Иркутский учёный, кандидат биологических наук Виталий Рябцев удивлён тем обстоятельством, что в заказниках Алтайского края, где рубки леса производятся гораздо масштабнее, чем в Приангарье, до сих пор не наказан ни один чиновник. В своей статье «Реликтовые алтайские сосняки — рай для лесников-лесорубов» он, в частности, отмечает, что наряду с Иркутской областью — главной лесосекой РФ — ситуация в Алтайском крае заслуживает пристального внимания.

Потревоженные лесорубами филины бросили своих птенцов
Потревоженные лесорубами филины бросили своих птенцов
Цитата со страницы орнитолога Игоря Карякина в Facebook

«Его (Алтайского края, — прим. ИА REGNUM) огромное богатство — четыре знаменитых ленточных бора (общая площадь — 1,1 млн га). Они защищают алтайские пашни, накапливают влагу зимой, медленно отдают ее весной. Служат домом для разнообразнейшего природного сообщества, обильного «краснокнижными» видами. Особенно много здесь было редких пернатых хищников, прежде всего орлов (большого подорлика, могильника, беркута). Ни при царях, ни при советской власти в ленточных борах не проводились лесозаготовки столь масштабные, как сейчас», — подчёркивает иркутский учёный.

Также Виталий Рябцев приводит мнение известного алтайского эколога Алексея Грибкова, который отмечал ранее, что объём заготовки древесины только в ленточных борах Алтайского края составляет 1,7 млн куб. м. Это больше, чем в таких регионах, как Новосибирская, Кемеровская области, Республика Алтай, Хакасия, Тува.

Так выглядит варварская вырубка ленточных боров Алтая
Так выглядит варварская вырубка ленточных боров Алтая
Цитата с сайта echo.msk.ru

При этом Виталий Рябцев подчёркивает, что лесозаготовки ведутся в заказниках, которые создавались именно для защиты боров.

«Рубки называются «санитарными», проводятся примерно по таким же «схемам», как и в Иркутской области. Правда, здесь они выборочные, а не сплошные. Но результат в целом такой же: больные, дефектные и поэтому не имеющие коммерческой ценности деревья остаются, «выбираются» лишь самые ценные. Здоровые, разумеется. Лесозаготовки проводит холдинг «Алтайлес». Являющийся ярким примером вовлеченности региональной власти в лесной бизнес. Он создан чиновниками, ответственными за сохранение и восстановление лесов. Руководят им родственники упомянутых чиновников», — поясняет учёный Виталий Рябцев.

Ему удивительно, что несмотря на петиции, протесты алтайских жителей и экологов, безобразие в лесном фонде края продолжается уже многие годы.

«В 2018 году телеканал «Россия 24» провел журналистское расследование «Лесная мафия безжалостно уничтожает даже реликты». Значительное место в нем заняла история рубок в заказниках ленточных боров, деятельность «Алтайлеса». Судебное дело о этих рубках, подтвердившее и сумму ущерба, и достоверность всех собранных против чиновников доказательств, закончилось вынесением вердикта: «закрыть дело из-за отсутствия виновных». «Рубки в заказниках с тех пор пошли пуще прежнего»», — напоминает иркутский учёный.

Потревоженные лесорубами филины бросили своих птенцов
Потревоженные лесорубами филины бросили своих птенцов
Цитата со страницы орнитолога Игоря Карякина в Facebook

Известно Виталию Рябцеву и о том, что летом 2018 года у Валерия Горбунова — одного из самых известных защитников алтайских лесов — неизвестные подожгли дом. Осенью того же года он умер от инфаркта. Виновные в поджоге так и не найдены, а рубки лесов тем временем продолжались.

Читайте также: Алтайский депутат: в Егорьевском районе отапливают щепой по цене угля

Лишь 3 марта 2020 года губернатор Алтайского края подписал постановление, о выделении зоны особой охраны с запретом заготовки древесины в заказниках Алеусский, Завьяловский, Корниловский, Кулундинский. Таков на сегодня результат многолетней борьбы за ленточные боры.

В её ходе, по словам орнитолога Игоря Карякина: «Покупали учёных, которые писали обоснования благоприятного влияния рубок на редкие виды, госорганы и прокуратуру, которые закрывали глаза на масштабы уничтожения краснокнижников и превращали в макулатуру акты о нарушениях». И вот теперь, по его мнению, «в заказниках удалось сохранить от 3 до 5% местообитаний редких птиц».

»Результат очень скромный. Да и вообще ситуация более чем странная. В целом «диагноз» такой же, как в Иркутской области: рубки в заказниках, носящие коммерческий, а не санитарный характер. Но по факту таких рубок в заказнике «Туколонь» против иркутского «лесного министра» заведено уголовное дело (и расследуется уже более года). Он арестован, потерял свою должность. Арестованы и несколько его подчиненных.

Рубки в алтайских заказниках гораздо более масштабны. Но ни один лесной чиновник здесь так и «не пострадал»! Вроде бы в одной стране живем… Но, может быть, суровость, проявленная к иркутскому министру, объясняется не заботой о тайге, а сугубо политическими мотивами? Очень хотелось убрать иркутского губернатора, являющегося коммунистом, для этого первоначально и ударили по его весьма значимому подчиненному? Не хотел бы убедиться в собственной правоте. Ведь это означает, что тем, кто «наверху», совершено безразлична сибирская тайга (без которой не прожить сибирякам). Важна лишь победа над любыми оппонентами», — рассуждает иркутский учёный Виталий Рябцев. К сказанному им остаётся лишь вспомнить известное крылатое выражение: «Что дозволено Юпитеру, не дозволено быку», и выразить надежду на торжество справедливости.

Как уже сообщало ИА REGNUM, скандально известным дело о масштабных лесных вырубках в иркутском заказнике «Туколонь» стало летом 2019 года, после ареста в московском аэропорту «Шереметьево» одного из главных фигурантов — теперь уже бывшего лесного министра Приангарья Сергея Шеверды. Его подозревают в том, что он доподлинно знал о незаконности сплошной рубки, но ничего не предпринял. Недавно суд продлил его арест.

Иркутская область. Сплошная вырубка в заказнике Туколонь
Иркутская область. Сплошная вырубка в заказнике Туколонь
Baikalproc.ru

Читайте также: Бывшему лесному министру Приангарья не удалось выйти на свободу

По версии следствия, сплошная санитарная рубка в заказнике «Туколонь» на площади около 120 га причинила ущерб лесному фонду РФ, охотничьим ресурсам и среде их обитания, почвам, объектам животного мира на общую сумму порядка 748 млн рублей.

Читайте также: Министру лесного комплекса Иркутской области предъявлено обвинение

В январе 2020 года исполняющий обязанности министра лесного комплекса Иркутской области Дмитрий Петренев заявил, что в регионе уничтожено 5,5 млн куб. м защитных лесов на площади более 23 тысяч га, ущерб государству от такой деятельности, по данным Рослесхоза, составил 44 млрд рублей.

Читайте также: Новые власти Приангарья оценили ущерб от вырубки защитных лесов

О серьёзных проблемах с лесоохраной в Алтайском крае СПЧ заявлял ещё осенью 2019 года в ходе выездного заседания. В частности, общественники отметили крайне малую площадь участков, на которых лесопользование ограничено в достаточной мере, чтобы сохранить биологическое разнообразие ленточных боров.

Читайте также: СПЧ заявил о серьёзных проблемах в лесах Алтайского края

«Несмотря на особую природную и социальную ценность ленточных боров, они практически целиком, вместе с региональными особо охраняемыми природными территориями (ООПТ), переданы в аренду для заготовки древесины», — говорилось в отчёте СПЧ.

Читайте также: Учёные бьют тревогу: вырубки уничтожат алтайские заказники

Тем временем только в начале марте 2020 года в лесоохранное законодательство Алтайского края внесены поправки, запрещающие промышленные вырубки ленточных боров в так называемых «зонах особой охраны», определённых на территориях только четырёх заказников краевого значения, хотя, по словам модератора тематической площадки ОНФ «Экология» в Алтайском крае Алексея Грибкова, в аналогичных мерах нуждаются ещё три территории Алтайского края.

Читайте также: Самый ценный алтайский лес сделали недоступным для вырубки