Вектор развития Сбербанка последнее время всё острее указывает в сторону свободы. От чего и зачем пытается освободиться самый успешный банк России и что бы он мог сделать, буде желанная свобода состоится, обсуждает автор ИА REGNUM Галина Смирнова.

Герман Греф
Герман Греф
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Правительство РФ хочет выкупить долю Сбербанка, находящуюся под управлением ЦБ. Сама по себе эта задумка заслуживает статуса эпохальной, особенно с учетом цены, за которую ЦБ согласен уступить свою долю. Правительство может купить у ведомства Эльвиры Набиуллиной ту самую долю за 2,8 трлн рублей. Является ли это деяние, как его пытаются представить некоторые эксперты, всего лишь перекладыванием денег из кармана в карман?

Совсем нет, потому что взята такая сумма может быть только из Фонда национального благосостояния, где эти деньги «лежат и не приносят никакой пользы». Ну вот никому не приносят. А как только будут взяты, переведены и учтены, причем учтены не вполне определимым сейчас способом (то ли как прибыль, то ли как затрата), вот тут и начнется извлечение разнообразной пользы. Тем временем освобожденный Сбербанк сможет выступить в роли главного инструмента в рамках программ государственно-частного партнерства. Вот почему у нас, по мнению части экспертов, тормозятся национальные проекты? Потому что нет достаточно смелых и сильных инвесторов, способных поддержать инициативы государства, а раз нет, значит, «воспитаем Бабу Ягу в своем коллективе»: господин Греф будет назначен смелым и сильным, раз таковых не нашлось в добровольном порядке.

Что свидетельствует в пользу именно такого развития событий, читайте в статье Галины Смирновой «Сбербанк России и Сбербанк Грефа».