Послу Эллиоту Абрамсу президент Соединённых Штатов поручил одну из самых сложных задач в международной политике десятилетия — добиваться перехода к демократии в Венесуэле, пишет испанское издание ABC. Абрамс приступил к своим обязанностям 25 января (через два дня после того, как Хуан Гуайдо объявил себя временным президентом), назвав кризис в латиноамериканской стране «сложным и опасным». В конце прошлой недели он побеседовал о ситуации в Венесуэле с представителем ABC в своем кабинете в здании Госдепартамента в Вашингтоне.

Эллиот Абрамс
Эллиот Абрамс
(cc) Miller Center

Посол подчеркнул, что режим Николаса Мадуро обязан своим выживанием поддержке Кубы и особенно — России. Кроме того, он заверил, что хотя США предпочитают дипломатический путь смены власти в карибской стране, вариант военного вторжения по-прежнему рассматривается.

Журналист спросил Абрамса, считает ли он эффективными индивидуальные санкции (такие, как были наложены на четырех высокопоставленных военных разведчиков Венесуэлы в минувшую пятницу). Дипломат ответил утвердительно: «Они дают прямой эффект, потому что не позволяют лицам под санкциями путешествовать или осуществлять финансовые транзакции в США. Если такой человек привык летать на Майами, если у него здесь есть жилье или сбережения — а это бывает чаще, чем может показаться — то этому приходит конец».

Также прозвучал вопрос об истинной численности кубинцев в Венесуэле. Бывший глава разведки Мануэль Кристофер Фигуэра, бежавший в США, называл цифру в 15 тысяч. Абрамс не согласился: «Мы считаем, что реальное количество — 25 тысяч кубинцев. Это включая докторов, учителей и всех остальных. Должен признаться, преподаватели тоже могут быть шпионами и осведомителями. Кроме того, 3 тысячи кубинцев работают непосредственно в разведке, прежде всего в Каракасе, занимаясь шпионажем за военными и гражданскими и обучая венесуэльцев — в том числе пыткам. Мы можем утверждать, что пока им удается предотвращать государственные перевороты. Чтобы понять степень их влияния, достаточно вспомнить, что телохранители Мадуро — кубинцы. Мне кажется, что кубинцы — это центральная нервная система режима».

Тогда представитель ABC поинтересовался, насколько для выживания режима важна Россия. «Очень важна, по разным причинам, — ответил посол. — Первая — это психологическая и политическая ценность для режима поддержки такой большой страны, как Россия. Без сомнения, это дает Мадуро уверенность, что он может оставаться у власти. Кроме того, русские блокируют осуждение режима в Совете Безопасности ООН, как и Китай, но Китай, я думаю, делает это, чтобы идти рука об руку с Россией. Если русские воздержатся, полагаю, что китайцы сделают то же самое. Другая важная причина — «Роснефть». Венесуэла должна ей много денег — настолько, что в прошлом году долг составлял 8 млрд долларов. Когда мы подвергли санкциям PDVSA [венесуэльскую государственную нефтяную корпорацию], первое, что сделала Венесуэла, — обратилась в «Роснефть», чтобы ей помогли продать нефть, которую раньше покупали мы. И «Роснефть» это сделала — очевидно, потому, что так распорядился Путин».

Под конец беседы журналист спросил о возможности вооруженного вторжения коалиционных сил в латиноамериканскую страну. «Это не наш приоритетный сценарий, — отметил Эллиот Абрамс. — Предпочтительный путь — дипломатическое, экономическое и политическое давление. Тем не менее ни один президент не может полностью исключать другой вариант… Посмотрим, что принесет нам будущее. Сейчас достаточно сказать, что мы способны использовать военное давление».