Польша. Исторические следы
Польша. Исторические следы
Иван Шилов © ИА REGNUM

Как и предполагало ИА REGNUM, десятилетие «смоленской катастрофы» (гибель польской правительственной делегации в авиакатастрофе под Смоленском 10 апреля 2010 года) сегодня в Польше разыгрывают в политических целях в контексте избирательной кампании по выборам президента страны. «Полторы недели назад казалось, что никто не решится разыграть «смоленскую мелодию» в президентской кампании, — пишет польская газета Rzeczpospoilita. — И все-таки все указывает на то, что тема Смоленска станет одной из важнейших в этой кампании. Хорошо разыгранная, она может быть одним из самых важных пунктов месседжа президента Польши Анджея Дуды… Присутствие премьер-министра и президента в Смоленске — в середине кампании — было бы важно. Это, безусловно, поможет Дуде в борьбе за переизбрание. Но и российское сопротивление (их приезду — С.С.) можно превратить в успех. Вот злой президент России, который пытается навязать миру свое видение истории Второй мировой войны, внушает нам, полякам, разные штуки, сейчас отрезает нас от нашего мученичества и не позволяет почтить память наших близких. Ничто так не мобилизует электорат, как общий враг».

Однако пока что вовсе не «злой президент России» создал некрасивую ситуацию вокруг предполагаемой поездки польской делегации в Смоленск, а сами политики правящей партии «Право и Справедливость» (PiS). Восстановим хронологию событий. 13 февраля в утреннем эфире радиостанции RMF FM глава канцелярии правительства Польши Михал Дворчик сообщил, что его шеф, Матеуш Моравецкий, намерен посетить Смоленск и Катынь в годовщину гибели польского правительственного борта. По его словам, канцелярия работает над организацией визита. Чуть позже Моравецкий раскрыл эту информацию в своем блоге. «Я хотел бы официально подтвердить слова главы моего офиса Михала Дворчика во время его утреннего выступления на радио, — написал премьер. — Да, 10 апреля 2020 года, в 10-ю годовщину «смоленской катастрофы», я хочу поехать в Смоленск и Катынь, чтобы почтить память жертв ужасного советского убийства в Катынском лесу и жертв «смоленской катастрофы». Оба эти события навсегда изменили историю Польши». А дальше началось нечто странное. В тот же день о возможном визите премьера в Смоленск заговорил пресс-секретарь президента Польши Блажей Спихальский.

Комментируя выступление Дворчика, спикер главы государства, стоя перед президентским дворцом, неожиданно заявил, что это «самое важное здание в республике» и «ответственность за слова в этом месте отличается от ответственности министра Дворчика». И добавил: «Дворчику еще многому предстоит научиться». В воздухе запахло острой политической интригой: то ли по неосторожности были вскрыты детали некой тайной комбинации, то ли предпринималась попытка сорвать ее, но в любом случае обозначалась конкуренция между президентской администрацией и правительством во внешней политике. Свой вклад в развитие «спектакля» внес и министр иностранных дел Польши Яцек Чапутович. Сообщалось, что он поручил польскому посольству в Москве запросить министра иностранных дел России Сергея Лаврова о встрече. Причем в ближайшее время. Удобным местом для переговоров называлась Мюнхенская конференция по безопасности, проходившая 14—16 февраля. Но что-то пошло не так. 13 февраля посольство России в Польше пояснило, что «официального обращения по вопросу визита Моравецкого 10 апреля сего года в Смоленск российской стороне не поступало».

На следующий день российский посол Сергей Андреев рассказал Rzeczpospolita, что поскольку официального обращения не было, то и говорить о реакции Москвы невозможно, «дело деликатное». Помимо того, стало известно, что график Лаврова на Мюнхенской конференции по безопасности плотный и времени на переговоры с главой МИД Польши нет. Ряд польских экспертов задаются вопросом, не с этим ли отказом связаны последующие заявления Чапутовича в Мюнхене, когда он назвал Россию «очень серьезной угрозой», наносящей «ущерб интересам Запада, ущерб демократии»? Складывалось впечатление, что Варшава разыгрывала альтернативный сценарий: спровоцировать Москву на гневную реакцию и запрет посещения польской делегацией Смоленска. Шло соответствующее информационное прикрытие. Так, на грани хамства балансировало заявление депутата от PiS Аркадиуша Мулярчика, который в интервью польскому таблоиду Super Express сообщил: «До тех пор, пока Россия не является страной, которая придерживается международного порядка, пока нарушает международные резолюции, а также не идет навстречу польским ожиданиям в расследовании обстоятельств катастрофы, нецелесообразно, чтобы польский премьер-министр или кто-то из представителей польских властей встречался с представителями российских властей, особенно в таком месте и в такое время».

Иначе говоря, Москве ставились ультиматумы, лишь после выполнения которых ей бы милостиво «разрешили» принять премьера или президента Польши в Смоленске. В этой ситуации, похоже, надо помочь Дуде и Моравецкому принять решение. Россия могла бы выдать визы для посещения места катастрофы только родственникам погибших, включая председателя правящей партии Ярослава Качиньского. Их частный визит будет по-человечески понятен и оправдан. Что касается остальных польских политиков, то свои шоу они прекрасно могут разыграть 10 апреля и в Варшаве, не сходя с места.

Читайте ранее в этом сюжете: Выборы президента Польши: Россия, США и «смоленская катастрофа»