Законодательное собрание Санкт-Петербурга в среду, 16 сентября, поддержало законопроект, который ограничивает депутатов в возможности править городской бюджет, передает корреспондент ИА REGNUM. Документ в парламент внес губернатор Александр Беглов.

4 Законодательное собрание Санкт-Петербурга
4 Законодательное собрание Санкт-Петербурга
Дарья Драй © ИА REGNUM

Проект корректирует городской закон о бюджетном процессе. Однако из 50 статей документа одна предусматривает, что, прежде чем внести поправку в бюджет, что депутаты сейчас делают свободно по своему усмотрению, им нужно предварительно согласовать ее с органами исполнительной власти. А именно, с теми комитетами, с которых они предлагают снять или кому передать финансирование.

Вице-губернатор Эдуард Батанов, представлявший документ, пояснил, что Смольный лишь стремится помочь народным избранникам, чтобы их коррективы были исполнимы, а бюджетная классификация статей и другие тонкости были верно юридически оформлены.

«Логика наша такая: речь идет о том, чтобы поправки были исполнимы», — заявил Батанов. «Исполнять [бюджет] надо исполнительным органам власти. Их мнение важно. Исполнимость — самое главное с точки зрения достижения результатов», — добавил чиновник.

Это предложение возмутило представителей практически всех фракций. Они сочли, что исполнительная власть пытается устранить их от контроля за финансовой сферой окончательно. Руководитель фракции «Партии роста» Оксана Дмитриева указала, что любое требование от депутатов согласовывать их поправки с чиновниками — это нарушение не только Устава города, но и попрание федерального законодательства.

«Я удивляюсь, как юридический комитет Смольного такую формулировку пропустил. Это нарушение Конституции, нарушение вообще полностью идеологии бюджетного процесса. Это вы у нас спрашиваете разрешения на ассигнования. А не мы у вас. Это вы пришли к депутатам и просите разрешить тратить деньги. А не мы просим у вас разрешения внести поправку, как эти деньги тратить», — возмутилась Дмитриева, в прошлом депутат Госдумы.

«Яблочник» Борис Вишневский назвал происходящее «издевательством над горожанами» и указал, что документ означает, что ни одна поправка на уменьшение расходов, например, на выплаты концессионерам ЗСД, не может быть даже внесена на обсуждение, если профильный комитет Смольного ее не согласует, чего «не будет никогда».

«Вы всерьез думали, что большинство депутатов, не побоюсь этого слова, даже из «Единой России» эту статью не заметят и проглотят?» — уточнил Вишневский. Батанов оставил этот выпад без внимания.

Единоросс Сергей Никешин заметил, что срок ответа из комитета депутату может занять 30 дней, а времени на поправки к бюджету у парламентария — всего семь дней. Каковы правовые последствия этой ситуации, Никешин не понимает. Единоросс предложил каждому заниматься «своим делом», а Смольному — не лезть в регламент ЗакСа.

Он рассказал, как в первом созыве Заксобрания возглавлял бюджетный орган парламента и стал свидетелем «рождения депутатской поправки»: она появилась после того, как дважды был провален проект бюджета, предложенный правительством.

«Правительство, Эдуард Викторович [Батанов], хочет наступить на те же самые грабли. Я особо не выступаю, но смотрю на всё это, что происходит у нас: пружина сжимается, сжимается, вы в такой раж входите, входите, а мы всё это глотаем, глотаем. Вопрос только, до какого времени это будет всё? Закончится это не очень хорошо», — предсказал Никешин.

Он намекнул, как депутаты смогут провалить будущие слушания бюджета: даже если Смольный продавит механизм согласования депутатских поправок, парламентарии всё равно оставят за собой право подавать по 500, по 1000 корректив. И даже в случае их несогласования в Смольном, по ним ЗакС обязан будет голосовать — даже просто технически.

«Если мы не можем решить техническим путем эту проблему, она становится политической», — заявил Никешин.

Единоросс Андрей Васильев назвал «печальным» тот факт, что юридический комитет Смольного одобрил этот документ. Он обещал обратиться в Уставный суд Петербурга с просьбой дать правовую оценку действиям правительства.

«Эсер» Алексей Ковалев призвал коллег «не склонять головы» и «не впадать в это холопство, следствием которого является этот законопроект».

Беспартийный депутат Максим Резник, впрочем, не испытывал иллюзий по поводу судьбы документа, как и любого другого, поступившего из Смольного, даже если он не нравится единороссам. Он обратил внимание, что Эдуард Батанов, на его взгляд, совершенно спокоен в ходе представления проекта.

«Кончатся эти танцы с бубнами, когда мыши плакали, кололись, но продолжали жрать кактус. Кончится мы знаем, чем. Парламент у нас давно однопартийный, оппозиция низведена до роли коллективной «жены Гуськова» из фильма «Гараж». И «Единая Россия» выглядит не лучше — Семен Фарада, тромбонист: «Стыдно, стыдно, но голосовать надо». Вот так мы и выглядим. И это противно», — заявил Резник. По его мнению, за такой критикой должно было бы последовать отклонение проекта, так как парламенту со стороны Смольного нанесено «оскорбление действием».

Вице-губернатор Эдуард Батанов в ответ на критику предложил внести изменения на этапе второго чтения, если из 50 статей не нравится только одна.

«Давайте обсуждать, а не заниматься гапонщиной. В целом закон действительно нужен, потому что мы с вами находимся в бюджетном процессе, и надо формировать бюджет на три года, и эти года будут нелегкими. Уйти в обиженность и говорить, что мы не будем рассматривать, — это неправильно», — заявил чиновник.

В результате спикер ЗакСа, единоросс Вячеслав Макаров тоже решил высказаться в финале. Он объяснил, что делает это для истории, чтобы его внуки «через полсотни лет» при просмотре стенограммы не подумали, будто он «самоустранился от этого действа». Макаров потребовал удалить статью, вызвавшую самые жаркие споры — о согласовании депутатских поправок со Смольным.

«Я поручаю ее убрать, чтобы духу ее не было. А вам всем советую, приходящим сюда, — обратился он к представителям Смольного, — прежде чем что-то вносить и создавать мне здесь напряжение — не надо. Если кто-то думает и говорит, мол, «мы готовы обсуждать». Да никто обсуждать не будет! Уберите ее во втором чтении, чтобы духу ее не было, этой статьи. Сам дух закона должен соответствовать. И сказал: не создавайте мне здесь напряжение в Законодательном собрании Санкт-Петербурга. Можно соглашаться, не соглашаться, законы плохие, хорошие, бестолковые, не очень, тупые… Но не смешные!»

В итоге большинство «Единой России» все же проголосовало за законопроект Смольного, вновь отказавшись сделать это поименно. На поправки к документу дали одну неделю.