потому что чиновнику проще не признавать жильё аварийным. После того, как вы признали жильё аварийным, вы обязаны его расселить. Денег у муниципалитета нет, к нему приходит прокуратура и говорит — у тебя же аварийное жильё, занимайся расселением. А если ты не признал его аварийным, то с тебя и спросу нет никакого. А из-за тебя целый регион не попал в программу федеральную, не получил федеральные деньги на расселение, это самое настоящее преступление чиновников, но их это мало волновало. Я делаю сейчас всё для того, чтобы их это начало волновать, чтобы чиновников волновало не только спокойное своё житьё-бытьё на должности, но и решение задач для жителей. Вот это моя задача сейчас первоочередная с точки зрения налаживания работы государственного аппарата — растолкать, расшевелить талантливых и способных людей, а лентяев и казнокрадов выгнать.

ИА REGNUM: — То есть, чиновник на Камчатке — это вредитель?

Владимир Солодов: — Нет, чиновник не вредитель. А тот, который не признавал дома аварийными — он вредитель, его нужно перевоспитывать или гнать с государственной службы, потому что главное качество, которое должно быть у госслужащего — это неравнодушие к людям. Невозможно быть равнодушным человеком и эффективным руководителем на госслужбе.

К сожалению, государственная служба, так устроена, что она не формирует мотивацию как в бизнесе, когда ты всё время крутишься и всё время должен развиваться, что-то придумывать, тогда ты продвигаешься. На госслужбе, к сожалению, часто задача просто соблюдать правила, спокойно сидеть, никому не мешать, знаете правило трамвая — не высовывайся, его соблюдать, и всё в порядке будет. Задача сейчас не тривиальная — надо госслужбу преобразовать, если хотите. По-английски это называется «reinventing» — заново придумать, переосмыслить. В хорошем смысле этого слова. Сделать госслужбу без бюрократизма — это возможно.

ИА REGNUM: — А есть с кем это делать?

Владимир Солодов: — Да, на самом деле есть. Если мы посмотрим сейчас на команду правительства Камчатского края, то у части людей, реально у них уже горят глаза, уже есть понимание, что нужно двигаться, есть мотивация. Есть те, кто вполне способен поменяться, учиться, развиваться, и это добротные, хорошие профессионалы, которые нужны, которые давно знают каждый вопрос. Да, с кем-то будем расставаться, будем новых привлекать. Кстати, есть прекрасные примеры открытых отборов, которые мы проводим. Мы привлекли на должность руководителя парка «Вулканы Камчатки» профессионала с блестящим образованием и опытом работы. Она приедет в регион, закончив магистратуру в Кембридже, это третье высшее образование после МГУ и Высшей школы экономики. Будет заниматься развитием природного парка, который имеет статус ЮНЕСКО и перспективу стать жемчужиной и привлекать туристов. А второй интересный пример — директор агентства по туризму. Конкурс проходил по всей России, очень интересные люди подавали заявки на должность. А победителем стала жительница Камчатки, наша землячка, причём она работает в системе органов власти в министерстве инвестиций, но давно хотела заниматься туризмом, и вот стала финалисткой конкурса «Лидеры России» в этом году, поучаствовала в нашем конкурсе и победила всех остальных. Это значит, что у нас очень много талантливых, активных людей, которые просто сейчас незаметны. Это как возделывать поле бороной, берётся верхний слой земли и переворачивается, и вот тот плодородный слой, который под ним находится, он поднимается наверх, после этого уже можно сеять. Тоже самое и с кадрами. Принцип бороны — людей много, они просто незаметны, они спрятаны под этим верхним слоем, надо немножко переворошить, перевернуть, найти людей, показать возможности и дать понять, что госслужба — это не синекура и не закрытая каста. Любой человек, который готов участвовать в развитии Камчатки и который обладает соответствующими профессиональными знаниями и навыками — добро пожаловать на госслужбу или в другом качестве для развития нашей Камчатки. Это и есть команда развития Камчатки, которую нам предстоит создать.

Читайте также: На Камчатке чиновников-вредителей перевоспитают или уволят

ИА REGNUM: — Жители Камчатки требуют увольнения министра здравоохранения Сорокиной и заместителя Волковой. Они фактически провалили подготовку к эпидемии коронавируса. Намерены ли вы сменить руководство минздрава?

Владимир Солодов: — Я бы не хотел комментировать кадровые решения до их принятия, потому что это было бы некорректно с моей стороны.

Да, когда я приехал, система здравоохранения была не готова к пандемии, это абсолютно точно, и в целом система здравоохранения находится в разваленном, чудовищном состоянии. Вина ли это министра здравоохранения действующего? Точно не только её, она исполняет обязанности министра чуть больше года. С чем-то справляется, с чем-то нет — будем анализировать. Я просто точно принял решение, что не буду менять министра во время пандемии. Например, если начинается атака, и командира роты в этот момент попробуют поменять на другого, это приведёт к поражению в этом конкретном сражении. Также и здесь, когда идёт атака, когда мы сосредоточились на этой главной задаче — победить вирус, — нельзя менять руководителя.

Только благодаря нашим врачам, которые работали в опасных условиях, без отдыха и возможности побыть со своими близкими, нам удалось пройти этот кризис заболеваемости.

Сейчас мы должны завершить этот непростой период и потом сделать разбор полётов и понять, кто остаётся, кто не остаётся, кто хорошо отработал, кто похуже, и с учётом этого принять решение. Я такие решения обязательно приму.

Читайте также: Птицы, слетающиеся к свалкам рыбных отходов, угрожают самолётам на Камчатке

ИА REGNUM: Рыбный бизнес каждую путину превращает Камчатку в помойку рыбных отходов. Люди задыхаются, свалки отходов привлекают медведей, стаи птиц, которые создают угрозу безопасности полетов в районах аэропортов. Как вы собираетесь с этим бороться?

Владимир Солодов: — Это, правда, беда. Я тоже испытал, как говорится, моральный шок, когда сам это увидел. Это же не стихийные свалки — они готовятся, и все всё знают. Когда я был в Соболевском районе и там увидел, что аккуратно произведена вскрыша грунта, карьер выкопан метров десять на тридцать, к нему подведена дорога, она засыпана щебнем, чтобы было удобно подъезжать, шлагбаум поставлен. Всё это незаконно, на чужой территории. Это кто сделал? Мне все, потупив взгляд, говорят — мы не знаем. Там всего несколько заводов. Понятно, что все всё знают, все со всеми договорились, и это, конечно, безобразие. Что с этим делать? Очень просто — нужно соблюдать требования законодательства. Это запрещено, если вывалил — штраф, вывалил ещё раз — отзываем лицензию или разрешение на работу завода, и так далее. Поможет раз и навсегда решить эту проблему только бескомпромиссная борьба. К сожалению, сформировалась толерантность к нарушению закона — закон вроде как необязательно соблюдать. Вот это тоже одна из бед. Закон нужно уважать. Если он есть, нужно исполнять, если закон плохой — нужно предлагать, как его исправить. Но пока мы не начнём твёрдо и неукоснительно соблюдать закон, ничего путного у нас не получится.

Читайте также: На Камчатке сформировалась толерантность к нарушению закона: глава края

ИА REGNUM: — На Камчатку приезжает очень много вахтовиков. Они вывозят деньги из региона. Почему эти рабочие места нельзя заместить местным населением?

Владимир Солодов: — Понятно, что моя задача и моя цель — сделать, чтобы максимальное количество работы получали местные жители. В этом году большое количество вахтовых работников, которые приехали на путину, были замещены местными — около 40%. В данном случае — очень простой механизм: при завозе из других регионов нужно было соблюдать 14 дней карантина, а это — деньги. И поэтому любой промышленник подумал, что лучше я эти деньги потрачу на другое. Больше всего завозится вахтовиков рыбопромышленниками — в год где-то 12 тысяч человек. Работодатели говорят, что на решение привлекать вахтовых работников оказывает влияние много факторов — это и зарплата, и вопрос готовности и дисциплины местных жителей. Нужно заниматься этим, чтобы планомерно увеличить долю местного населения на рабочих местах. И эта задача не должна быть только нашей, это должна быть совместная задача — и крупных предприятий, и нас, как органов власти. Но при этом я не могу сказать, что вахтовики — это плохо для Камчатки. Они получают здесь услуги, а это — деньги: они ходят в кафе и рестораны, магазины и парикмахерские, например, это всё — жизнь и это — региональная экономика, деньги, которые они здесь получили, они тратят на услуги местных предпринимателей. Понятно, что, конечно, мы будем максимально замещать вахтовиков жителями края. Другое дело, что это не везде возможно, потому что есть сезонные циклы. И эти двенадцать тысяч человек нужны с июня по август. Поэтому нужно баланс находить, максимизировать на постоянных работах, которые круглогодичные, местное население, а для этого нужно формировать подготовку и соответствующую квалификацию кадров. А те, которые временные, пусть приезжают, но в рамках именно необходимого объёма.

ИА REGNUM: — Жители Камчатки жалуются на то, что в родном крае они лишены возможности рыбачить и охотиться. Особенно это касается КМНС. Намерены ли вы изменить ситуацию?

Владимир Солодов: — Вопрос очень запутанный, долгий и непростой. Первое и главное решение, которое я принял — не принимать решений во время путины, потому что есть правила, их нельзя менять в процессе рыболовного сезона, иначе начнётся хаос, потому что разрешения на вылов рыбы уже выданы. У всего есть своя процедура и свои механизмы. Их не нужно в процессе менять. Вот сейчас мы закончим путину и подведём итоги. Посмотрим, что работает хорошо, что работает плохо. Я встречаюсь с представителями КМНС, от них поступают предложения. Все они должны быть конструктивными и проработанными. Ведь нельзя просто так взять и увеличить объёмы разрешенной к ловле рыбы в десять раз, например. Необходимо соблюсти баланс, правила вылова. Как только закончится путина, мы обязательно публично разберём все предложения в этой части, какие механизмы сейчас есть и как они могут действовать на перспективу.

По моему поручению создана группа, которая работает над проектом закона об обеспечении прав коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока, проживающих на полуострове. Задача — эту работу к концу года завершить.

ИА REGNUM: — По итогам 2018 года на Камчатке недостроев было более чем на 40 миллиардов рублей. Это всем известные недострои, в том числе и краевая больница. Вы намерены добиваться возмещения вреда и достроить эти объекты?

Владимир Солодов: — Безусловно, понесут ответственность руководители, которые ту или иную стройку курируют. Сейчас ключевые стройки все закреплены за министерствами, есть конкретный зампред или, в крайнем случае, министр, который головой отвечает за ту или иную стройку. Есть объекты, которые у меня на личном контроле находятся. В частности, краевая больница — это главный объект. Я сейчас планирую на руководство страны выходить с просьбой поддержать меня в этом вопросе, чтобы всё-таки завершение строительства началось в этом году. Вообще, конечно недострои — это наша беда. Они уродуют вид города и не дают жителям пользоваться теми благами, которые могли бы быть. Некоторые возникли из-за управленческих ошибок — крупные объекты начинали строиться без объёма финансирования, а по частям, например, Театр кукол, который много вопросов вызывает, его стоимость в текущих ценах — 2,4 миллиарда рублей, они не были собраны, но решили начать стройку. Сначала дали 500 миллионов, потом ещё 250 миллионов, потом ещё 500, каждый год контракты, в час по чайной ложке он строится. В итоге строим уже более пяти лет. Недострой есть, а денег нет. Но стройку нужно завершить.

Ещё хуже ситуация ДК СРВ. Начали строить, обанкротились, сейчас в судах. На мой взгляд, проект неудачный. Решили восстановить неудобное сталинское здание. Конечно, нужно достраивать, но ошибка управленческая была на этапе старта.

А краевая больница наша, о которой только ленивый не слышал. Люди 15 лет ждут новую больницу! Михаил Владимирович (прим. ИА REGNUM Мишустин), увидев, в каких условиях сейчас из-за такого простоя врачи принимают пациентов, назвал это откровенным разгильдяйством и заявил, что проект этот мы обязательно реализуем. По поручению президента страны проект строительства будет взят на контроль федеральным правительством.

Хочу сказать, что мы завершим все ключевые объекты. Стадион «Спартак» сдадим уже в сентябре этого года. Обязательно приступим к достройке краевой больницы. По Театру кукол сейчас решаем, необходимо будет провести перепроектирование внутри помещений и получить федеральное финансирование. В целом работа ведётся, и я ставлю задачу, чтобы недостроев не было.

Ещё у этой проблемы есть второй компонент — это частный недострой, когда брался в аренду участок, возводился первый этаж и цоколь, а потом большими буквами появилась надпись «продаётся». То есть таким образом «столбился» участок и десятилетия он стоит, вот с этим нужно просто жёстко бороться и требовать, чтобы собственник приводил в порядок здание, чтобы оно не приносило вред, не создавало угрозы здоровью окружающих и не уродовало внешний облик. Надо всё это прекращать.

ИА REGNUM: — А как вы оцениваете состояние школьного образования на Камчатке? Интересно ваше отношение к дистанционному обучению — этот формат имеет право на существование на постоянной основе?

Владимир Солодов: — Я начну в целом со школьного образования, его я оцениваю на крепкую «четвёрку». Я специально изучал и средний балл наших выпускников по ЕГЭ, и поступление в вузы, и отзывы родителей — больших претензий к качеству нет. Понятно, что есть разные школы, разного уровня, есть послабее, есть посильнее. Здесь у меня задача — подтянуть до базовой линии все школы без исключения. А вторая задача — самые яркие школы — им дать возможность развиваться, выращивать будущих чемпионов. Это планомерная работа, мы её будем вести, тут, в общем, всё понятно, как это делать, и могу даже сказать, что главный рецепт, главная точка воздействия — это учителя. Качество обучения зависит от учителей. От чего зависят учителя? От института развития образования, где они проходят повышение квалификации, поэтому первое, что мы сделаем — это на новый лад настроим институт повышения квалификации.

Является ли дистанционное обучение заменой традиционному? Конечно, нет, это невозможно, потому что задача обучения — это не передать знания, а сформировать личность. Это ценности, социализация, дети должны иметь возможность на перемене поиграть в футбол, и это не менее важно, чем занятие по географии, которое они слушают перед этим. Дети должны учиться работать в командах, должны и пройти через определённые конфликты, в обществе пожить школьном. А это невозможно сделать, сидя перед экраном компьютера. Поэтому очевидно — нужно традиционное обучение. Другое дело, что и без дистанционного образования мы тоже не обойдёмся, потому что дистанционное как дополнение открывает безграничные возможности. Сейчас возможности учиться в интернете колоссальные. Необходимо так называемое смешанное обучение, когда есть база, безусловно, очная и дополнение в виде дистанционного. На это и будем ориентироваться. Дай бог, чтобы нам не пришлось повторять те упражнения, которые мы в последние месяцы делали из-за пандемии. Но тоже из них нужно извлечь уроки и быть готовыми к таким более гибким, смешанным формам обучения. Конечно, камчатская система образования была не готова — ни с точки зрения обеспечения техникой, ни с точки зрения интернета, учителей, и самих родителей школьников. Вся система показывала полную неготовность. Дай бог, мы вернемся к традиционному обучению, но это не значит, что не повторится такая же ситуация. Поэтому нужно быть готовыми, чтобы мы сразу, условно, по нажатию кнопки разворачивали вот это дополнение к очному обучению.

Читайте также: Власти Камчатки не исключили возможность дистанционного обучения

ИА REGNUM: — На Камчатке есть сёла вымирающие, которые правительство региона то спасает от пожаров, то спасает от потопов. Был пример на Камчатке, когда в селе — 655 жителей, а строительство школы обошлось в 700 миллионов рублей. Или маленький дом на 12 квартир в 100 миллионов рублей. Не считаете ли вы нужным закрыть эти сёла, переселить?

Владимир Солодов: — Я не сторонник сокращения сёл, я сторонник разумного ответа на вопрос: как будет село выглядеть в будущем. Поэтому перед нами стоит стратегическая задача — разработка программы развития края. Из неё будет понятно, в каких населённых пунктах, на что делается ставка и как будут развиваться те или иные населённые пункты. Концентрация в одной точке — это неустойчивая модель. Мы будем поддерживать качество жизни на «северах», в маленьких посёлках. Я поставил задачу обеспечить все маленькие посёлки доступом в интернет. Цифры, которые вы приводите, они, конечно, справедливые, с ними нужно работать, потому что запредельная стоимость строительства, в том числе, часто связана с неправильным проектированием. Вы правы в том, что если стоимость строительства школы такова, что можно каждому жителю по миллиону рублей выдать, то наверно не очень разумно её строить. Но есть решение — сделать не просто школу, а многофункциональное социальное учреждение, когда это одновременно школа, детский сад, ФАП, сельский клуб. Это всё может быть в одном нормальном здании. У нас ФАПы стоят огромные деньги — 70−100 миллионов, это просто безумие какое-то, ФАПы в центральной части России стоят 7 миллионов. Строительство жилых домов я недавно пересчитал — у меня вышло 180 тысяч рублей за квадратный метр. Фокус-то в том, что в том же селе, когда люди строят себе индивидуальное жильё, оно не стоит таких денег. А это вызывает сразу вопросы к расчету, сметам и так далее. Технологии строительства современные тоже позволяют серьёзно удешевить.

Что касается озвученных стоимостей, с ними будем разбираться, а что касается развития инфраструктуры, она должна быть продуманная с точки зрения долгосрочной перспективы. И ещё раз повторюсь, ответ на вопрос — в чём драйвер развития того или иного населённого пункта — где-то это туризм, где-то — рыба, охота, где-то, может быть, традиционные ремёсла, потому что, конечно, мы не можем подходить к нашим отдалённым сёлам только с экономическим мерилом.

Если мы посчитаем экономику, дешевле — всех расселить, вообще, с Камчатки лучше уехать всем — зачем их содержать, но это же безумие. Понятно, что это никогда не будет приемлемо к Камчатке, нельзя только с позиции экономики подходить. И здесь разумный и стратегический подход мы будем вырабатывать в разрезе каждого населённого пункта, как он будет выглядеть в будущем, как он будет дальше жить и как там удержать молодёжь. И опять же ответить на вопрос уже более сложный — зачем жителю из Петропавловска-Камчатского переехать в дальний посёлок. Я вот ездил в Быстринский район, село Эссо — ребята из Петропавловска переехали туда, живут там, собачек разводят, туризмом занимаются. Молодая пара, у них своя гостиница, классные ребята, иван-чай выращивают очень вкусный. Когда смотришь на таких активных людей, понимаешь, есть жизнь, и она может развиваться, просто с правильным подходом, видением и позиционированием.

ИА REGNUM: — Исторический принцип распределения квот на вылов рыбы — как вы относитесь к инициативе отменить его?

Владимир Солодов: — Была инициатива в том, чтобы больше квот распределять по инвестициям. Я отношусь очень сдержанно вообще к изменениям в законодательстве, регулирующем доступ к водным биоресурсам. По простой причине — рыболовство это сфера, которая требует очень больших инвестиций. За последние годы в сферу рыболовства на Камчатке инвестировано около 40 миллиардов рублей. Их направили на строительство заводов, судов, на обустройство вахтовых посёлков, на инфраструктуру. Такие инвестиции не могут делаться в условиях неопределенных правил игры, поэтому главное здесь — это определенность. На мой взгляд, нужно из этого исходить, чтобы у нас было понятное, прозрачное, стабильное регулирование этой сферы. Сами инвестиционные квоты — это очень хороший принцип. Они хорошо сработали в 2018 году, когда были распределены, они дали толчок — у нас построено семь заводов и восемь кораблей. Это десятки миллиардов рублей. Это тысячи рабочих мест на территории края. Квоты были распределены до 2033 года на 15 лет, и, конечно, сейчас на полпути пересматривать их нельзя. Ещё раз повторюсь, я считаю, что самое главное — это стабильность и регулирование, которые позволят долгосрочную стратегию выстраивать.

ИА REGNUM: — Вам часто пишут жители в соцсетях, как вы, вообще, оцениваете их настроения, они сами видят перспективы Камчатки?

Владимир Солодов: — Много пишут, конечно, разные настроения, но хочу вам сказать, что многие переживают за свою территорию и очень хотят сделать её лучше. Это я и на встречах с жителями вижу и на стратегических сессиях, где мы обсуждаем программу развития края.

У Камчатского края в экономике сейчас очень хорошие тенденции наметились. В этом году даже в первом полугодии у нас промышленное производство растёт, увеличиваются объёмы сельскохозяйственной продукции. При этом рост — выше среднероссийского. Увеличиваются обороты и внешней и розничной торговли, есть перспективные инвестиционные проекты. Поэтому я верю, что мы сможем решить тот ворох проблем, о которых мы с вами сейчас говорили и обеспечить камчатцам достойную жизнь в этом удивительном и прекрасном крае.

Читайте также: Глава Камчатки назвал Лаврова эталоном в российской политике

Блиц-интервью

ИА REGNUM: — Ваше любимое блюдо?

Владимир Солодов: — Сыр. Продукт, а не блюдо… Блюдо, наверное, на Камчатке только рыба.

ИА REGNUM: — Ваш любимый напиток?

Владимир Солодов: — Чай.

ИА REGNUM: — Какой?

Владимир Солодов: — Иван-чай.

ИА REGNUM: — Что вам сразу понравилось на Камчатке?

Владимир Солодов: — Воздух.

ИА REGNUM: — А что не понравилось?

Владимир Солодов: — Грязный город, очень запущенный. И особенно не понравились груды автомобильных шин повсюду.

ИА REGNUM: — Какое место вам больше всего нравится на Камчатке?

Владимир Солодов: — Любое место, где меня ждут супруга и сын.

ИА REGNUM: — А им какое место больше всего нравится?

Владимир Солодов: — Наверное, Халактырский пляж, иногда мы выезжаем туда подышать океаном.

ИА REGNUM: — Что бы вы хотели изменить в своей жизни?

Владимир Солодов: — Я бы хотел, чтобы больше свободного времени было.

ИА REGNUM: — А что бы вы хотели изменить на Камчатке?

Владимир Солодов: — Я хочу, чтобы жители поверили в то, что здесь можно построить место, где хочется жить и работать.

ИА REGNUM: — Ваша любимая книга?

Владимир Солодов: — Их много, наверное, «Отверженные» Виктора Гюго.

ИА REGNUM: — Какую из книг последнюю прочитали?

Владимир Солодов: — Из художественной я перечитал «Раковый корпус» Александра Солженицына, а из нон-фикшна я прочитал отличную книгу называется «Безграничный разум», Джо Боулер автор, рекомендую.

ИА REGNUM: — Кто для вас является эталоном в российской политике?

Владимир Солодов: — Сергей Викторович Лавров.

ИА REGNUM: — Представьте себе ситуацию, если люди выйдут на улицу, как это было на Камчатке при прежних руководителях, и попросят вас уйти, что вы сделаете?

Владимир Солодов: — Я выйду к людям.

ИА REGNUM: — Камчатка сложный регион?

Владимир Солодов: — Нет простых регионов.

ИА REGNUM: — Как вас встретило население Камчатки, ваши личные ощущения?

Владимир Солодов: — У меня ощущение, что встретило хорошо, и это большой аванс для меня, но это возлагает огромную ответственность. Теперь мне нужно не обмануть ожиданий людей.

ИА REGNUM: — А как вас встретили политики, чиновники региона?

Владимир Солодов: — Осторожно. С опаской. Ну любого нового руководителя встречают — присматриваются к нему, но думаю, что этот период завершился. Нам ведь надо не присматриваться друг к другу, а работать.