Иркутская область ещё не скоро оправится от постигшего регион мощнейшего наводнения, а пострадавшие — от ужаса, который им довелось пережить, когда бурные потоки воды в считанные часы затопили жилища, сметая всё на своём пути: постройки, животных, людей. Добровольные спасатели, которые в первую, самую страшную ночь, буквально выпиливали в крышах отверстия, чтобы вызволить людей, говорят, что невозможно забыть крики погибающих, жуткий звук сталкивающихся домов, мостов и других строений, плывущих по реке.

Лесные пожары в Сибири. 2019
Лесные пожары в Сибири. 2019
Esa.int
Тулун. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих
Тулун. Спасение утопающих — дело рук самих утопающих
Цитата из видео оцевидцев наводнения

Стихия унесла жизни как минимум, 25 человек и ещё не менее восьми пострадавших числятся пропавшими без вести. Но только ли природная катастрофа стала причиной такой большой трагедии? Если вспомнить причину наводнения — затяжные ливни — и то, что Иркутская область ещё в 2017 году вышла в лидеры по вырубке леса, то не исключено, что как раз лесорубы косвенно повлияли на возникновение ЧП. Во всяком случае, в этом почти не сомневается координатор программы экологизации промышленности Центра охраны дикой природы, эксперт Общественного совета при МПР России Игорь Шкрадюк, с которым удалось поговорить редакции ИА REGNUM, а также руководитель лесного отдела Гринпис Алексей Ярошенко.

Читайте также: Явь страшнее сна: жители ушедшего под воду Приангарья поделились пережитым

Катастрофы не избежать

«Главной причиной наводнения стали рекордные дожди, выпавшие в верховьях этих рек в Саянах — на отдельных участках количество осадков, выпавших за три дня, почти вчетверо превысило месячную норму. Как уже отмечалось раньше, свой вклад в развитие наводнения могли внести и бесхозяйственные рубки леса в Саянах и предгорьях, приведшие к изменению характера лесного покрова и его водорегулирующей роли.

Если же существующая практика лесопользования сохранится, и если продолжится её экспансия под видом проведения санитарных рубок в горных лесах Саян — то истребление этих лесов может за считанные годы превратиться в главную причину будущих наводнений. Это означает, что если не изменить принципиальным образом систему хозяйствования в Саянах и их предгорьях, то уже в самом ближайшем будущем, через пять-десять лет, для повторения таких катастрофических наводнений будет достаточно гораздо менее интенсивных осадков», — считает руководитель лесного отдела Гринпис Алексей Ярошенко.

Вода в Тулун прибывала со страшной силой
Вода в Тулун прибывала со страшной силой
Цитата из видео оцевидцев наводнения

Общественник напомнил, что, несмотря на защитный или неэксплуатационный статус большинства горных лесов Восточного Саяна, в них начинается быстрая экспансия промышленных рубок.

«Связана она с тремя главными факторами: во-первых, огромным и пока постоянно растущим спросом на ценную хвойную древесину со стороны Китая; во-вторых, с катастрофической истощенностью равнинных лесов Иркутской области десятилетиями экстенсивного (бесхозяйственного) лесопользования; и в-третьих, с тем, что большинство лесов региона передано в аренду для заготовки древесины, а государственным лесохозяйственным учреждениям тоже «кушать хочется» (при этом переданные Иркутской области лесные полномочия финансируются из бюджета лишь на малую долю от реальной потребности). Поскольку самые интересные для заготовки древесины горные леса имеют тот или иной защитный статус, для обхождения запретов и ограничений на промышленную заготовку древесины используется вполне традиционный для отечественного лесного хозяйства механизм — санитарные рубки».
Алексей Ярошенко

«Кушать хочется»

По словам Алексея Ярошенко, основанием для назначения санитарных рубок часто является повреждение лесов общераспространенными вредителями или болезнями леса — например черным сосновым усачом, березовым заболонником, окаймленным трутовиком, настоящим трутовиком и тому подобными.

«Как правило, эти общераспространенные вредители и болезни и для леса не представляют сколько-нибудь существенной угрозы — они просто являются неотъемлемыми элементами естественных лесных экосистем. Если какое-то ведомство начинает интенсивно бороться с такими вредителями и болезнями, например — с усачами (устанавливать карантинные фитосанитарные зоны или массово назначать санрубки), обычно это означает, что ему настолько «хочется кушать», что оно готово забыть и про здравый смысл, и про профессиональную репутацию».
Алексей Ярошенко

Между тем такие якобы санитарные рубки радикально сокращают способность лесов регулировать сток. По оценке Алексея Ярошенко, если их интенсивность в орехово-промысловых зонах и нерестоохранных полосах лесов Восточного Саяна сохранится на уровне 2018−1019 годов, то основная часть этих лесов может утратить свои водорегулирующие функции в течение ближайшего десятилетия.

Сплошная санитарная рубка в заказнике «Туколонь»
Сплошная санитарная рубка в заказнике «Туколонь»
Цитата из видео оцевидцев наводнения

Сверху видно всё

Доводы эколога наглядно подтверждаются спутниковыми снимками. К примеру, этот один из многих участков в Тулонском лесничестве до вырубки выглядел вполне здоровым. Но чиновники решили, что лес поражён вредителями (черный сосновый усач) и болезями (губка сосновая, трутовик окаймленный), и, несмотря на отсутствие сколько-нибудь существенного повреждения леса, дают указание «выкосить» лес. Аналогичные перемены не в лучшую сторону можно увидеть и на других космических снимках иркутских лесов.

Тулунское лесничество, участок 1. 30 апреля 2018 года
Тулунское лесничество, участок 1. 30 апреля 2018 года
Цитата с сайта forestforum.ru
Тулунское лесничество, участок 1. Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Тулунское лесничество, участок 1. Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Цитата с сайта forestforum.ru
Тулунское лесничество, участок 2. 30 апреля 2018 года
Цитата с сайта forestforum.ru
Тулунское лесничество, участок 2.Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Цитата с сайта forestforum.ru
Тулунское лесничество, участок 3. 24 июля 2018 года
Цитата с сайта forestforum.ru
Тулунское лесничество, участок 3. Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Цитата с сайта forestforum.ru

Координатор программы экологизации промышленности Центра охраны дикой природы, эксперт Общественного совета при МПР России Игорь Шкрадюк в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM отметил, что совершено согласен с выводами Гринпис:

«Более того, могу прямо сказать, что лесозаготовители любой формы собственности несут свою долю ответственности за гибель людей и материальный ущерб вследствие наводнения. Для экономики, где большинство предпринимателей законопослушны и придерживаются этики, а государство способствует пресечению мошенничества, я бы предложил ввести обязательное страхование гражданской ответственности лесозаготовителей за ущерб от наводнений и засух. Долю их ответственности вполне можно рассчитать; хотя это большая и сложная работа, лесная и страховая отрасли вполне её потянут. Но при насквозь коррумпированном государстве «свои» будут освобождены от ответственности».
Затопленный Лесогорск, в нескольких километрах от Чуны
Затопленный Лесогорск, в нескольких километрах от Чуны
Цитата из видео оцевидцев наводнения

Итак, очевидно, что в условиях, когда большинство лесов передано в аренду для заготовки древесины, «кормиться» недофинансируемым государственным лесохозяйственным учреждениям помогают якобы необходимые санитарные рубки. А одним из самых распространённых надуманных предлогов для такого варварского способа уничтожения леса стал обыкновенный жук — чёрный сосновый усач и другие насекомые, как будто бы заполонившие реликтовый лес.

Такие «кормильцы» позволяют при желании назначить санитарную рубку или установить карантинную фитосанитарную зону почти в любом старом хвойном лесу
Такие «кормильцы» позволяют при желании назначить санитарную рубку или установить карантинную фитосанитарную зону почти в любом старом хвойном лесу
Цитата с сайта forestforum.ru

Напомним, по оценке Всемирного фонда дикой природы, за последние годы наиболее серьезный ущерб нанесен именно Иркутской области. Лесозаготовители (как правило, граждане Китая) нанимают на работу местных жителей. Ценной считается только нижняя часть ствола. За кубометр такого первосортного пиловочника лесорубы получают около 40 долларов, а в Поднебесной его продают уже по цене не ниже пятисот долларов за кубометр.

Читайте также: Иркутская область возглавила рейтинг российских регионов-лесорубов

Вот уже год в Иркутской области расследуется уголовное дело в отношении лесных чиновников. Вместо того, чтобы охранять особо ценный лес и уникальную природу регионального заказника «Туколонь», работники министерства лесного комплекса Иркутской области, филиала ФБУ «Рослесозащита» — «ЦЗЛ Иркутской области» и ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» позволили вырубить 116 гектаров сплошным способом под видом санитарных (оздоровительных) рубок. В результате указанных действий лесному фонду Российской Федерации причинен ущерб на сумму более 880 млн рублей. Если бы не Байкальская природоохранная прокуратура, чиновники и дальше бы «защищали» лес с большим размахом. Эти «оголодавшие» собирались вырубить в заказнике ещё не одну сотню гектаров. Кстати, лес под предлогом санитарных рубок «выкашивал» областной лесхоз, который является подразделением регионального министерства лесного хозяйства. Как раз это ведомство и объединили с региональной службой по охране животного мира.

Пожары в Сибири. 2019
Пожары в Сибири. 2019
Nasa.gov

Читайте также: Иркутский беспредел: вместо защиты чиновники уничтожили особо ценный лес

«Министерством лесного комплекса произведены недопустимые действия, поскольку любые леса заказников это те особо охраняемые территории, которые сейчас остаются единственными местами в Иркутской области, где ещё сохраняются реликтовые — то есть не затронутые промышленным освоением — леса. Министерство лесного комплекса и так вырубает гигантские территории.

Если посмотреть с самолёта, то сейчас Иркутская область напоминает большую шахматную доску, где все леса расчерчены на квадраты и большая часть из них уже вырублена. И только леса заказников до последнего времени оставались теми резерваторами, где природа сохранялась в первозданном виде», — отмечал ранее в разговоре с корреспондентом ИА REGNUM декан биолого-почвенного факультета Иркутского госуниверситета Аркадий Матвеев (именно его факультет долгое время изучал иркутские заказники).
Тулунское лесничество, участок 3. Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Тулунское лесничество, участок 3. Вид участка после рубки 19 июня 2019 года
Цитата с сайта forestforum.ru

Читайте также: «Лес в Иркутской области превратился в большую шахматную доску»

По мнению экологов, если вырубки лесов продолжатся, то это может обернуться полным уничтожением лесных ресурсов. К тому же расправа ведется не только с сибирской флорой, но и фауной. Смеем предположить, что в будущем наводнения разрушительной силы возможны почти во всех сибирских лесных регионах, поскольку проблемы, аналогичные тем, что испытывает Иркутская область, во многом схожи и также актуальны.