69−77% россиян считают, что такие заболевания, как ВИЧ, сифилис, гонорея и другие инфекции, передающиеся половым путем (ИППП), вызывают в обществе презрение. О них трудно говорить даже с врачом.

Молчание
Молчание
Publicdomainpictures.net

Данные о табуированных заболеваниях в России получены ВЦИОМ по заказу компании ИНВИТРО (опрос проведен 2−7 июля 2018 года, с участием 1000 респондентов в возрасте от 18 лет).

Лидеры среди «смущающих» — заболевания половой сферы и нарушения работы ЖКТ. Более 70% опрошенных признались, что трудно обсуждать с врачом проблемы импотенции и недержания мочи. При этом, как ни странно, в число табуированных попали ишемия, деменция и онкология. Тоже стыдно? Вряд ли, скорее, причины в другом. Впрочем, участники Круглого стола «Табуированные заболевания в России: запрет на обсуждение или зона добровольного молчания» (27.09.2018 в ИТАР ТАСС) сосредоточились, в основном, на ВИЧ и проблемах ИППП.

И это понятно — проще всего объяснить табу фактором стыда. Ведь интимная сфера на то таковой и называется, чтобы не кричать о ней на каждом перекрестке. Кроме того, общество традиционно с презрением относится к людям с подобными хворями, считая «стыдные» болезни результатом аморального поведения и вредных привычек. Недаром в числе большого процента стигм оказались наркотическая и алкогольная зависимость: об этом тоже предпочитают молчать. Есть и другие основания — нежелание потерять работу, а значит, средства к существованию. Ведь работодатели тоже не жалуют подобные недуги. Хотя, как заявил генеральный директор H-Clinic Андрей Злобин, если человек лечится, то он уже не опасен.

«Человек с ВИЧ-инфекцией, который получает лечение, не может передать ВИЧ другому человеку. С этой точки зрения выявить максимальное количество людей, которые не знают, что у них ВИЧ, и начать их лечить — это главная задача на сегодняшний день и для нашей страны, и в мире в целом», — считает участник круглого стола, добавляя, что «главное препятствие в решении проблемы СПИДа — это стигма. Когда заболевание напрямую связывают с маргинализацией, людям знать об этом заболевании совсем не хочется».

Не случайно, по словам специалиста, невозможно заставить людей добровольно и регулярно проходить тестирование на опасные инфекции. Женщины боятся, что их сочтут шлюхами, а мужчины — геями. Гетеросексуалы вообще убеждены, что им в этом смысле ничто не грозит. Зачем тогда сдавать анализы?

Но если с табу на подобные заболевания более или менее всё ясно, то как в их число, всё по тому же опросу ВЦИОМ, попали ишемия и деменция? В чем тут дело? Что это за вид табу? И не является ли оно простым равнодушием Минздрава и общества к данной проблеме?

На эти вопросы ИА REGNUM внятных ответов от участников встречи получить не удалось. А меж тем ишемия является не только частой причиной смертности, но и развития инсультов, ведущих, в том числе, к деменции. Болезнь Альцгеймера, как прогнозируют медики, станет проблемой номер один уже в этом веке. По данным, которые приводит Газета.ru, в 2006 году число таких больных в мире составляло 26,6 млн человек, а к 2050 году оно вырастет вчетверо.

У нас же, как выясняется, деменция — табуированное заболевание! Об этой проблеме мало говорят и ещё меньше делают. Если ваш родственник страдает этим тяжелейшим недугом, то все проблемы лягут на вас. Никто не поможет! Вот о чём надо говорить и думать сегодня. Хотя, конечно, и о ВИЧ писать надо, и об ИППП тоже. В болезни, как и в бане, все равны — нет приоритетов.

«В ответ на Ваш вопрос, имеем ли мы представление, что причины разные, да, конечно, — ответил ИА REGNUM директор по корпоративным коммуникациям ИНВИТРО Антон Буланов. — Задача — просто начать говорить, обозначить масштаб проблемы». По словам спикера, «ВИЧ и ИППП лежат на поверхности, и, конечно, мы бы хотели, чтобы разговор был не только о них, но и о деменции, о том, почему происходит поражение социальное тех, кто болеет, тех, кто рядом с больными находится».

В числе возможных причин стигмации деменции и других психических недугов, а также онкозаболеваний ведущий аналитик ИНВИТРО Татьяна Кузьмина назвала «страхи и высокую стоимость лечения».

«Вы назвали деменцию, но там присутствуют психические заболевания — биполярные растройства, шизофрения, — отметила она — да, это относится к списку табуированных заболеваний, потому что стыдно, дорого и непонятен исход».

«Почему ишемическая болезнь сердца, — заметила специалист по клинической психологии Минздрава России по Центральному федеральному округу Татьяна Бузина, — болезни с тяжелым исходом, тяжелым течением, которые вызывают негативные эмоциональные реакции, тоже становятся если не проблемой стигматизации, то, скорее всего, проблемой психологического плана. «Я не хочу об этом слышать», — такое инкапсулирование этой проблемы: если о ней не говорить, вроде ее как бы и нет».

Симптоматично, что эти слова прозвучали из уст представителя Минздрава. Может быть, это именно та причина — «если не говорить, то и нет проблемы» — по которой наша медицина в лице её верхов не озабочена всерьез решением столь болезненной и насущной задачи.

Напоминаю, совсем скоро — к 2050 году — число больных деменцией возрастет в четыре раза! И тогда «инкапсулировать» проблему не получится. Уже сегодня необходимо все табуированные заболевания вывести на свет божий. Хоть социальной рекламой, хоть чем иным — только бы не оказаться среди тех, кто «хочет, но не может». В такой «импотенции» уж точно стыдно будет признаваться!

Читайте ранее в этом сюжете: Мертвые души провинциального здравоохранения