Саммит лидеров США и России прошел 16 июня в Швейцарии и завершился с гораздо меньшим количеством обвинений и взаимных нападок, чем саммит США и Китая на Аляске в марте. Тем не менее, несмотря на более позитивный личный тон президентов Джо Байдена и Владимира Путина, он не изменит более широких и более негативных настроений как в Москве, так и в Пекине по отношению к Вашингтону, пишет Джон Рюль в статье, вышедшей 19 июня в The National Interest.

Владимир Путин и Си Цзиньпин
Владимир Путин и Си Цзиньпин
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как Россия, так и Китай по-прежнему стремятся ослабить глобальный порядок, возглавляемый США. Для этого они заключают торговые сделки и предпринимают шаги в области военного взаимодействия и дипломатии. Кроме того, обе стороны верят в то, что Запад поглощен собственными внутренними разногласиями. Иными словами, нет никаких причин считать, что между ними начнутся какие-то серьезные разногласия по ключевым вопросам.

Понимание того, где и почему укрепляются китайско-российские отношения, имеет решающее значение для выявления в них трещин — и, по крайней мере, потенциала для их использования.

Москва и Пекин приложили огромные усилия для продвижения идеи более широкого партнерства. Председатель КНР Си Цзиньпин назвал Путина своим лучшим другом, тогда как отношения между двумя странами, по словам их официальных лиц, достигли «наивысшей исторической точки». Так, в недавнем интервью The Global Times посол России в Китае Андрей Денисов заявил, что, если во время саммита Байдена и Путина будут обсуждаться вопросы Китая, Москва обязательно проинформирует об этом Пекин.

Владимир Путин с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином
Владимир Путин с Председателем Китайской Народной Республики Си Цзиньпином
Kremlin.ru

Более того, дипломат подчеркнул, что российско-китайские отношения останутся неизменными, как бы ни изменилась позиция Вашингтона по отношению к Москве. В конце 2020 года китайский лидер отметил, что, укрепляя свое стратегическое сотрудничество, «Китай и Россия могут эффективно противостоять любой попытке подавить и разделить две страны».

Большую угрозу, чем какой-либо вид авторитаризма, и для России, и для КНР представляет внутренняя демократическая революция, уверен американский эксперт. Арест в России Алексея Навального и заключение в тюрьму Гонконгских демократических деятелей, таких как Джимми Лай, стали символическим проявлением сопротивления продвижению Западом либеральной демократии за рубежом.

Читайте также: Западу пора перестать изображать Навального героем — Responsible Statecraft

Вполне может оказаться так, что если во второй половине XX века Запад переоценивал прочность взаимоотношений двух ведущих коммунистических держав, то сейчас существует риск того, что он недооценивает их совокупную силу при двух таких решительных автократах в веке XXI.

В 2018 году российско-китайский товарооборот впервые превысил отметку в $100 млрд, а к 2024 году обе страны планируют увеличить его до $200 млрд. Китай экспортирует в Россию в основном машины и электронику, в то время как большие запасы энергоресурсов в России способствуют удовлетворению потребностей большой и все более набирающей обороты экономики Китая. Благодаря общей границе между РФ и КНР Москва может поставлять свои энергоносители в обход контролируемых США морских путей, что делает ее популярной альтернативой другим источникам энергии за рубежом. Китай, который в настоящее время является наиболее важным экспортным направлением России, играет решающую роль в стратегии Москвы, которая хочет доказать европейским странам, что у нее есть другие возможности для экспорта.

Вагон с углем
Вагон с углем

В 2019 году лидеры РФ и КНР заявили о своем намерении уменьшить доминирование доллара США в международной торговле, и с 2020 года большая часть их торговли осуществляется через российский рубль, китайский юань или евро. В частности, в России такой шаг поспособствует снижению эффективности экономических санкций США.

Продажа Россией военной техники Китаю также помогла последнему в его стремлении стать крупной военной державой. Благодаря все более масштабным поставкам реактивных истребителей, подводных лодок, систем противовоздушной обороны российского производства Китай смог укрепить свои позиции в Азиатско-Тихоокеанском регионе и преодолеть отставание от США в части военного потенциала.

Российская оборонная промышленность, потеряв большую часть своей восточноевропейской клиентуры после Холодной войны, выиграла от снабжения огромного и голодного китайского рынка. Кроме того, китайские войска традиционно участвуют в российских военных парадах в Москве, наряду с совместными военными учениями на суше и в Балтийском море, Тихом и Индийском океанах. Совместное патрулирование бомбардировщиков над Японским морем — это еще одна демонстрация готовности России и Китая сформировать единый фронт глобального военного присутствия Соединенных Штатов.

Москва и Пекин также оказывают друг другу более широкую поддержку на мировой арене. Будучи постоянными членами Совета Безопасности ООН, они благодаря своему праву вето могут уравновесить три других западных державы, и они постоянно пресекают попытки или воздерживаются при голосовании, чтобы осудить их поведение в ООН.

Кроме того, поддержка Россией и Китаем — как в дипломатической, так и в военной форме — таких стран, как Сирия, Иран, Венесуэла, Судан, Северная Корея и других «государств-изгоев», постоянно подрывала усилия США по изоляции или ослаблению этих режимов. Их единый автократический фронт узаконил правление сильных мира сего внутри страны и во всем мире, подрывая жизнеспособность либерально-демократического мирового порядка.

Солдаты на российско-китайских военных учениях
Солдаты на российско-китайских военных учениях
Mil.ru

Однако на протяжении недолгого советско-китайского партнерства в первой половине Холодной войны Китай был младшим партнером. В новом партнерстве между Москвой и Пекином ситуация поменялась, и Россия это знает. Фактически китайско-российские двусторонние отношения нормализовались только благодаря этой новой динамике. Китай считает себя расширяющимся и занимающим свое законное положение на вершине мирового порядка. Россия — ревизионистская держава, стремящаяся восстановить свою мощь и сферу влияния после краха своей исторической империи тридцать лет назад.

Из-за дисбаланса сил и аналогичного стремления к экспансии в ограниченном пространстве есть естественные области напряженности, которые накапливаются на уровне сотрудничества между Россией и Китаем.

Вакуум власти, который возникнет в Афганистане с уходом сил НАТО (даже при постоянном присутствии частных военных компаний), усилит конкуренцию между Россией и Китаем в Центральной Азии. В то время как Россия сохраняет военное господство в регионе, экономические инвестиции Китая в пять бывших центральноазиатских советских государств (в частности, за счет развития их энергетической промышленности) подорвали традиционное региональное влияние и монополию России на местную энергетическую инфраструктуру. Китай также пытался присоединить Белоруссию и Украину к своей инициативе «Один пояс и один путь» и другим экономическим соглашениям, что вызвало в основном молчаливое неодобрение Москвы.

По мере роста мощи Китая между Москвой и Пекином в странах-изгоях также велась серьезная борьба за влияние. Например, развивающаяся в Китае внутренняя оружейная промышленность не только замедлила российский импорт в Китай, но и начала вторгаться на долю российского рынка за рубежом. Наконец, рост китайских инвестиций и иммиграции на Дальний Восток России усугубил историческую уязвимость небольшого населения России и порта Владивосток — ворот Кремля для проецирования влияния в Тихом океане.

Владивостокский морской торговый порт
Владивостокский морской торговый порт
Dr. Leonid Kozlov

Россия и Китай разглядят любую попытку вбить между ними клин, они предпринимают целенаправленные усилия для того, чтобы их разногласия не выходили в публичное пространство. Пекин также остро осознает, что США, наконец, пусть и с опозданием признавшие в Китае своего наиболее опасного стратегического конкурента, готовы сделать больше для того, чтобы добиться расположения России и не дать ей оказаться в объятиях Китая. Это может произойти только в том случае, если России будут предложены условия, отвечающие ее собственным национальным интересам, включая замораживание стремления Украины к членству в ЕС и НАТО, а также постепенное смягчение санкций .