После трёх саммитов с северокорейским лидером Ким Чен Ыном президент США Дональд Трамп, возможно, до сих пор верит в то, что в КНДР идёт процесс денуклеаризации. Если это действительно так, то Трамп — это единственный человек, который продолжает в это верить, несмотря на частые испытания северокорейских ракет и модернизацию возможностей Северной Кореи, пишет Кристофер Р. Хилл в статье для издания Project Syndicate.

Дональд Трамп и Ким Чен Ын
Дональд Трамп и Ким Чен Ын
Александр Горбаруков © ИА REGNUM

Читайте также: Foreign Policy: переход на «зеленую» энергетику уничтожит планету?

Можно только догадываться, как изменится политика Северной Кореи при администрации Трампа через год, но на данный момент обе стороны, похоже, получили то, чего добивались. Трамп загнал ситуацию в безвыходное положение, которое может продлиться до президентских выборов в США в ноябре 2020 года, а северокорейский лидер добился приостановки военных учений между США и Южной Кореей в обмен на замораживание своих ядерных испытаний.

Саммиты с КНДР не должны были привести к договорённости о «совместном замораживании», которое ослабляет союз между США и Южной Кореей. Тем не менее после первого саммита с КНДР в Сингапуре в июне 2018 года Трамп просто решил следовать своим инстинктам. С тех пор политика США в отношении КНДР движется в неверном направлении.

Первый саммит США и КНДР в Сингапуре
Первый саммит США и КНДР в Сингапуре
Dan Scavino

Трамп думает как глава фирмы, оперирующей недвижимостью. Он предположил, что Северная Корея хочет получить экономическую помощь. Трамп также внимательно выслушал аргумент КНДР о том, что Северной Корее нужно ядерное оружие, чтобы предотвратить нападение на Пхеньян со стороны предположительно враждебных США. Если президент США посчитал данный аргумент правдоподобным, так только потому, что его советник по национальной безопасности Джон Болтон — это живое воплощение всевозможных страхов КНДР. Учитывая те ужасные сценарии, которые предлагал Болтон, Трамп едва ли мог обвинить КНДР в беспричинном беспокойстве.

Джон Болтон
Джон Болтон
Defense.gov

Итак, на пресс-конференции после саммита в Сингапуре Трамп открыто рассмотрел вопрос о сокращении «дорогих» военных учений США и Южной Кореи. После этого Трамп предположил, что он решил проблемы, связанные с доверием Северной Кореи, ему осталось только поддержать свои тесные отношения с Ким Чен Ыном, и он стал бы лауреатом Нобелевской премии мира.

Прошло уже 15 месяцев, а северокорейский режим не проявляет никакого интереса к рассмотрению вопроса, связанного с денуклеаризацией. Команда Трампа — если её можно так назвать — находится в замешательстве, предвидя неизбежный провал политики, но она не желает признавать то, что её дорогой лидер попал в передрягу. Специальный представитель США по Северной Корее Стивен Бигун продолжает консультации с третьими сторонами, убеждая их, что вопрос о денуклеаризации не снят с повестки дня. Но, кажется, Бигун остался без поддержки со стороны Болтона или Трампа, который убедил себя в том, что прогресс в переговорах зависит от его личного вмешательства.

Стивен Бигун
Стивен Бигун
Kr.usembassy.gov

Трамп, похоже, согласен с северокорейцами в том, что времени предостаточно. В конце концов, он в первую очередь заботится о защите своих дипломатических достижений до ноября 2020 года. Соответственно, ему нужно только поддерживать видимость прогресса посредством периодических позитивных саммитов.

Более того, администрация Трампа и северокорейский лидер не заинтересованы в более широком дипломатическом диалоге. Северная Корея всегда больше предпочитала двусторонние переговоры с США, потому что данный формат повышает её престиж — чего нельзя сказать о шестисторонних переговорах — и позволяет избежать впечатления, что несколько стран ополчились против Пхеньяна. С другой стороны, прогресс, достигнутый на саммитах, и дружественные письма позволили создать тёплую атмосферу между Ким Чен Ыном и Трампом, тем самым смягчив позицию последнего.

Тем временем США были рады проинформировать заинтересованные третьи страны о достигнутом прогрессе, оставив их за пределами переговорной комнаты. Другие участники шестисторонних переговоров — Южная Корея, Япония, Россия и Китай — не видели особых оснований полагать, что реальный прогресс действительно имеет место. Но они также могут позволить США взять на себя всё бремя и репутационные риски, связанные с самостоятельным урегулированием ситуации вокруг Северной Кореи.

Читайте также: Bloomberg: Китаю могут пригодиться деликатные услуги компании Apple

Недавние ракетные испытания и поведение КНДР в отношении Южной Кореи могут оказаться предостережением, направленным в адрес Трампа. Если это действительно так, то суть этого предостережения проста: если вы не задобрите нас, мы создадим вам проблемы до ноября 2020 года.

Трампу, возможно, хотелось бы, чтобы мир думал, что он сохраняет стратегическое терпение по отношению к Северной Корее. Но теперь ясно, что политика его администрации — это политика умиротворения. Сработает ли она — неизвестно. До ноября 2020 года осталось ещё много времени.