Заявление вице-премьера Татьяны Голиковой об «ужасной» оптимизации здравоохранения можно рассматривать как чисто ситуативную, политическую реакцию с целью переложить ответственность за проблемы с центра на исполнителей на местах. Об этом корреспонденту ИА REGNUM заявил руководитель общественной организации «Здравоохранение» (Екатеринбург) Максим Стародубцев.

«Медицинская помощь»
«Медицинская помощь»
Цитата из к/ф «Лестница Якова». Реж. Эдриан Лайн. 1990. США

«Тем более, что практически повсеместно эти исполнители уже заменены», — отметил эксперт.

По его словам, отсчёт истории оптимизации следует вести с требования исполнения «майских указов», когда требовалось поднять уровень зарплаты медицинских работников. Но так как центр должным ресурсом задачу не обеспечил, проводилась она наиболее доступным способом — сокращением штатов.

«Как за счёт небольших больниц, и в этом можно найти экономическую логику — затраты на лечение одного больного там существенно выше при невозможности обеспечить должное качество лечения, так и механически — пресловутым выводом из категории медицинских работников санитарок («младшего медицинского персонала»). Проблемы со «Скорой помощью» (хотя это отдельная тема) — из того же разряда. «Тут — кто как умеет». Работа для министров здравоохранения, исторически заточенных под другое — никак не свойственная. В результате, между прочим, пост регионального министра здравоохранения стал местом для камикадзе. Со всеми нюансами «отрицательного отбора», с далеко не всегда благими, добросовестными его критериями, желанием самого кандидата. То есть местом, где гарантированы проблемы, которые невозможно решить. А решать — без «ножа» той же «оптимизации», — сказал Стародубцев.

Он добавил, что проблемы отечественного здравоохранения одной «оптимизацией» не исчерпываются, она лишь в большей степени на слуху, а на беду с отсутствием санитарок и, соответственно, системой ухода за пациентом (и не только) обратил внимание сам президент Владимир Путин. Тут уже нельзя не реагировать, тем более, что развитие той же паллиативной помощи, которая тоже «на слуху», без системы сиделок невозможно.

«В этом контексте, уверен, в самое ближайшее время Москвой будут внесены коррективы. С «укрупнением» же медицинских учреждений сложнее. Хотя бы исходя из того, что в «малых (да и не совсем «малых») населенных пунктах» достичь должного качества современной медицины без необходимой инфраструктуры, потока пациентов, без существенных экономических издержек и диспропорций — невозможно. И тут во весь рост встает «вторая проблема России» — «дороги» (то есть транспортная доступность)», — говорит общественник.

«Что в такой ситуации можно сделать? При «сохранении основ», то есть в рамках «мягкой коррекции»? В первую очередь, как бы это, в связи с вышесказанным, ни звучало цинично, укрепления «чисто экономической составляющей». И это, в принципе, соответствует позиции первого лица (от этого и нужно «плясать»)», — отметил Стародубцев

Он напомнил, что до сегодняшнего для «оптимизация» проводилась в основном механистично. Одной из причин тому является фактическая зависимость субъектов ОМС, тех же фондов ОМС, от исполнительной власти, конкретно — министерств здравоохранения, под потребности которых фондам необходимо подстраиваться. Естественно, в таких условиях о независимости и эффективности надзора за исполнением стандартов оказания медицинской помощи и неукоснительном соблюдении правил финансирования говорить не приходится.

«Возможно, в определении политики (и кадрового подбора) фондов ОМС стоит усилить роль Министерства финансов и Минэкономики, за счет влияния Минздрава как структуры профильной исполнительной власти. То есть следует обдумать усиления независимости фондов ОМС с усилением их подчиненности экономическому и финансовому блоку за счет влияния профильного министерства (Минздрава). Следует поменять статус медицинских страховщиков — из коммерческих организаций перевести их в некоммерческие с последующим использованием полученной прибыли исключительно для исполнения уставных функций, а не распределения между владельцами (что происходит сейчас). Естественно, следует исключить какую-либо аффилированность медицинских страховщиков с коммерческой деятельностью в сфере здравоохранения (добровольное медицинское страхование, фармацевтика, лечебное дело, диагностика и т.п.). Ну и надзор за медицинскими страховщиками следует забрать у ЦБ РФ и передать Фонду ОМС», — предлагает эксперт.

Максим Стародуюцев подчёркивает при этом, что есть и другая тема, обуславливающая напряженность в медицине (тоже, кстати, порожденная слабостью системы ОМС) — уголовное преследование медицинских работников. Они и стали ключевой, не единственной, но, в отличие от ряда иных, вполне «санируемой» причиной для напряжения, протестов и забастовок в медицинской среде.

«Словом, за дефекты медицинской помощи, обусловившие негативный исход медицинского вмешательства, санкции должны возлагаться на юридическое лицо (медицинскую организацию), а не исполнителя, то есть физическое, в том числе административное, лицо. Разбирательство, в случае судебного, должно быть не уголовным, а гражданско-правовым. Уголовное — лишь в случае умышленного причинения вреда здоровью, либо халатности, небрежности, умышленного и очевидного игнорирования профессиональных обязанностей при наличии возможности их исполнения. То есть, по-простому — необходимо минимизировать вмешательство силовых органов в лечебно-диагностический процесс, заменив его эффективным экономическим и административным. И тут тоже уместно вспомнить слова президента: «Вопрос ужесточения наказания. Знаете, как всегда на него юристы отвечают? Что важно не ужесточение, а чтобы это наказание было неизбежным, тогда и не нужно будет ужесточать. Мне кажется, над этим мы должны работать», — говорит Стародубцев.

Следует рассмотреть и необходимость скорейшего внедрения механизма страхования врачебной ответственности, считает эксперт. Но, опять же, не в части персональной, на чём много лет настаивают ряд лиц, а аналогично — юридического лица. Стародубцев считает, что введение данного механизма способно существенно ослабить напряжённость в отношениях между медиками и пациентами и усилить практику внутриведомственного надзора за каждым участником лечебного процесса и административных органов, ответственных за его осуществление, а также устранить происходящий «поиск стрелочника».

«Есть и еще одно давнее предложение, годное и для вброса, и для реализации, в свое время вызвавшее большое оживление в узкой среде (медики обвинили меня в пропаганде «крепостного права»): разрешение получения права на работу в частных клиниках только после наличия значительного стажа в государственном здравоохранении», — добавил эксперт.

Как сообщало ИА REGNUM, Голикова назвала прошедшую оптимизацию медицины ужасной. Она отметила, что сейчас надо думать над тем, как всё исправлять.