Пятого сентября в Москве состоялось заседание Научного совета Российского военно-исторического общества, главной темой которого стала Советско-японская война 1945 года и сохранение исторической памяти о роли Советского Союза в победе над Японией — победе, праздник в честь которой формально никто не отменял, однако давным-давно на государственном уровне не отмечается.

День победы над Японией
День победы над Японией
Иван Шилов © ИА REGNUM

«К сожалению, проблема эта существует уже не первый десяток лет», — констатировал в начале заседания профессор Института стран Востока, член исполнительного совета Российской ассоциации историков Второй мировой войны, председатель Научного совета РВИО, доктор исторических наук Анатолий Кошкин. Как пример официозного пренебрежения памятью о победе над Японией он привел случай со 2 сентября 2000 года, когда как раз отмечалось ее 55-летие. Тогда Кошкин по приглашению Генштаба России прилетел в Хабаровск для участия в международной конференции, посвященной годовщине разгрома милитаристской Японии. Там в здании дома офицеров тогдашний командующий Краснознаменным Дальневосточным округом генерал-полковник (позднее генерал армии) Юрий Якубов показал панно «Дни воинской славы России». И Кошкин тогда отметил: «А вас не смущает, что в этом реестре Дней воинской славы нет Дня Победы над Японией, который мы сейчас будем с делегациями других стран: Кореи, Монголии, Китая — отмечать».

Историк также напомнил, что такое пренебрежение возникло не случайно, а во многом определялось российской конъюнктурой 90-х годов, в частности, усилиями российского министерства иностранных дел, возглавляемого тогда Козыревым. Последний вместе со своим заместителем Кунадзе убедили Ельцина, что не следует «раздражать» японцев и включать День Победы над Японией в реестр Дней воинской славы.

Позднее, в 2010 году, тогдашний президент России Дмитрий Медведев включил 2 сентября в перечень памятных дней, но не как День Победы над Японией, а лишь как День окончания Второй мировой войны. Позднее общественности удалось добиться присвоения ему статуса Дня воинской славы, а также переноса его на 3 сентября, которое в соответствии с указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 сентября и отмечалось как День Победы над Японией. Но власть все еще предпочитает не отмечать данный день именно как День Победы и именно над Японией, хотя последняя вроде как уже официально признана недружественным государством. И это при том, что, как отмечает Кошкин, фактически японский политикум в своем антироссийском рвении вводит санкции, опережая даже США.

Наконец, летом текущего года был подготовлен проект, который предусматривает официальное признание 3 сентября как Дня Победы над Японией — дня окончания Второй мировой войны. Однако в день первого чтения по данному законопроекту внезапно кому-то потребовалось дополнительное «уточнение», и его отложили на неопределенное время.

Кошкин подчеркнул, что следует продолжать добиваться восстановления исторической справедливости, тем более что есть серьезные достижения — в частности, наконец-то российское политическое руководство прекратило переговоры об абсурдном «мирном договоре» с Японией.

С докладом на тему восстановления Дня Победы над Японией выступил советник Российской академии ракетных и артиллерийских наук, заместитель главного редактора «Военно-исторического журнала», доктор исторических наук Владимир Кикнадзе.

Кикнадзе озаглавил свой доклад тезисом «Правда о Победе над Японией — путь к новым победам России». Он подчеркнул, что имеет в том числе и военные победы.

Борьба за возвращение Дню Победы над Японией должного статуса и отстаивание исторической правды о Советско-японской войне шла в России десятилетиями, однако, как отмечает Кикнадзе, наиболее консолидировано и с привлечением широкой общественности она развернулась с 2020 года.

Важность восстановления исторической справедливости в отношении победы наших предков над Японией важна в том числе для сохранения территориальной целостности России. Кикнадзе указал, что отсутствие ясности со стороны Российского государства в данном аспекте исторической позиции сохраняет у японских элит надежды удовлетворить свои территориальные притязания.

При этом историк подчеркнул необходимость сохранять историческую память не только о событиях Советско-японской войны 1945 года, но и о Крымской войне 1853–1856 годов, когда под давлением Россия передала часть Курильских островов Японии, о японской интервенции в Россию в годы Гражданской войны, о вызванных японской агрессией конфликтах у озера Хасан в 1938 и на реке Халхин-Гол в 1939 году.

Кикнадзе также отметил, что новый положительный сдвиг в российской исторической политике относительно Дня Победы над Японией и не только произошел с началом специальной военной операции по демилитаризации и денацификации бывшей УССР. Так, в частности, акции у посольства Японии с баннером, напоминавшим об актах агрессии и преступлениях японских милитаристов в Азии, прежде всего в Китае, получили широкое освещение в средствах массовой информации.

Особое внимание Кикнадзе обратил на тот факт, что, по признанию самого бывшего премьер-министра Японии Синдзо Абэ, именно активная и последовательная позиция патриотического большинства российского общества стала важнейшим фактором, помешавшим заключению «мирного договора» и удовлетворению под сурдинку этого заключения японских притязаний на российские территории.

Кикнадзе выразил надежду, что рассмотрение отложенного летом законопроекта об официальном государственном признании Дня Победы над Японией состоится уже в сентябре.

Профессор Военного университета, действительный член Академии военных наук, доктор исторических наук Вячеслав Зимонин выступил с докладом «Советский блицкриг на Востоке — проявление высочайшего мастерства Вооруженных Сил СССР», посвященным непосредственно ходу Советско-японской войны 1945 года.

В начале своего доклада Зимонин напомнил, что к 1945 году война в Азии шла уже 14 лет, с того самого времени, когда Япония вторглась в Китай. И к тому моменту, когда Советский Союз в августе 1945 вступил в войну против Японии, гарантий скорого разгрома поражения последней не было, поскольку японское военно-политическое руководство намеревалось еще долго сопротивляться, не считаясь ни с какими жертвами среди соотечественников. Генерал вооруженных сил США Дуглас МакАртур полагал, что война может продлиться еще пять-семь лет и только японцам стоить до 10 миллионов жизней, в том числе гражданских лиц. И стремительное советское наступление, приведшее к стремительному разгрому Квантунской группировки японских войск и отрезвившее японскую правящую верхушку, фактически спасло Японию от участи превращения в арену страшнейших боев.

Маньчжурскую операцию Зимонин назвал уникальным свершением Красной Армии, сумевшей разгромить крупную вражескую группировку на огромном, по площади равном нескольким европейским странам, и при том крайне сложном театре военных действий.

В обсуждении профессор Московского государственного лингвистического университета, член Российской ассоциации историков Второй мировой войны, доктор исторических наук Алексей Плотников отметил несуразность и дикость ситуации, когда победа над милитаристской Японией отмечается в Китайской Народной Республике, США, Великобритании, Австралии, Нидерландах, Корейской Народно-Демократической Республике, Республике Корея, Монголии, во Вьетнаме, на Филиппинах и еще в ряде стран, но не отмечается на официальном уровне в России — и это при значении вклада Советского Союза в эту победу.

Также в ходе заседания члены Научного совета РВИО приняли решение подготовить обращение председателю Государственной Думы Вячеславу Володину и председателю Совета Федерации Валентине Матвиенко по вопросу восстановления исторической справедливости относительно Дня Победы над Японией.