Первый глобальный кризис постамериканской эпохи уже здесь — пандемия COVID-19, чьи последствия сформируют мироустройство на долгие годы, пишет бывший премьер-министр Швеции Карл Бильдт в статье для The Strategist.

США
США
Иван Шилов © ИА REGNUM

На протяжении большей части столетия США всегда показывали себя лидером в случае наступления кризиса. Иногда это по большей части приветствовалось; иногда — нет. И исход такого лидерства не всегда соответствовал ожиданиям. Но в целом США всегда следовали своему лидерскому инстинкту, и остальной мир, как бы там ни было, привык к этому. С приходом в Белый дом Дональда Трампа эта эпоха американского лидерства подошла к концу. Уже во время правления Барака Обамы США стал сокращать свои глобальные обязательства, признавая тот факт, что у них не было ресурсов для решения всех проблем. Но даже если США иногда и «руководили из-за спины», они все же роль лидера играли.

То, что могло быть признанием необходимости при Обаме, превратилось при Трампе в неоспоримый, громко провозглашенный принцип. Что касается роли Америки в мире, то Трамп с удвоенной силой воплощает на практике то, что он проповедовал во время своей президентской кампании. В течение последних трех лет основным сигналом Белого дома был принцип «Америка прежде всего, остальные сами по себе».

Стена
Стена


Реальные последствия такого нового курса Вашингтона уже выявлены со всей очевидностью. Еще в 2014 году, когда в Западной Африке начала распространяться лихорадка Эбола, существовал серьезный риск того, что региональная вспышка может превратиться в глобальное бедствие. Но тогда вмешалась администрация Обамы. Работая в тесном сотрудничестве со Всемирной организацией здравоохранения, США добились принятия глобальных ответных мер и в конечном счете сдержали эпидемию. Никому никогда не приходило в голову называть лихорадку Эбола «африканским вирусом» или обвинять ВОЗ в пренебрежении и неправомерных действиях.

Читайте также: «Дообвинялись»: профессор из КНР объяснил провал Запада в борьбе с COVID-19

С тех пор дух глобального сотрудничества постоянно подвергался нападкам. При Трампе США начали торговую войну против Китая и его собственных союзников и отказались от значимых глобальных соглашений, таких как Парижское соглашение о климате 2015 года и ядерное соглашение с Ираном. Ожесточенная двусторонняя борьба за контроль над цифровой экономикой обострялась годами.

Из-за этой напряженности Совет Безопасности ООН фактически самоустранился во время кризиса COVID-19. Генеральный секретарь ООН Антониу Гутерреш призвал к действиям, но США и Россия стали «тянуть резину», а остальная часть Совета Безопасности молчала. Хотя можно было бы надеяться, что «Большая двадцатка» вновь сыграет важную роль, которую она сыграла во время финансового кризиса 2008 года, в настоящее время форум находится под председательством Саудовской Аравии и, следовательно, фактически под руководством эксцентричного молодого лидера этой страны, наследного принца Мухаммеда бен Салмана.

Принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман
Принц Саудовской Аравии Мохаммед бин Салман
Kremlin.ru

Между тем образовавшийся вакуум стремится заполнить Китай, разводя пустые речи о глобальном руководстве, но, по сути, стремясь в первую очередь развивать двусторонние отношения с другими странами. Так, поставки Китаем масок и других предметов осуществлялись с просьбой обеспечить их получение официальной церемонией — с национальными флагами и всем таким. Помощь, безусловно, была полезной, но скрытые мотивы Китая слишком очевидны.

Столь же очевидным является тот факт, что можно было сделать гораздо больше, чтобы ограничить распространение вируса в первые недели вспышки в Ухане. Правительство Китая заслуженно подверглось критике за свои просчеты. Не осталось также незамеченным и то, что демократический Тайвань справился с ситуацией на значительно более высоком уровне.

Еще придет время для более открытой и, возможно, горячей дискуссии о том, как с пандемией коронавируса боролись разные страны, лидеры и международные организации. Китай, конечно, не единственное место, где действия властей оставляли желать лучшего. Но «вскрытие» процессов лучше оставить до их завершения. Первоочередной задачей сейчас является мобилизация всех доступных ресурсов для сдерживания пандемии. Поскольку ее очаг уже переместился из Восточной Азии в Западную Европу, а затем в США, никто не должен думать, что история окончена.

В конце концов, если не будут приняты серьезные международные меры, неизвестно, что произойдет в Индонезии, Пакистане, Египте, Нигерии, Бразилии или любой другой крупной стране с плотным городским населением. На фоне того как США отошли от своей ведущей роли, а доверие к КНР было подорвано, крайне необходимо, чтобы кто-то взял на себя миссию руководства и начал мобилизовывать скоординированные ответные меры, будь то через ВОЗ или каким-либо другим способом. Пандемия похожа на лесной пожар: если его не погасить везде, то он не может считаться погашенным вовсе.

Коронавирус
Коронавирус
tasnimnews.com

Может ли Европейский союз активизироваться или он слишком поглощен собственными проблемами? Можно ли создать какую-то совершенно новую коалицию, которая могла бы запустить этот процесс? Или международному порядку суждено перерасти в туманную мешанину многополярности и силовой политики, где единственным действительно глобальным явлением является смертельный вирус? В постамериканском мире это те вопросы, которые нужно задавать.