Президент Белоруссии Александр Лукашенко начал сближение с Россией только тогда, когда понял, что без России Белоруссии не выжить, заявил лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян в интервью белорусскому информационному агентству «БелТА».

Сергей Кургинян
Сергей Кургинян
Иван Шилов © ИА REGNUM
«Вы знаете, что сделал Лукашенко? Во-первых, он был среди тех, кто Беловежье не поддержал, да? На нем «Вискули» не весят, как и на Путине. Второе, он единственный построил модернизированную страну из постсоветских. Он взял все эти советские ценности, не стал биться в экстазе, чтобы каждую крупицу оставлять, сохранил это уважение к войне и всему прочему. И он-то построил идеологию, основанную на единстве традиций. Он это сделал. Как только он это сделал, возникла белорусская идентичность комплиментарная по отношению к России и одновременно с этим обладающая собственными параметрами», — заявил Кургинян.

Далее, отмечает эксперт, Лукашенко создал гибридную экономику, но затем все это сорвалось, и он понял, что какое бы он не построил хорошее государство, пусть даже идеальное государство Платона, Запад не хочет, чтобы оно существовало. И этот факт изумляет всех постсоветских деятелей, включая Лукашенко и Путина. Они не понимают, почему бы им со своими прекрасными государствами не войти в Европу.

«Они не могут понять, как их ненавидят, насколько это иррациональная фундаментальная ненависть, насколько страстно желание это уничтожить. Более того, насколько успех на пути сближения вызывает увеличение этой ненависти, а не уменьшение. Это один из самых таинственных историософских вопросов. Путин и Лукашенко — люди земные, практичные, рациональные. Для них эта инфернальная волна непонятна», — добавил эксперт.

По его словам, только увидев и осознав все это инфернальное безумие Запада, Лукашенко начал сближаться с Россией, потому что он всегда боялся поглощения Россией. Его всегда пугало то, что происходило в России в связи с её олигархатом.

«Чем сильнее будет давление, тем сильнее придется понять простую вещь: маленькие страны с их более или менее вменяемыми представлениями о своем историческом достоинстве не нужны Западу. Они не могут существовать. Это закон империй», — подытожил Кургинян.