В Финляндии в семью возвращается лишь 7% изъятых детей. Это происходит потому, что судья принимает решение только на основании документов, предоставленных органами опеки, напомнила заместитель директора Общественного центра правовых экспертиз и законопроектной деятельности, ученый-криминолог, кандидат юридических наук Елена Тимошина. Об этом она сообщила 1 июня на конференции в пресс-центре ИА REGNUM, на которой представители детских правозащитных организаций заявили о своем выходе из общественного совета при омбудсмене Анне Кузнецовой.

Елена Тимошина
Елена Тимошина
Дарья Антонова © ИА REGNUM

«Более жёсткой системы, более страшной не существует, поэтому крайне важно знать, по каким пунктам наш уполномоченный нашёл согласие с финским омбудсменом. Какой опыт хочет перенимать наш омбудсмен?», — вопросила эксперт.

Возвращаясь к конфликту с российским уполномоченным по правам детей, Тимошина отметила, что выход из совета Анны Кузнецовой обусловлен содержательными и даже идеологическими противоречиями. Родительская общественность надеялась на то, что новый омбудсмен продолжит борьбу с внедрением в России ювенальных технологий, реальность показала, что этим надеждам не суждено было сбыться.

«Мы хотим, чтобы уполномоченный по правам ребенка защищал семью, защищал родительство по-настоящему, как положено. Мы очень надеялись на Кузнецову. Но сегодня в защиту семьи выступают только общественные организации, и это больно признавать», — заключила Тимошина.

Напомним, что в пресс-центре ИА REGNUM представители ряда авторитетных родительских организаций, заявили о своем выходе из общественного совета при уполномоченном по правам ребенка Анны Кузнецовой. А также опровергли озвученные рядом СМИ инсинуации о том, что все это произошло из-за банальных склок. Общественники настаивают на том, что вышли из совета, поскольку его глава заняла явную проювенальную позицию.

Подробности читайте здесь: Детский омбудсмен Кузнецова умолчала правду об изъятиях детей в России