Развитие российско-японских отношений будет зависеть от того, насколько политическое руководство Японии способно произвести конструктивную работу над собственным мышлением. Почему именно там таится корень всех неудач Японии, связанных с переговорами с Москвой в последнее время, объясняет обозреватель ИА REGNUM Анатолий Кошкин.

Синдзо Абэ
Синдзо Абэ
Иван Шилов © ИА REGNUM

Выступая в японском парламенте, премьер-министр этой страны Синдзо Абэ заявил, что его намерения «решить территориальную проблему и заключить мирный договор» с Россией никуда не делись, и только они позволят «прийти к расцвету больших возможностей японо-российских отношений». Отсюда мы видим, что избранная японским лидером стратегия «вижу цель — не вижу препятствий» продолжает оставаться неприкосновенной и после легких, средней тяжести и очень прямых намёков на то, что вернуться к декларации 1956 года по многим причинам невозможно.

Конечно, необходимо по достоинству оценить господина Абэ, вновь связавшего расцвет отношений с готовностью России уступить необоснованным требованиям Токио. Но здесь вступает в силу еще один аспект: а кто вообще сказал, что расцвет отношений в японском понимании включает в себя все те экономические преференции, которыми грезят в России сторонники сдачи Курил? С чего они взяли, что территориальная «уступка» не повлечет за собой большое и теплое, а главное, устное японское спасибо? Хотя бы дело обстояло и не так, продавать острова ни за какие коврижки нельзя, но пусть те, кто пытается соблазнить российское руководство какими-то экономическими благами, посмотрит внимательнее на то, как торговые отношения с Японией развиваются сейчас, без всякой связи с «проблемой северных территорий». Там ждёт масса неприятных открытый.

Читайте статью Анатолия Кошкина «"Письма счастья» Абэ-сан и реализм нового главы МИД Японии».