Градостроительно-земельная комиссия Москвы не может существовать в нынешнем закрытом виде и должна изменить принцип своей работы. Об этом корреспонденту ИА REGNUM заявил журналист, координатор движения «Архнадзор» Андрей Новичков, комментируя ставшие известными секретные протоколы с заседаний Градостроительно-земельной комиссии Москвы за 2010−2018 годы. Новичков отметил, что в настоящий момент ГЗК отличает крайняя поспешность и закрытость в принятии решений. Кроме того, все важные градостроительные заключения вначале принимаются на заседаниях комиссии и носят принципиальный характер и лишь затем отправляются на рассмотрение в профильные департаменты.

Мэр
Мэр
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Напомним, материалы с заседаний опубликовало информационное издание «Фронде ТВ» 18 июня. Как пояснил Новичков, документы прислал бывший сотрудник правительства Москвы, который не так давно уволился. Согласно полученным материалам, с которыми ознакомился корреспондент ИА REGNUM, становится видно, что комиссия работает в беглом режиме — как правило, ни одно заседание не длится более чем 1,5 часа, при этом в повестке стоит до 150 вопросов.

«ГЗК — это самый закрытый орган, который существует у нас в Москве. Застройщики, желающие что-либо построить, отправляют в данную комиссию на имя Собянина соответствующий запрос, прикладывается минимальный пакет документов, пояснительные записки, что хотят построить, свидетельство о собственности. Дальше комиссия выносит на заседание этот вопрос и принимает решения, укладываясь в 50 минут. Можно предположить, что сначала вопросы прорабатываются кулуарно в кабинетах и потом формально выносятся на обсуждение, но тогда это не тот орган, который должен так работать», — подчеркнул Новичков.

Комиссия была создана почти сразу после выборов мэра Москвы в ноябре 2010 года, и ее председателем стал столичный градоначальник Сергей Собянин. Комиссия охватывает все вопросы, касающиеся строительства в Москве, включая Новую Москву. ГЗК рассматривает важные градостроительные решения, в их числе реставрация объектов культурного наследия, снос исторических зданий, подбор площадок реновации, внесение изменений в правила землепользования и застройки.

Как пояснил Андрей Новичков, в настоящий момент ГЗК работает в следующем режиме: вначале собирается заседание, где принимаются решения о строительстве, и только затем даётся поручение профильным департаментам о выдаче соответствующих заключений. И хоть решения комиссии официально носят рекомендательный характер, по документам их заключения именуются как принципиальные. Кроме того, во главе данной комиссии стоит мэр Москвы Сергей Собянин, чей авторитет более весом для членов ГЗК, нежели сотрудников столичных департаментов.

Помимо этого, как следует из документов, после подписания протоколов в них могут вноситься так называемые технические правки, которые серьезно меняют проект в интересах застройщика. Речь идёт об увеличении высотности застройки, уменьшении площади социальных объектов и парковочных мест, «благоустройства» скверов и зон отдыха. Все изменения вносятся за подписью председателя Москомстройинвеста.

«Знаменитый снос в 2017 году усадьбы Неклюдовой на Малой Бронной, когда департаментом культурного наследия города Москвы было дано заключение о невозможности сноса и строительства выше, чем существующая усадьба. Дальше созывается ГЗК, где на этой комиссии принимаются решения вопреки нормам, установленным постановлениями правительства Москвы, федеральному закону об охране объектов культурного наследия. Выносится решение о строительстве вместо трёх этажей шести и седьмого в виде мансарды. И департамент культурного наследия не может ничего сделать против сидящего в президиуме ГЗК Сергея Собянина», — подчеркнул Новичков.

Например, согласно выписке из протокола заседания ГЗК #23 от 28 июня 2012 года площадь детского сада дневной группы по адресу Новоалексеевская, 22А был уменьшен почти в два раза — с 1500 кв. метров до 800. Изменения вносились после подписания изначального протокола.

Другой пример — в парке «Дружба» разрешили строительство футбольных полей и зданий, их обслуживающих, несмотря на то, что парк является объектом культурного наследия, и федеральный закон запрещает какое-либо строительство. Как пояснил Новичков, у парка есть предмет охраны, запрещающий понижать или повышать особо ценный рельеф, однако комиссия разрешила рыть там рельеф, чтобы построить поле с подогревом.

Таким образом, за восемь лет существования ГЗК был принят не один десяток решений о сносах исторических зданий и новом строительстве, разрешена застройка более 500 парков и зелёных зон, многие здания были отданы под реконструкцию или снесены, а также легализовано более тысячи объектов самовольного строительства на территории Москвы.

Как сообщало ИА REGNUM, в Москве запущен очередной снос объекта культурного наследия.

Читайте подробнее: Долой Софийскую: центр Москвы вновь под ковшом экскаватора

Читайте развитие сюжета: Собянин упрекнул советскую власть за сибирские города — «обузы»