Тупик российско-белорусских отношений заключается в том, что Россия в принципе не имеет стратегии решения белорусского вопроса. Об этом 9 октября заявил директор Института ЕАЭС Владимир Лепехин на круглом столе на тему «Состоится ли Союзное государство России и Белоруссии?» в пресс-центре ИА REGNUM.

Нас выбирают
Нас выбирают
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

«Неважно, кто будет представлять интересы России, это никакой роли не играет. В принципе нет понимания формулы взаимоотношений — не только экономической, но и политической», — заявил Лепехин.

Чтобы понять природу сложившего положения, необходимо обратиться к истории вопроса. Сделку заключали олигархи наши, те люди, которые были заинтересованы в транзите углеводородов в Европу. Сложилась ситуация, при которой российская сторона пошла на целый ряд уступок с точки зрения интересов государства, но это не касалось личных интересов (олигархов), потому что активы, которые достались нашим олигархам, были получены практически без каких-либо экономических затрат, не вкладывая деньги в месторождения, разведку или развитие предприятий — нужно было просто продавать углеводороды даже по минимальным ценам.

В таком виде система функционировала до 2014 года. С возникновением антироссийских санкций у российской элиты, у президента России Владимира Путина появилась мотивация пересмотреть отношения, сделать их более обоснованными и логичными. Назрел пересмотр договора, однако здесь и обнаружилось, что переговорная позиция России весьма уязвима.

«В чём эта политическая формула заключается? Россия заинтересована в лояльности со стороны соседнего государства. Лояльности, дружественности и так далее. Объективный процесс, учитывая геополитическую обстановку. Россия готова платить за это и платит. Режимы — не только белорусский, а практически все постсоветские, — воспринимают это как должное. Россия должна платить, но лояльностью отвечать они не обязаны, понимая, что западная сторона тоже готова платить. Причём платить больше», — пояснил Лепехин.

С точки зрения непосредственных экономических выгод Россия не может предоставить чего-либо эксклюзивного ближайшему зарубежью, что не мог бы в большем объёме предоставить Запад. С другой стороны, Россия не может выдвинуть и какого-либо стратегического предложения постсоветским странам.

«Такая неконкурентная ситуация возникает в России. Что в этих условиях делать? У нас есть козырь — это газ. Не очень работает и воспринимается как должное, но такой козырь нужно использовать, это ясно. С другой стороны, если говорить о том противодействии национализму, то встаёт вопрос — какую альтернативную идеологию может предложить Россия? Где наша идеология? Где цивилизационный подход? Непривлекательна получается Россия с точки зрения культурного, цивилизационного единства. Вообще непонятно, что Россия предлагает. Потому такое объективное следствие», — указал эксперт.