Если бы вдруг где-нибудь нечаянно рванула атомная бомба — не было бы такого смятения в умах и душах понимающих, что к чему, как когда на днях опустилась ключевая ставка ФРС. Ибо означало это только одно, и все, кому следует, это понимали. Совет управляющих Федрезерва во главе с Джеромом Пауэллом прогнулся, уступив давлению Белого дома. И важно не то, на сколько именно долей процента прогнулся в данном конкретном моменте. Лиха беда начало! Главное, что он прогнулся в принципе, обозначив тенденцию. Ибо президент США Дональд Трамп с самого своего прихода в январе 2017 года к власти регулярно выступал с критикой этого вселенского «печатного станка». Вполне обоснованно при этом полагая, что «станок» препятствует его преобразованиям, ибо заточен на интересы финансового сектора, в то время как Трамп — лоббист прежде всего промышленных кругов, сторонник американской реиндустриализации, в этом главный смысл лозунга «Make America great again».

Правление Федеральной резервной системы США. 1917
Правление Федеральной резервной системы США. 1917

Кстати, нынешним снижением американский президент остался не удовлетворен. «Наша проблема в том, что Федрезерв слишком горд, чтобы признать свою ошибку… Они должны снижать тарифы сильнее и быстрее», — прокомментировал он уменьшение ставки на 0,25% в своем Twitter. Краткий исторический экскурс. Совет управляющих (СУ) ФРС состоит из семи членов, назначаемых президентом США на 14 лет и утверждаемых Сенатом — верхней палатой Конгресса (в настоящее время их пять, две штатные единицы свободны). Каждые два года происходит ротация одного из членов СУ, что призвано обеспечивать преемственность и стабильность управления. Сама ФРС имеет статус «независимого федерального агентства», который она получила в процессе доработки законопроекта Картера Гласса и Паркера Уиллиса, подготовленного и представленного в декабре 1912 года, ровно за год до проведения через Конгресс. Статус и порядок формирования СУ был скорректирован до нынешнего вида вновь избранным президентом Вудро Вильсоном, который решил таким образом прикрыть олигархическую сущность ФРС неким, как он говорил, «замковым камнем» (лучше было бы назвать «фиговым листком») — формальной подотчетностью печатного ведомства государству. При том, что государство в Америке само вполне легально контролируется крупным капиталом через Национальный экономический совет (НЭС), этот в те времена еще «круглый стол» лоббистов интересов крупнейшего суперолигархического бизнеса. Весь цинизм продавленного Вильсоном тогда решения наглядно иллюстрировался тем, что первый состав СУ, сформированный с декабря 1913-го по август 1914 года, был подобран лично полковником Эдвардом Хаусом. Этой «тенью за троном Вильсона», как он себя именовал, ставленником в президентском окружении олигархов, на которых работал еще его отец Томас Хаус.

Ничего не изменилось и сейчас. И конфликт Трампа с ФРС, как видим, является выражением того рвения, с которым Федрезерв отстаивает интересы финансовой олигархии в ущерб реальному сектору. И не только ему. Нынешнего главу СУ ФРС назначил сам Трамп в ноябре 2017 года, а в январе 2018-го это его назначение утвердил Сенат. В состав СУ Пауэлл был введен в 2012 году Бараком Обамой. И его выдвижение в 2018 году, когда до истечения 14-летия оставалось восемь лет, говорит о плановой ротации и о том, что до 2026 года (два четырехлетних срока) нынешний глава им должен был и оставаться. Так планировалось, но не факт, что так будет теперь, когда Трамп, освободившийся от «дамоклова меча» спецпрокурора Роберта Мюллера, отчего он, видимо, Пауэлла и назначил, занялся Федрезервом вплотную. Нынешняя история с добровольно-принудительным снижением ставки и с пожеланием Трампа в этом направлении «ускориться», скорее всего, получит разрешение через полтора года, если действующий президент США переизберется на второй срок. И на волне этого триумфа получит развязанные руки. С пониманием основных обстоятельств этой фабулы можем переходить к современности.

Штаб-квартира ФРС США в Вашингтоне
Штаб-квартира ФРС США в Вашингтоне
Dan Smith

7 августа, ровно через неделю после решения ФРС о снижении учетной ставки, в борьбу Трампа с Федрезервом включилась «тяжелая артиллерия». Беспрецедентный демарш сразу четырех, всех ныне здравствующих экс-президентов ФРС — Пола Уолкера, Алана Гринспена, Бена Бернанке и Джанет Йеллен (которой Трамп «зарубил» второй срок и которую заменил Пауэллом) — это вторая информационная «атомная бомба», разорвавшаяся всего за одну неделю на том же самом месте. В The Wall Street Journal (WSJ), центральном органе «олигархического ЦК партии Уолл-стрита», под рубрикой «Мнение» появляется небольшая статья «Америка нуждается в независимом Федрезерве». И ее авторство принадлежит вышеупомянутой «банде четырех» бывших глав ФРС. Ну и о чем же они поведали urbi et orbi? Прежде всего, буквально бросаются в глаза две вещи: ни о «снижении учетной ставки», ни о Трампе — ни слова. Обтекаемые и внешне ничем не примечательные формулировки, за которыми, однако, бушует настоящий «вулкан страстей».

«Как бывшие председатели СУ ФРС, мы едины в убеждении, что ФРС и ее председатель должны иметь возможность действовать в интересах экономики независимо от политического давления и, в частности, без угрозы удаления или понижения в должности по политическим причинам». Далее: «Вместе мы служили нашей стране почти 40 лет и назначались и переназначались шестью президентами, как республиканскими, так и демократическими. Каждый из нас принимал трудные решения, помогающие… максимальной занятости и стабильным ценам. Не все наши решения были идеальными, но они были свободны от партийных оценок и политических мотивов. И обеспечивали долгосрочные экономические интересы граждан…».

«Сорок лет водили всех по пустыне, чтобы «какой-то выскочка» нам это всё похоронил!» — так прямо и прорывается сквозь завесу псевдоакадемической политкорректности слога и «штиля». За этой «присказкой» следует плавный переход в настоящую «сказку». «История, как в США, так и за рубежом, неоднократно показывала, что экономика сильна и функционирует лучше всего, когда центробанк независим… и полагается исключительно на надежные экономические принципы и данные. …Исследования показали, что денежно-кредитная политика, основанная на политических (а не экономических) потребностях момента, приводит к ухудшению экономических показателей в долгосрочной перспективе, включая более высокую инфляцию и более медленный рост. Даже представление о том, что решения денежно-кредитной политики политически мотивированы или находятся под влиянием угроз того, что политики не смогут выполнять свои обязательства, может подорвать уверенность в том, что центробанк действует в интересах экономики. Это может привести к нестабильности финансовых рынков и ухудшению экономических результатов».

Дональд Трамп
Дональд Трамп

И квинтэссенция этого «манифеста»: «Конгресс мудро создал ФРС в виде независимого агентства с региональным участием и гарантиями от политических манипуляций. Среди этих гарантий — 14-летний срок для членов СУ… и положение о том, что управляющие ФРС, включая председателя и вице-председателей, могут быть отстранены только за нарушения закона…, а не из-за политических разногласий с политическими лидерами… Когда закончится четырехлетний срок полномочий нынешнего председателя, у президента будет возможность вновь назначить его или выбрать кого-то нового. Эта кандидатура будет утверждена Сенатом. Мы надеемся, что это решение будет основываться на компетентности и честности потенциального кандидата, а не на его политической лояльности. Крайне важно сохранить способность ФРС принимать решения, основанные на наилучших интересах нации, а не на интересах небольшой группы политиков».

О чём забыли сказать авторы статьи в олигархическом рупоре?

Первое. О том, что «независимость» ФРС, как и любого другого центробанка, включая ЦБР — фикция. «Надежные экономические принципы и данные» здесь — совокупность олигархических интересов, из этого и следует исходить при расшифровке этого ультимативного императива. «Независим» только «неуловимый Джо», который никому не нужен. Независимость от своих властей, которую Уолкер & Co шифруют под «гарантии от политических манипуляций», означает зависимость от властей чужих. Каких именно? От глобальных концептуальных властей, контролирующих процессы в экстерриториальном «глобальном государстве», которое пока ограничивается Западом, но в рамках глобализации стремится к расширению своей власти и юрисдикции на весь мир. Одним словом, если перевести эту тему в плоскость действующих глобалистских институтов — от Банка международных расчетов (БМР), в Базельский клуб при котором входят все центробанки, за исключением, среди относительно крупных стран, Сирии и КНДР.

Конечно, ФРС — особая «статья». Федрезерв входит в ультралиберальный «Вашингтонский консенсус» и, главное, в нём расположен глобальный «печатный станок», производящий главную мировую резервную валюту — доллар США, хотя справедливее называть его «долларом ФРС». Подробнее, чтобы не повторяться, все эти расклады автором этих строк показаны здесь. И следует обратить внимание вот на что. Внешним центром по отношению к G20 в этом материале «Почему «семерка» и «двадцатка» — лишь ширмы глобального управления?» называется как раз БМР как инструмент контроля над центробанками, влияющий на «двадцатку». Этот контроль осуществляется, во-первых, через МВФ и группу Всемирного банка, которые имеют статус 21-го и 22-го членов «двадцатки» и входят в список специализированных учреждений и партнеров ООН. А во-вторых, через FSB (Financial Stability Board) — Совет по финансовой стабильности самой G20, завязанный на БМР через входящий в его структуру Базельский комитет по банковскому надзору.

Внешним же центром по отношению к самому БМР является так называемая «Группа тридцати» (G30) — объединение переплетенных друг с другом интересами влиятельнейших частных и государственных банкиров, которое и обеспечивает приоритет частных интересов при капитализме над государственными и общественными. И если мы «копнем» список членов «тридцатки», о которой в нашем информационном поле вслух рассуждать «не принято», то увидим в должности «заслуженного» председателя G30 того самого Уолкера, одного из авторов статьи в WSJ. А в числе наиболее приближенных членов «тридцатки» — экс-глав БМР Джейма Каруану и Кристиана Нойера. Еще его членом является Филипп Гильдебрандт, входящий в совет директоров глобальной компании по управлению активами BlackRock, одной из 12 таких компаний, управляющих всеми мировыми транснациональными банками и корпорациями через систему «институциональных инвесторов» и ПИФов — паевых инвестиционных фондов. А еще Марк Карни и Мервин Кинг — действующий и бывший директора Банка Англии, владеющего, по некоторым данным, контрольным пакетом акций той самой ФРС, на которую «покушается» Трамп и за которую заступается от имени «тридцатки» Уолкер. И на поддержку которой, как «заслуженный председатель» G30, он поднимает все прикормленное олигархами банковское сообщество, в котором частные интересы очень давно, еще с конца XVII века, управляют государственными.

Уилбур Кунс. Вудро Вильсон подписывает Закон о Федеральном резерве
Уилбур Кунс. Вудро Вильсон подписывает Закон о Федеральном резерве

Второе. Авторы статьи в WSJ забыли рассказать о том, что «негативные последствия» от давления на ФРС со стороны «политических властей», которыми они пугают президента Трампа, не называя его и давая время «исправиться» и не отстранять Пауэлла, всегда носят исключительно рукотворный, управляемый характер. Так, резко опустив в мае 1920 года учетную ставку и создав условия для промышленного развития, центробанкиры СУ ФРС в феврале 1929 года ее резко подняли; именно это и спровоцировало Великую депрессию, которая перевела подготовку новой мировой войны из сферы теории в практическую плоскость. Трамп в конечном счете возражает именно против этого — не как противник войн, разумеется, а как политический лидер, не желающий быть втянутым в войну не своими решениями, а внешними по отношению к своей политической власти олигархическими манипуляциями.

Для нас же самое главное то, с чем мы, в России, сталкиваемся ежечасно и ежеминутно. «Правила игры», установленные олигархами и их ставленниками в ФРС в рамках «игры в капитализм», являются главным источником асоциальной политики правительства и ЦБР, которые полностью зависимы от БМР и Базельского клуба. Игры с учетной ставкой ФРС больно бьют по национальным интересам США и других развитых стран Запада. Но в зоне периферийного, зависимого капитализма, в которой находится Россия, они просто тем более порождают и усугубляют тупик нескончаемого кризиса, при котором, как у нас сейчас, пять лет не растут реальные доходы населения и более четверти детей страны живут, точнее, выживают на доходы родителей, которые ниже прожиточного минимума.

И надо понимать, что вся демагогия вокруг размеров учетной ставки, цен на нефть и прочих «прибамбасов» глобализации — это увод в сторону от реальной дилеммы. А она по-сталински звучит так: «Быть народам нашей (и не нашей — В.П.) страны свободными или впасть в порабощение». При капитализме порабощение гарантировано, а выход из него осуществляется путем формирования альтернативной мир-системы, опыт Советского Союза да будет нам здесь в помощь. Именно поэтому молчок об «атомном взрыве» в мире глобальной политики от WSJ в российских СМИ: всякий анализ за рамками скудной телеграфной констатации — есть такой «месседж», и подписан он такими-то — выведен за рамки информационного поля. Чтобы не пришлось объяснять читателю вот эту самую суть вопроса и то, что стоит на кону. Короче говоря, перспективы от деятельности Трампа, нарисованные Уолкером и примкнувшей к нему троицей экс-президентов ФРС низшего ранга (не входящих в «Группу тридцати»), таковыми окажутся только при капитализме. Повсеместная смена экономического, социального и политического строя кардинально меняет и эти перспективы, и сам контекст, в который помещены обсуждаемые события. Разумеется, в сторону широких интересов и в ущерб интересам финансовой олигархии, а также ее политической и псевдоинтеллектуальной обслуги.

Закон о банковской деятельности, подписанный Рузвельтом 23 августа 1935 года, завершил реструктуризацию Федерального резерва и финансовой системы
Закон о банковской деятельности, подписанный Рузвельтом 23 августа 1935 года, завершил реструктуризацию Федерального резерва и финансовой системы

Третье. Авторы письма-статьи в WSJ очень хорошо понимают суть предъявленного Трампом ультиматума, ставящего Пауэлла и других руководителей ФРС перед выбором: дальше пытаться устроить новую Великую депрессию или сохранить должность и связанные с ней привилегии? По закону о ФРС президент США может досрочно прекращать полномочия любого из членов СУ, включая председателя. Именно поэтому они так стенают за «независимость», то есть за зависимость не от национальных, а от внешних центров (G30, БМР и т.д.), педалируя тему «непартийного», надидеологического управления экономикой. Когда вам, читатель, про такое управление, извините, «трут», то знайте: защищают стоящую над партиями и управляющую этими партиями, кормящую их с руки концептуальную власть. По словам Дэвида Рокфеллера, «диктатуру буржуазии». Власть, за которую не голосуют на выборах и которая скрывается под ширмой выборных результатов, передавая власть глобалистской олигархической буржуазии, по Карлу Марксу, «из одной руки в другую и обратно».

Характерно то, что авторы олигархического пасквиля с претензией на манифест даже не пытаются вспомнить об интересах народа (и народов) — мысли такой сходу в голову не приходит, а думать этой головой некогда, «приспичило». И именно поэтому они ограничивают поставленную ими дилемму выбором между интересами нации и «небольшой группой политиков» в лице Трампа. Хотя на самом деле выбор стоит между общими интересами этих субъектов, находящихся вместе на одной стороне глобальных «баррикад», и интересами олигархической буржуазии, навязывающей американскому и другим народам планеты, в том числе российскому, через либералов в правительстве и ЦБР, внешнее управление. В рамках того самого глобального экстерриториального государства, о котором мы упоминали.

Встреча лидеров России, Индии и Китая
28 июня 2019 года Осака
Встреча лидеров России, Индии и Китая
28 июня 2019 года Осака
Kremlin.ru

И последнее, своего рода резюме. Не разглашаемые реальные договоренности, достигнутые на полях саммита G20 в Осаке, видимо, настолько перепугали и перевозбудили встроенных в процесс и потому знакомых с ним хозяев ФРС, что те принялись усиленно вредить всем ведущим субъектам «глобального треугольника», о чём приходится говорить и писать всё последнее время. Однако имея в виду ширящийся, судя по статье в WSJ, раскол западных элит, каждый из флангов этого раскола играет свою игру. Яркий показатель — новые американские санкции против России, которые на самом деле ведут к подрыву в нашей стране позиций МВФ и тех номенклатурно-компрадорских элементов, которые с этими позициями тесно связаны и их обеспечивают. То же самое и с Китаем: новые таможенные тарифы, которые вводятся против этой страны с 1 сентября американской стороной, вслед за антироссийскими мерами, как нельзя лучше работают на сближение Москвы и Пекина. И очень похоже, что в этом заключается смысл той контригры, которая ведется определенными кругами на Западе, рассчитывающими на сохранение глобального статус-кво и, следовательно, на подрыв позиций глобалистов руками наших двух стран, но не порознь, что невозможно, а совместными усилиями.

Встречная глобалистская игра, похоже, заключается в прямо противоположном. А именно: устроить между Москвой и Пекином своеобразный кастинг с расчетом на их столкновение в борьбе за роль будущего глобального центра после того, как будут добиты Штаты во главе с Трампом. Если такая борьба, даже в форме конкуренции, действительно начнется, а признаем, что у этого сценария есть заинтересованные сторонники и в России, и в КНР, и они себя всё активнее обнаруживают, то замысел глобалистов окажется тем ближе к осуществлению, чем острее и бескомпромиссней такая борьба развернется. Похоже, что поссорить всех со всеми и на волне этого всеобщего противостояния, устранив с арены Трампа, породить вселенский хаос — в этом и состоит суть той стратегии, которую еще не к ночи помянутый Бжезинский укладывал в формулу «евразийских Балкан». Именно об этом и сигнализирует нам адресованное элитам и потому тщательно скрываемое от широкой общественности послание «патриарха» либероидной монетаристики Пола Уолкера и троих его эпигонов-последователей по руководству ФРС, с каждой новой сменой всё меньшего и всё более убогого, местечкового калибра.

Полный и необратимый крах «либерального Карфагена», который ДОЛЖЕН БЫТЬ и будет РАЗРУШЕН — не просто веление времени, но и залог выживания человечества. По крайней мере, в его привычном виде и обличье.