Государственный министр (глава правительства) Нагорного Карабаха Артак Бегларян ответил на вопросы главного редактора ИА REGNUM Модеста Колерова.

Нагорный Карабах
Нагорный Карабах
Иван Шилов © ИА REGNUM

ИА REGNUM: В России отнюдь не забывают об армянском Нагорном Карабахе, который сейчас защищают от этнической чистки российские миротворцы, и поэтому главными вопросами для нас являются вопросы его устойчивости. Прежде всего: как у вас обстоит дело с восстановлением социальной инфраструктуры и рабочих мест?

Спасибо, что не забываете об армянском Нагорном Карабахе (Арцахе). Арцах был армянским на протяжении тысячелетий и останется таковым благодаря решимости и стойкости нашего народа и поддержке наших друзей.

В эти дни год назад Республика Арцах переживала тяжелый период. Азербайджан интенсивно обстреливал гражданскую инфраструктуру: здания, дороги, мосты. Враг наносил удары по социальным инфраструктурам, в частности, по больницам. В массовом порядке были разрушены также образовательные очаги, продовольственные склады и магазины. У нас были серьезные проблемы с лекарствами, питанием, потом с водоснабжением, электро‑ и газоснабжением. После окончания войны правительство Арцаха при поддержке правительств РА, РФ и армянской диаспоры предприняло комплекс неотложных мер для обеспечения полноценной жизнедеятельности всей республики.

Школы и больницы, подвергшиеся обстрелу со стороны Азербайджана, в основном были отремонтированы, реконструированы и оснащены необходимым оборудованием. В Арцахе уже полноценно функционируют поврежденные школы, детские сады, больницы, медпункты, осталось восстановить ряд крупных инфраструктурных повреждений.

Сейчас самая острая проблема в республике — это жилье, у нас почти 40 тысяч вынужденных переселенцев, это около 27% нашего населения. Обеспечение их жильем является основной задачей властей Арцаха, конечно же после того как будут решены вопросы безопасности. В Степанакерте и в регионах начаты крупные строительные проекты, и уже до конца года будут сданы в эксплуатацию многоквартирные жилые здания и частные дома. Мы планируем построить или приобрести более 6000 квартир в течение трех лет, но нам все еще необходимо значительное содействие для решения этого вопроса.

Еще одной серьезной проблемой является обезвреживание неразорвавшихся боеприпасов, поскольку их наличие подвергает опасности жизнь и здоровье тысяч людей. В этом направлении также проделана значительная работа государственными структурами, российскими миротворцами, частными специализированными группами: было обезврежено десятки тысяч неразорвавшихся боеприпасов.

Считаю также важным отдельно коснуться вопроса физической и (или) психологической реабилитации лиц и семей, пострадавших от войны. Преодоление травм войны будет иметь важное значение для восстановления и дальнейшего развития всех сфер жизнедеятельности республики. Уже реализованы некоторые программы, но по-прежнему есть необходимость в более масштабных и комплексных мерах и квалифицированных специалистах. Система здравоохранения и реабилитационный центр Степанакерта активно работают в направлении физической реабилитации, но нам необходимо расширять инфраструктуру и профессиональные возможности.

Еще одна проблема — огромные материальные потери, возникшие вследствие войны, которые создали ощутимые социальные проблемы для десятков тысяч людей. Правительство Арцаха уже начало оказывать содействие в вопросе компенсации материального ущерба, который, по нашим оценкам, составит около 5 миллиардов рублей, но следует уточнить, что это не реальная стоимость ущерба. Мы не компенсируем ущерб, а оказываем содействие, чтобы люди смогли преодолеть имеющиеся трудности и встать на ноги.

Создание рабочих мест всегда было приоритетной задачей нашего правительства. После 44-дневной войны ситуация в этой сфере ухудшилась, поскольку большинство вынужденных переселенцев остались без работы. Реализуется ряд конкретных программ по обеспечению их занятости, стимулируя работы в сферах строительства, сельского хозяйства и легкой промышленности.

Война создала ряд других гуманитарных проблем, которые также должны находиться в центре нашего внимания. Мы планируем постепенно перейти от этапа восстановления к этапу развития, стремясь восстановить жизнь на нашей Родине в гораздо лучших условиях, чем это было до войны.

ИА REGNUM: После войны под гарантии безопасности, предоставленные Россией, в Нагорный Карабах вернулись десятки тысяч человек, но сейчас поток эмиграции из Карабаха не пересыхает. Сколько сейчас человек живут в Нагорном Карабахе? Сколько их будет, по вашим прогнозам, через 4 года?

После войны вернулись или остались на месте около 120 тысяч из почти 150 тысяч жителей Нагорного Карабаха. Думаю, это лучший показатель большого доверия местного населения, прежде всего к российскому миротворческому контингенту. Это также свидетельствует о решимости и воле нашего народа жить и созидать на своей родине даже в таких сложных условиях.

Более того, несмотря на все усилия азербайджанской стороны, грубые нарушения режима прекращения огня, военное и психологическое давление, сальдо миграции остается положительным. Большинство вынужденных переселенцев, временно проживающих в Армении, хотят вернуться в Арцах, но не могут этого сделать из-за отсутствия свободного жилья.

Что касается того, что будет через 4 года, то есть после истечения срока пребывания российских миротворцев в регионе, особенно в вопросе демографической ситуации и дальнейших действий, то наша цель — решить за этот период жилищную проблему всех вынужденных переселенцев и вернуть тех, кто желает возвратиться на родину. По предварительным прогнозам, численность населения составит 135−140 тысяч человек. Однако я убежден, что срок пребывания российских миротворцев будет продлен, потому что конфликт не урегулирован, а Азербайджан продолжает свою политику по выселению армян из Арцаха. Поэтому, пока существует угроза геноцида армян Арцаха и единодушное желание нашего народа получить от миротворцев долгосрочные и прочные гарантии безопасности, я думаю, что вопрос об их выводе не стоит даже обсуждать. Желание нашего населения и нужды безопасности являются приоритетными факторами, определяющими вопрос о долгосрочном мандате миротворцев.

Однако мы надеемся, что этот конфликт не будет длиться вечно. Мы готовы к его политическому урегулированию при полном уважении наших прав и интересов и с безоговорочным условием, что Арцах никогда не будет в составе Азербайджана. Видя позицию и действия азербайджанской стороны, царящие у них антиармянские настроения, мы понимаем, что всеобъемлющее и окончательное урегулирование конфликта возможно лишь спустя десятилетия. Все народы региона заслуживают жить в мире и достойных условиях на своей родной земле.

ИА REGNUM: Как вы оцениваете перспективы функционирования аэропорта Степанакерта?

Вопрос о возобновлении работы Степанакертского аэропорта уже много лет обсуждается с сопредседателями Минской группы ОБСЕ, но Азербайджан всегда занимал в этом вопросе деструктивную позицию, вплоть до угроз сбивать гражданские самолеты. После войны и размещения в Арцахе российских миротворческих сил мы надеялись, что аэропорт будет введен в эксплуатацию, но Азербайджан снова делает все возможное, чтобы сорвать этот проект, политизируя столь важный гуманитарный вопрос. В целом, это укладывается в политику властей Азербайджана, которые стремятся изолировать население Арцаха от внешнего мира, что противоречит нормам международного права и цивилизованного мира.

Мы надеемся, что благодаря активной и конструктивной роли России в обозримом будущем удастся вновь открыть Степанакертский аэропорт.

ИА REGNUM: Насколько интенсивен транзит из России в Степанакерт через Баку?

— Транспортировка гуманитарных грузов из России в Арцах осуществляется через Республику Армения и Бердзорский (Лачинский) коридор, чему при необходимости мы оказываем соответствующую логистическую поддержку. Не могу дать четкого ответа на вопрос о перевозке грузов через Азербайджан, поскольку не владею достаточной информацией.

ИА REGNUM: Есть ли какие-либо признаки отказа от военной риторики в Баку? Есть ли какие-либо примирительные сигналы оттуда?

Официальный Баку, к сожалению, продолжает политику нарушения прав народа Нагорного Карабаха и воинственную и антиармянскую риторику. В ряду многих инцидентов хотел бы обратить внимание на случай убийства мирного жителя в Арцахе несколько дней назад. Когда наш житель в сопровождении российских миротворцев возделывал трактором земельный участок, находящийся вблизи линии соприкосновения, азербайджанский снайпер убил его прямо посреди поля.

В то же время систематически продолжается вандализм и уничтожение армянского культурного и духовного наследия на оккупированных территориях Арцаха. Азербайджанская сторона уничтожает не только армянские церкви, хачкары (крест-камень) и могилы, но и памятники, возведенные в память о жертвах Великой Отечественной войны, статуи героев СССР армянского происхождения, что является преступным деянием также против русского народа.

Примечательно, что в последние дни Международный суд ООН рассматривает иск Армении против Азербайджана за нарушение Международной конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации. Фактологическая база этого иска многослойна: от пресловутого «Парка военных трофеев» до пыток военнопленных и различных официальных заявлений.

В связи с этим и другими случаями международного давления в последнее время в публичных выступлениях азербайджанских властей проявляется некоторая осторожность, но она явно не отражает их настоящих намерений и стремлений. Армяноненавистничество в Азербайджане до сих пор остается государственной идеологией, и мы не видим никаких изменений в этом вопросе.

ИА REGNUM: В последнее время резко обострились отношения Ирана и Азербайджана, поводом для чего стали ограничения для иранского транспорта на въезде в Карабах, введённые в Баку. Сохраняются ли сейчас гуманитарные связи Карабаха с Ираном?

Между Арцахом и Ираном никогда не было официальных отношений, были экономические связи лишь между частными субъектами, в рамках которых осуществлялись регулярные грузоперевозки. Если иранские грузовики сейчас даже не въезжают в Арцах, то это не значит, что товары иранского производства не могут ввозиться нашими хозяйствующими субъектами. Потребность всегда диктует нахождение оптимальных решений.

ИА REGNUM: Помощь из Армении продолжает поступать в Нагорный Карабах. Как вы думаете: она будет увеличиваться или сокращаться?

Связь Нагорного Карабаха с Республикой Армения всегда была крепкой, и сегодня нет какой-либо причины для ее ослабления, а также расширения в сфере гуманитарного содействия. И это никогда не будет зависеть от лиц, находящихся во власти. Это очень естественная связь, развитию которой нет альтернативы.

Выражая рост помощи РА в цифрах, могу отметить, что если в довоенные годы бюджетная поддержка Арцаха со стороны Армении составляла максимум около 9 миллиардов рублей, то в этом году помимо такого же размера бюджетной поддержки уже предоставлено около 12 миллиардов рублей содействия правительству и народу Арцаха. А в 2022 году планируется выделить более 20 миллиардов рублей бюджетной поддержки, чтобы мы смогли реализовать, в первую очередь, жилищные программы, а также другие гуманитарные программы по устранению последствий войны.

У Арцаха также довольно прочные связи с армянской диаспорой, которая оказывает существенное содействие в решении многих наших проблем. Мы имеем тесные связи с нашими соотечественниками, проживающими в России, где функционирует самая большая община армянской диаспоры, и мы заинтересованы в дальнейшем расширении и углублении этих связей.

ИА REGNUM: Насколько велика и достаточно ли велика гуманитарная помощь из России для Карабаха?

Прежде всего, следует отметить, что Российская Федерация, помимо Республики Армения, является единственным государством, которое оказывает прямую и непосредственную гуманитарную помощь народу Арцаха. Все остальные страны оказывали опосредованную поддержку, в основном через Международный комитет Красного Креста, и масштабы их поддержки несравненно малы.

Содействие, оказанное российской стороной, было разносторонним: от восстановления инфраструктуры и предоставления оборудования до раздачи предметов первой необходимости и предоставления психологических услуг. Особое внимание следует уделить масштабным работам по выявлению и уничтожению неразорвавшихся боеприпасов, что спасает многие жизни. Я прекрасно знаю истинную цену этих работ, поскольку в детстве потерял зрение из-за взрыва азербайджанской мины, оставшейся после войны 1990-х годов.

По сей день Россия продолжает доставлять гуманитарную помощь в Арцах, за что мы искренне благодарны ей. Однако, поскольку гуманитарные потребности и потребности развития нашего населения намного превышают поддержку, предоставляемую Республикой Армения, армянской диаспорой, Российской Федерацией и МККК, крайне важно, чтобы соответствующие агентства ООН развернули деятельность в Арцахе, не подчиняясь необоснованному давлению и угрозам со стороны Азербайджана. Кстати, напомню, что в трехстороннем заявлении о прекращении огня был особый пункт об их деятельности, но до сих пор он не реализован из-за искусственных препятствий со стороны Азербайджана.

ИА REGNUM: Помогают ли Карабаху армяне, постоянно живущие в России, в том числе — непосредственно выходцы из Карабаха?

Конечно же, наши соотечественники, проживающие в России, оказывают нам огромную моральную и материальную помощь. Вне зависимости от места жительства армяне, родившиеся и выросшие в Нагорном Карабахе, всегда рядом с нами. Недавно я находился с рабочим визитом в Москве, а некоторые члены правительства Арцаха — в других городах России. Мы провели ряд встреч с нашими соотечественниками, обсудили возможности их дальнейшего участия в процессе восстановления и развития Родины. Убежден, что их связи с Родиной будут углубляться, поскольку мы все понимаем, что в этой ситуации необходимо приложить совместные и эффективные усилия для преодоления существующих вызовов.

ИА REGNUM: Какова ситуация с коронавирусом в Карабахе?

В 2021 году было проведено около 15 000 тестов с целью выявления коронавируса лабораторным методом, из которых более 1400 показали положительный результат. Зарегистрированы 18 случаев смерти из-за осложнений, вызванных вирусом. В настоящее время Минздрав работает над вакцинацией населения. Количество привитых пока не так велико — около 850 человек. Более 90% желающих вакцинироваться отдают предпочтение вакцине «Спутник V».

За последние две недели зарегистрирован резкий рост числа заразившихся (максимум около 40 в день), что стало дополнительной нагрузкой для системы здравоохранения, но благодаря введенным своевременным ограничениям и профилактическим мерам в последние дни отмечается значительное уменьшение числа заболевших.

ИА REGNUM: Как решается проблема водоснабжения Карабаха?

В настоящее время водоснабжение восстановлено в основном в населенных пунктах, имеющих соответствующие системы. Полностью решена проблема водоснабжения в Степанакерте, проблема с водой в столице в августе текущего года в основном была обусловлена нехваткой водных ресурсов в связи с засухой. 75% населения обеспечено питьевой водой, около 25% все еще испытывают проблему с питьевой водой, которая находится в процессе решения. В регионах есть дефицит оросительной воды, а также необходимость строительства оросительных каналов. Водная проблема является одной из наших главных гуманитарных проблем, которую мы сможем решить, в том числе при определенном содействии.

ИА REGNUM: Какие другие гуманитарные проблемы Карабаха вы сейчас относите к числу самых главных?

Гуманитарные проблемы можно разделить на две основные части: актуальные проблемы, возникшие вследствие войны, и более долгосрочные проблемы.

В числе основных актуальных проблем в ответах на вопросы я уже отмечал, в частности, вопросы жилья, инфраструктуры, занятости, физической и психологической реабилитации, обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов, охраны духовно-культурного наследия. Кроме того, следует подчеркнуть трудности, связанные с возвращением пленных и судьбой без вести пропавших. На сегодняшний день Азербайджан держит в заложниках десятки армянских пленных, несмотря на свое обязательство об их немедленном возвращении согласно международному праву и трехстороннему заявлению. Судьба сотен пропавших без вести гражданских лиц и военных остается неясной, и наши поисковые группы иногда получают возможность искать останки на территориях, перешедших под контроль Азербайджана.

Долгосрочные гуманитарные проблемы разнообразны: повышение качества и доступности здравоохранения и образования, доступность детских садов для всех детей, повышение уровня занятости и экономической активности населения, полная интеграция инвалидов и раненых в общество и т. д.

Мы стремимся решать все проблемы, исходя из их приоритетности и наших возможностей, активно вовлекая в эту работу всех партнеров и сподвижников. Мы живем в непростых условиях, но настроены решительно и уверены в справедливости и эффективности избранного пути.