Вслед за скандальным решением Арбитражного суда Иркутской области, согласно которому региональное министерство лесного комплекса умудрилось проиграть иск к самому себе по поводу признания неправомерной вырубки более 100 гектаров особо ценного реликтового леса в государственном природном заказнике «Туколонь», в медиасреде стали появляться выступления различных «экспертов» и «экологов», которые, побывав в этом заказнике, стали уверять, что без сплошных санитарных рубок существует опасность пожаров и дальнейшего заражения здоровых деревьев. Комментируя сложившуюся ситуацию, иркутский эколог, кандидат биологических наук Виталий Рябцев в своей статье «Вся министерская рать» защищает вырубку заказника «Туколонь», в частности, заявил, что считает оправданной версию о поддержке иркутской «лесной коррупции» вышестоящими чиновниками.

Сплошные «санитарные» рубки в государственном природном заказнике «Туколонь»
Сплошные «санитарные» рубки в государственном природном заказнике «Туколонь»
Байкальская природоохранная прокуратура

«Лес пострадал от огня, на ослабленных деревьях размножаются стволовые вредители, часть деревьев от них погибает, затем они валятся ветром. Такое происходит в тайге повсеместно. Но это вовсе не означает, что окружающим лесам очаги вредителей несут непременную гибель. Наша тайга возникла после окончания ледникового периода. За свою жизнь (10 тыс. лет) она пережила много и пожаров, и вспышек вредителей. Прекрасно обходилась без «санитаров» с бензопилами.

Хочу напомнить про «Великий Сибирский пожар», имевший место в 1915 г. в Восточной Сибири (в основном в нынешних Иркутской области и Красноярском крае). Огонь охватил 32 млн (!) га. И если бы стволовые вредители, размножающиеся в ослабленных пожаром лесах, были столь опасны, как нам рассказывают, то за 100 последующих лет они просто обязаны были уничтожить всю сибирскую тайгу. Но этого не произошло, лес поднялся и там, где погиб в 1915 году.

Не стоит демонизировать «стволовых вредителей». Их вспышки тайга Туколони переживала много раз. Обойдется без помощи «санитарных» рубок и теперь. Зато иркутское лесное министерство не может обойтись без экспертных заключений, «обеляющих» его деятельность. Вот и мобилизовали на эту работу всех кого смогли», — считает Виталий Рябцев.

Последствия сплошных «санитарных» вырубок леса в государственном природном заказнике «Туколонь»
Последствия сплошных «санитарных» вырубок леса в государственном природном заказнике «Туколонь»
Байкальская природоохранная прокуратура

Напомним, громкий лесной скандал начался в Иркутской области летом 2018 года. По данным надзорных и правоохранительных органов, вместо того чтобы охранять особо ценный лес и уникальную природу регионального заказника «Туколонь», чиновники позволили вырубить сплошным способом под видом санитарных (оздоровительных) рубок 116 гектаров особо ценного реликтового леса.

Читайте также: Удивительное дело: рубки заповедного леса в Приангарье оказались законными

Однако в период рассмотрения данного уголовного дела указом губернатора Иркутской области была ликвидирована Служба по охране и использованию животного мира (именно она обращалась в суд с иском к министерству лесного комплекса региона и ОГАУ «Лесхоз Иркутской области» о расторжении договоров с коммерческими фирмами о продаже вырубленной древесины), а её полномочия перешли к региональному министерству лесного комплекса. Об этом говорится в официальном сообщении Байкальской природоохранной прокуратуры, заявившей о намерении оспорить признание законными договоров о реализации древесины.

Читайте также: Как иркутские заказники стали жертвами местных реформ

На днях СУ СК РФ по Иркутской области сообщило о скором завершении расследования и предъявлении обвинений.

Читайте также: Удастся ли СК РФ доказать незаконность вырубки заповедного леса Приангарья?

«В судебном заседании достоверно установлено, что рубка в заказнике проведена с существенными нарушениями федерального законодательства. Согласно акту выездной проверки специализированного уполномоченного государственного органа в сфере использования и охраны лесов — Рослесхоза (г. Москва), следует, что выводы о болезнях вырубленного леса не соответствовали действительности», — отмечается в официальном сообщении Байкальской природоохранной прокуратуры.

Судебного процесса ожидают: инженер-лесопатолог отдела защиты леса и лесопатологического мониторинга филиала ФБУ «Российской центр защиты леса» — «Центр защиты леса Иркутской области», директор ОГАУ «Казачинско-Ленский лесхоз» и временно замещающий должность руководителя Службы по охране и использованию животного мира Иркутской области (занимал эту должность на момент совершения преступления). Деяния вышеназванных лесных чиновников следователи назвали подпадающими под п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий, совершенное с причинением тяжких последствий»), ч. 3 ст. 260 УК РФ («Незаконная рубка лесных насаждений»), ст. 262 УК РФ («Нарушение режима особо охраняемых природных территорий и природных объектов»).

Известно, что один из обвиняемых находится под стражей, остальным избрана мера пресечения в виде домашнего ареста.

Помимо Байкальской природоохранной прокуратуры и эколога Виталия Рябцева подозрения в намерении обелить «иркутскую лесную мафию» высказывал также руководитель лесного отдела Гринпис Алексей Ярошенко.

«Отношение нашего государства к проблеме незаконных рубок и воровства леса двойственное: с одной стороны, высшие руководители государства постоянно говорят о необходимости борьбы с этим злом, с другой стороны — крупные уголовные дела по незаконным рубкам часто умышленно разваливаются управленцами и хозяйственниками на местах (в лесной отрасли управленцы и хозяйственники — это часто одни и те же люди)», — считает общественник.

Как уже сообщало ИА REGNUM, псевдосанитарные рубки в областном заказнике «Туколонь» — самый известный и один из двух самых крупных случаев варварских рубок леса на территориях со специальным природоохранным статусом в Иркутской области.

Читайте ранее в этом сюжете: Как иркутские заказники стали жертвами местных реформ