Президент России Владимир Путин 10 марта провёл совещание с правительством РФ по вопросу развития Дальнего Востока и Арктики. Заслушав доклады и предложения, глава государства напомнил, что задачи, которые ранее ставили перед собой, не достигли результата.

Дальний Восток
Дальний Восток
Иван Шилов © ИА REGNUM

Путин отметил, что для развития Дальнего Востока сделано немало, но «мы должны объективно всё оценивать».

«И понимать, какие наши действия приносят результат, а какие не приносят ожидаемых результатов. Понимать, почему это происходит, делать выводы соответствующие. Не просто строить планов громадьё, не понимая, что происходит в реальной жизни», — сказал президент.

Он рассказал о принятой ещё в 2017 году концепции демографической политики Дальнего Востока до 2025 года, в которой ставились задачи по стабилизации численности населения, повышению суммарного коэффициента рождаемости, снижению смертности, и поручил «провести анализ причин недостижения показателей». А также актуализировать мероприятия и целевые показатели второго этапа реализации концепции на 2021—2025 годы.

Президент обратил внимание на серьёзный дефицит на рынке жилья и на отсутствие проектов комплексной застройки. Он поручил и в целом разработать меры по повышению предложения на рынке жилья.

В помощь сотрудникам правительства, анализирующим развитие Дальнего Востока, задам несколько вопросов. Хочется понять, почему восточные территории России упорно не становятся Калифорнией, которая когда-то, ещё век назад, была для США Диким Западом, а сейчас стала одним из центров всего мира.

Совещание с членами правительства РФ по вопросу развития Дальнего Востока и Арктики
Совещание с членами правительства РФ по вопросу развития Дальнего Востока и Арктики
Kremlin.ru

Выбраться из капкана

Главный город Дальнего Востока, Владивосток, зажат на полуострове Муравьёва-Амурского между холмами и морем на небольшом куске земли. Может, для порта, бывшей крепости, вообще для города это неплохо. И в целом там красиво и оживлённо. Но как развиваться хотя бы на среднем российском уровне, где строить новое жильё, объекты инфраструктуры, где развернуть пригороды? Удивительный парадокс — Владивосток один из российских лидеров по ценам на квартиры. Видимо, многие хотят в нём жить, но не могут себе позволить. Такой перегретый рынок проглотит любые федеральные средства.

Как-то довелось пообщаться с семьёй, переехавшей из Владивостока в Саратов. Они объяснили свой странный выбор очень просто — продали квартиру за пять миллионов рублей, купили новую за 900 тысяч (цены примерно пятилетней давности), а на разницу спокойно жили, не работая. Благо до пенсии близко, рядом Волга, цены на продукты питания ниже.

Удешевить квадратный метр позволит массовая застройка. Может, следует выбрать территорию в Приморье, где её вести будет удобно, и заняться развитием этой местности как будущего центра Дальнего Востока?

Полевая кухня на улице Окатовой во Владивостоке
Полевая кухня на улице Окатовой во Владивостоке
Андрей Лавренчук © ИА REGNUM

Раздолье, но мы жмёмся

Правильно ли, что Дальний Восток предельно урбанизирован? Как известно, дальневосточные регионы — в лидерах по урбанизации, а Магаданская область и вовсе на первом месте, если не считать Москву, Санкт-Петербург и Севастополь. Почему так произошло, понятно — эта часть страны заселялась в годы, когда в обществе уже шли процессы урбанизации, и поселенцы приезжали сразу в города.

Но какой смысл сейчас открывать новые университеты и технологические долины в местах плотной застройки? Разве не удобнее создавать загородные кампусы или офисы и использовать их как центры развития территорий, подтягивая инфраструктуру и формируя рабочие места? Малоэтажная застройка — шире, позволяет лучше осваивать территории, комфортнее для жизни, а также положительно влияет на демографию.

Какая необходимость ютиться на клочке суши? Кампус Стэнфордского университета (Калифорния, США), где обучаются 17 тысяч студентов, раскинулся на 33 квадратных километрах. Кампус Дальневосточного федерального университета (Владивосток), где получают знания 23 тысячи студентов, уместился на площади 1,4 квадратного километра.

А какова площадь Кремниевой долины, можно ли её сравнивать с ТОРами и научными центрами, которые создают на востоке России? Ведь это несколько небольших городов, зона малоэтажного строительства вокруг офисов компаний.

По инициативе Авраама Линкольна 20 мая 1862 года был принят акт о гомстеде
По инициативе Авраама Линкольна 20 мая 1862 года был принят акт о гомстеде

Ненужный «гектар» и манящий гомстед

Не пора ли пересмотреть программу о «дальневосточном гектаре»? Дальнему Востоку нужен работающий механизм предоставления земли, который создаст спрос на жизнь в округе. Хотя бы как в США для заселения Дикого Запада.

Американский «дальневосточный гектар» назывался гомстед, что было производным от Homestead Act — названия федерального закона, инициированного Авраамом Линкольном и принятого в 1862 году. Власти предоставляли надел из незанятых земель на Западе США. Причём участки выдавались как гражданам США, так и тем, кто намеревался пройти натурализацию. Земля «нарезалась» натурально, на местности и выдавалась за символические деньги. Главным отличием от российского «дальневосточного гектара» является размер участка — примерно 65 гектаров на руки. В дальнейшем надел переходил в собственность. На Аляске система гомстедов действовала до 1986 года (!).

Если бы сейчас раздали 89 тыс. участков (как за пять лет действия программы «дальневосточный гектар» в России) не по одному гектару, а по 65, они бы заняли территорию 57 тыс. кв. километров — менее десятой части Хабаровского края. Даже миллиона выданных участков не хватит, чтобы охватить территорию одного региона. Важен и простой принцип — поселенец приехал, визуально выбрал участок, на месте оформил.

Пока же Дальний Восток скорее блокирует возможности для развития, чем находит их.